ВОССТАНИЕ КАЗАКОВ В 1711г. И СВЕДЕНИЯ О СОБРАННОМ НА КАМЧАТКЕ ЯСАКЕ С 1707 ПО 1717 гг.

4. «Отписка» якутских воевод Петру I от 14 марта 1712 г.

Великому государю (полное) холопи твои Яков Елчин, Иван Татаринов челом бьют. В прошлом, государь, 706 году, по твоему, великого государя, указу и по грамоте из Сибирского приказу, за приписью дьяка Ивана Чепелева, прибытии в Якуцку стольников и воевод Юрья да Михайла Шишкиных [36] послан на твою, великого государя, службу в камчадальские остроги для обору твоей, великого государя, ясачной казны, якуцких казаков голова Володимер Атласов с новоприборными разных городов и с якуцкими служилыми людьми; и о той его, Володимеровой, с служилыми людьми посылке к тебе, великому государю, к Москве в Сибирской приказ писано. Да в прошлом же, государь, 707 году, маия в 28 день, в твоей, великого государя (полное), грамоте из Сибирского приказу, за приписью дьяка Ивана Чепелева, в Якуцк писано, велено послать из Якуцка в камчадальские ж остроги охотников и в неволю и холостых казаков и казачьих детей и промышленных людей добрых и ко всякому делу искусных 100 человек, да к тем в прибавку из Енисейска, из Тобольска, и из Брацкаго, и из Илимска, и из казачьих же детей 70 человек; а которые казаки или казачьи дети похотят вместо себя в ту службу нанимать из охочих и из гулящих, и им в ту службу нанимать и дать им в Якуцку твое, великого государя, денежное и хлебное и соляное жалованье против якуцких холостых казаков на 2 года, да по пищале человеку. Да в ту ж посылку дать 4 пушки малых да пороху мелкого винтовального 10 пуд, свинцу то ж число, да с Москвы твоего, великого государя, жалованья служилым людем денег 2000 рублев, да из Якуцка из таможенного и кабацкого сбору из иных доходов отпустить 3000 рублев, всего 5000 рублев, да товаров на иноземскую руку на 100 рублев, и призывать их иноземцов, всячески домогаючись, или службою, как возможно, под твою, великого государя высокосамодержавную руку в ясачный платеж немалое число. А которые люди на Камчатку реку пойдут, и в чем учнут быть противны, или непослушны, и станут играть зернью и каким воровством промышлять, и начальным людем, которое с ними посланы будут, тех служилых людей от воровства их унимать и за ослушание и воровство чинить им наказание, смотря по винам, бить кнутом и батоги; а которые и смертной казни будут достойны, и таких, за дальным разстоянием, казнить велено, не описываясь к тебе, великому государю, к Москве и в Якуцкой.

И по тому великого государя указу посланы из Якуцка на твою службу в камчадальские остроги прикащики и с ними якуцкие и новоприборные разных городов служилые люди: в 707 году сын боярской Петр Чириков, в 708 году сын боярской Иван Панютин в 709 году пятидесятник Осип Липин, 710 году Василий Севастьянов, в 711 году дворянин Василей Колесов, а сколько служилых людей и на жалование им твоей, великого государя, денежной и подарочной казны и пороху и свинцу и пушек и ружья послано, и что им для той камчадальской службы твоего, великого государя, денежного и хлебного и соляного жалованья в Якуцку дано, о том к тебе, великому государю, к Москве в Сибирской приказ якуцкой прежней воевода стольник Дорофей Траурнихт и я, холоп твой Иван Татаринов, писали имянно в прошлом же 711 году, октября в 6 день, с якуцким сыном боярским Григорьем Ждановым с товарищи. И в нынешнем, государь, 712 году, генваря в 30 день, в описке наказного прикащика казака Алексея Пещера из Верхнего Камчадальского острогу к прежнему воеводе Дорофею Траурнихту и ко мне, холопу твоему Ивану Татаринову, в Якуцк написано. Посланной же из Якуцка прикащик казачей пятидесятник Осип Липин, на перемену к прежнему прикащику сыну боярскому Петру Чирикову с служилыми людьми в камчадальские остроги пришел Пенжинским морем августа в 22 день 710 году, и в наличной твоей, великого государя, денежной и пороховой и свинцовой и оружейной и в подарочной казне и по спискам в служилых и промышленых людех и в аманатах, опричь сборной прошлых годов твоей, великого государя, ясачной соболиной и лисичной и бобровой казны с ним Петром росписался, а сборную твою, великого государя, соболиную и лисичную и бобровую казну Петр Чириков с служилыми людьми, которые наряжены были с тою казною в провожатых до Якуцка, из Верхняго [37] Камчадальского острога осенним временем сплавил по Камчатке реке, в батах, в Нижней Камчадальской острог, и убрана ясачная соболиная и лисичная и бобровая казна в анбарах. А Осип де Липин, в бытность свою в Верхнем Камчадальском остроге на приказе, декабря с 1 числа, собрав твоей, великого государя, казны 31 соболь и 3 лисицы красных, и декабря с 6 числа того ж 711 году поехал он, Осип, из того острогу в Нижней острог для розряду и о высылке кормов на другое море, на Кигиль, служилых людей, которые наряжены итти с твоею, великого государя, казною в Якуцкой город с Петром Чириковым по Пенжинскому морю, и ему де, Алексею, по заручной своей памяти, велел он, Осип, быть в Верхнем Камчадальском остроге закащиком, и для осторожности у твоей, великого государя, казны и у ясачного сбору и у служилых людей и у аманатов до его, Осипова, приезду; и управя де он, Осип, в том Нижнем остроге о твоей, великого государя, казне и о служилых людех, поехал в Верхней Камчадальской острог с прежним прикащиком Петром Чириковым. И генваря де в 29 день, прежних посылок у служилых людей Данила Анцифоровых с товарищи учинилась злая мысль: не допустя де до острогу из тех служилых 3 человека, по его, Данилову, с товарищи велению, Харитон Березин, Григорей Шибанов, Степан Большаков ножем его, Осипа, зарезали до смерти. И пришед де они, Данило с товарищи, 20 человек, в ясачное зимовье, про то убийство сказали, а по дорогам де от нижнего зимовья поставили они заставы, чтоб о том в Нижней острог ведомости не пропустить. И учали де они, Данило с товарищи, призывать к своему зломыслию иных волских чинов людей и говорили: естли де кто с ними хочет служить на Большей реке и смирять неприятельских неясачных людей, тот бы к ним выступался. И по тому де их призыву пристали к нему, Данилу, с товарищи казаков 11 чел., а осталые де служилые люди в Верхнем Камчадальском остроге про тот их, Данилов с товарищи, злой совет не ведали. И собралось де у него, Данила, в Верхнем Камчадальском остроге служилых и промышленных людей 31 человек.

И генваря де в 30 день 711 году, они, Данило с товарищи, из Верхнего острогу собрався, пошли в Нижний острог, а для какова вымыслу пошли, того де они, Алексей и служилые люди, которые остались в Верхнем Камчадальском остроге, не знали ж. А смирить де и перехватать тех убойцев в то время было не с кем, потому что служилые люди разосланы в посылки по разным сторонним рекам для сбору твоей, великого государя, ясачной казны, а за теми де посылками осталось у него, Алексея, в том остроге служилых и промышленных людей, которые твоему, великого государя, указу были послушны, малолюдство. И живет де он, Алексей, с ними, осталыми людьми, у твоей, великого государя, казны с великим опасением, боясь его, Данила, потому что он, Данило, собрався многолюдством, заводят круги, и называют его, Данило, атаманом, а Ивана Козыревского ясаулом, и учинены у них меж собою десятники, и вынесши де знамя, в ту злую мысль призывают и иных служилых и промышленных людей в неволю, кто итти не похочет, и тех убьют каршами. А после де убийства Осипа Липина, он, Алексей, своею посылкою собрав твоей, великого государя, ясачной соболиной и лисичной и бобровой казны в Верхнем Камчадальском остроге и с прежних ясашных изменников Пенжинского и Бобровского моря на 711 и на прошлые годы, всего и с Осиповым сбором 18 сороков 27 соболей, 153 лисиц красных, 5 лисиц сиводущатых, 28 бобров морских, и та сборная твоя, великого государя, ясачная казна ныне в Верхнем Камчадальском остроге положена в казенной анбар. Да в том же де казенном анбаре твоей, великого государя, казны после Осипа Липина, за всякими росходы, явилось в остатке на лицо денег по счету 2 р. 23 ал. 4 деньги, да воинских припасов 1 пуд 23 фунта пороху пушечного, 1 пуд 2 фунта пороху ручного в двух флягах, 2 пуда 11 фунтов свинцу, [38] 268 ядер пушечных, знамя тафтяное ветхое, 3 пушки в станках, 8 пищалей гладких, 2 дротика, да товаров на иноземческую руку 26 фунтов меди в котлах, 25 фунтов олова в блюдах и прутового, 10 фунтов одекую, да бумаги нищей 50 дестей, 2 нопарьи, в том числе 1 ломаная, безмен весчей, гиря и оправа медные; да пожитков Якова Ярославцова, которые доправлены на нем и взяты в твою, великого государя, казну, 6 сороков 23 соболя за деньги, что даны ему были в Якуцку из твоей, великого государя, казны 500 рублев в посылку в камчадальские остроги служилым людем на жалованье; и тех де денег он, Яков, в камчадальском остроге на лицо не отдал; да в том анбаре 2 лисицы бурые без хвостов, драные и прелые, которые принесли в ясашную избу вышеписанные Данило Анцифоровых с товарищи, а взяли де они те лисицы у прежняго казачья головы Володимера Атласова. Да они ж, Данило Анцифоров с товарищи, принесли Верхнего острога в ясачное зимовье и отдали ему, Алексею, твои, великого государя, всякие дела, и окладные денежные приходные и расходные и ясашные книги, и указные памяти, и прикащичьи росписные списки и всякие записки; а которых годов и по имяном прикащиков приходные и расходные книги и дела и записки и указные памяти, того имянно в той его, Алексеевой, отписке не написано. Да в том же де анбаре объявилось твоей, великого государя, десятинные казны сбору бывшего прикащика Осипа Липина, что он собрал с промышленных людей 17 соболей, да денег 8 р. 10 ал. И марта де в 20 день того ж 711 году, вышеписанные воры Данило Анцифоров с товарищи, приехав в Верхней Камчадальской острог, вызвав к себе на постоялый двор прежнего прикащика сын боярского Петра Чирикова, которому идти было с твоею, великого государя, ясачною казною в Якуцкой, и связав ему руки назад, и наложа на ноги кандалы, бросили его в воду и в воде кольями убили до смерти. И апреля де в 17 день, после убийства прикащиков Осипа Липина и Петра Чирикова те убийцы, Данило Анцифоров с товарищи, с 75 человеки, ему, Алексею, в Верхнем остроге в ясачной избе подали за своими руками три повинные челобитные о убийстве казачья головы Володимера Атласова и прикащиков Осипа Липина и Петра Чирикова, каковы челобитные он, Алексей, под отпискою своею прислал в Якуцк. А в тех их повинных заручных челобитных 75 человек, в том числе в первой и второй написано: Осипа де Липина и Петра Чирикова убили за то: будто они, Осип и Петр, твоею, великого государя, казною воровали и в камчадальских острогах своею упрямкою тое казну остановили, и ясачных иноземцов своими обиды и налоги в шатость привели, и денежное де жалованье у них, казаков, отъимали, и непомерные к ним великие обиды и налоги чинили; а челобитчиков де их до Якуцка они, прикащики, ведая на себя многие улики и воровство, не допустили б и в том де их прикащичьем убийстве тебе, великому государю, они, Данило с товарищи, вину свою приносят 1. А против де челобитья их, Данилова с товарищи, в Нижнем Камчадальском остроге прикащик Козьма Марманской для умирения на Большей реке изменников из твоей, великого государя, казны пороху и свинцу им не дал за скудостью де порохов и свинцов купить им нечем. И они де, Данило с товарищи, после побитых прикащиков пожитки свои у них взяли, которые нападками своими они, прикащики, с них, казаков, брали, в том числе у Петра Чирикова 15 сороков соболей, 500 лисиц красных, 30 бобров морских и на те де взятые соболи и лисицы купили пороху, нарты с собаками, куклянки и парки, и пошли де они, Данило, служить тебе, великому государю, на Большую реку. Да в прошлом де 710 году, по Камчатскому Бобровскому морю в Калигирскую губу Апонского государства жителей на бусе принесло 10 человек, и ту их бусу в Калигирской губе к земле морем розбило, и подсмотря их неприятельские иноземцы боем на них напущали и 4 человек убили, 6 человек к себе в полон взяли, и они, служилые люди, тех иноземцов 4 человек боем отбили. [39] И в прошлом 711 году Апонского государства вышеписанные из тех 4 человек двое, живучи в камчадальских острогах, по руски говорить надознались малое число, а сказывают де государство свое Эдо, а около того их государства стоят 7 городов не по дальному разстоянию, но поблизку город от города. А стоит де их государство против Камчацкого Носу на Пенжинском море на острову; а сказывают, в своем государстве и в городех золото и серебро родитца, камки и китайки и дабы делают; а про иные свои товары и которые руские им удобны сказать в достаток не знают, для того что они рускому всему разговору вскоре не навыкли. В третьей челобитной написано. В прошлом де 711 году ведомо им, Данилу с товарищи, учинилось: казачей голова Володимер Атласов держит у себя в доме доброго зверя лисицу чернобурую, и они де приехав в Нижней Камчадальской острог небольшими людьми и хотели его, Володимера, связать и про такого доброго зверя спросить, и он с служилыми людьми стал дратся, и служилые де люди Алексей Посников, Григорей Шибанов, Андрей Петровых, боронясь от себя и опасаясь от него, Володимера, к себе убойства, с их казачья совету, в такой случай убили его, Володимера, до смерти, а после де того нашли они в доме у жены его, Володимеровой, 2 лисицы бурые, которые отдали они в Верхнем остроге в твою, великого государя, казну, а про третью де добрую чернобурую лисицу жена его, Володимерова, в Нижнем остроге в ясачной избе им сказала: муж де ее, Володимер, в 707 году на оборе тое лисицу бросил в огонь.

Да Верхнего ж и Нижняго Камчадальских острогов осталых служилых и промышленных людей Алексея Александровых, Федора Ярыгина, Семена Ламаева 2, с товарищи, 91 человека, которые в злую мысль и в совет к Данилу Анцифорову с товарищи не пристали, в дву их известных челобитных, каковы под отпискою прислал Алексей же Пещора, написано. Камчадальские де казаки, вор Данило Анцифоров с товарищи, забыв страх божий и преступи крестное целованье, вышепомянутых казачья голову и прикащиков Осипа Липина, Петра Чирикова побили до смерти и пожитки их по себе разделили, и чтоб те их изветные челобитные на таких воров и крестопреступников ему, Алексею, для оправдания их, в Камчадальских острогах принять и под отпискою послать в Якуцк, чтоб им впредь напрасно от них, Данила с товарищи, воровства не погинуть и не раззорится. Да вышеписанные ж Данило Анцифоров с товарищи били челом тебе, великому государю, а в Верхнем Камчадальском остроге тому ж Алексею Пещере подали за руками своими челобитную, а в челобитной их написано. Идут де они, Данило с товарищи, служить тебе, великому государю, на Большую реку, для умирения неприятельских людей и приводить под твою, великого государя, царскую самодержавную руку и в вечной ясачной платеж призывать, и чтоб им из твоей, великого государя, казны выдать пороху и свинцу и подарочной казны. И он, Алексей, против челобитья их, выдал им 20 фунтов пороху пушечного крупного, 10 фунтов ручного, 12 фунтов свинцу, да подарочной 5 фунтов одекую, котел зеленой меди, весом 5 фунтов, а из Верхняго Камчадальского острогу с ним, Данилом, служилых и промышленных людей всех собралось 44 ч., а с ним де, Алексеем, осталось в Верхнем остроге служилых людей только 45 человек, в том числе иные престарелые и хворые. Да генваря вышепомянутого 30 числа ныняшняго 712 году, из Нижняго Камчадальского острогу в отписке закащика казак Козьмы Марманского в Якуцк к прежнему воеводе Дорофею Траурнихту и ко мне, холопу твоему Ивану Татаринову, написано. Прикащик де Осип Липин пришел в Камчадальские остроги августа в 22 день 710 году и прежнего прикащика Петра Чирикова в Нижнем Камчадальском остроге заехал, и во всем он, Осип, с ним, Петром, расписался, опричь сборной твоей, [40] великого государя, ясачной казны. А росписався де он, Осин, пошел из Нижнего в Верхней Камчадальской острог, а его, Козьму, оставил в том остроге закащиком для сбору твоей, великого государя, ясачныя казны, а зимовье и служилых людей и аманатов у Петра Чирикова принял с роспискою. А росписався де он, Осип, его, Петра, и служилых людей, которые наряжены были со сборною твоею, великого государя, ясачною казною в провожатых в Якуцк из Верхнего Камчадальского острогу в Нижней острог, по осени водяным путем на поромах отпустил всяких сборов прошлых годов 155 сороков 15 соболей, две лисицы бурые, лоскут лисицы бурой 14 лисиц сиводущатых, 1794 лисицы красных, 172 бобра морских да на 711 год собрал он, Козьма, со служилыми людьми в Нижнем Камчадальском остроге ясачные казны 24 сорока 16 соболей, 2 лисицы сиводущатых, 442 лисицы красных. Да в твоей, великого государя, казне прежнего прикащика Петра Чирикова пожитков 20 сороков соболей, шуба пластинчатая, лисица, за его, Петровою, печатью 50 лисиц красных, служивого человека Семена Ламаева 15 сороков соболей, промышленного Ивана Орехова 8 сороков соболей да таможного десятинного сбору 191 лисица красных, 15 бобров морских, 6 лисиц сиводущатых, да годового оброку с промышленных людей 7 соболей, 3 лисицы сиводущатых, 90 лисиц красных. Всего в камчадальских острогах твоей, великого государя, соболиной казны и таможенного сбору и прикащичьих пожитков 248 сороков 25 соболей, шуба пластинчатая, 3 лисицы бурых, лоскут лисицы бурой, 30 лисиц сиводущатых, 2648 лисиц красных, 215 бобров морских, и та сборная твоя, великого государя, окладная и неокладная казна в Нижнем положена в казенной амбар. И будучи де он, Осип, в Верхнем декабря по 6 число, и с того числа поехал он, Осип, в Нижней Камчадальской острог, для отпуску в Якуцкой с твоею, великого государя, казною и для наряду служилых людей. И приехал де он, Осип, в Нижней декабря в 13 день, и с твоею, великого государя, казною нарядил он, Осип, служилых людей в Якуцкой Пенжинским морем из Нижняго за волок на другое море на Кигиль с кормами, и управя де он, Осип, в Нижнем об отпуске твоей, великого государя, казны, поехал в Верхней острог с Петром же Чириковых генваря в 13 день. И февраля де 1 день 711 году, Верхняго Камчадальского острогу служилые люди Данило Анцифоров, Иван Козыревской, в четырех человеках, приехав в Нижней острог в самое оплошное время, повечеру, и приезд де его, Данилов, в Нижней острог никто служилые люди не ведали. И подослал де он, Данило, к голове казачью Володимеру Атласову в дом с ложною составною грамоткою 3 человек служилых людей; Алексея Посникова, Григорья Шибанова, Андрея Петровых и велел зарезать его, Володимера, до смерти, в кое время он, Володимер, приняв грамоту, учнет прочитать. И они де, Алексей Посников с товарищи, пришед, застали его, Володимера, в доме соннова и в верхней горнице зарезали ножами до смерти. И то ж де время послал он, Данило, по товарищей своих, а товарищи де его, Даниловы, были оставлены в прикрытом месте в лесу, от острогу разстоянием в полуверсте, и объявилось с ним, Данилом, казаков из Верхнего острогу 31 человек, и стали де они, Данило, десятками своими на 3 двора, с нарядным делом, с оружьем и с копьями и учали де статки и животы прикащиков Володимера Атласова, Петра Чирикова, Осипа Липина делить по себе и служилых людей к себе в думу призывать. И подозвал де он, Данилов, в том Нижнем остроге к себе в злую думу и в шатость служилых и бездомовных 31 же человека, и собралось де у него, Данила, в той злой думе многолюдство.

А из Нижнего де острогу служилые люди многие были в тех числах разосланы для ясачного твоего, великого государя, сбору в разные иноземские остроги и по рекам; а за теми де розсылками оставалось в том остроге всякого служилого люду малое число, и ныне де в Нижнем остроге после его, Данила Анцифорова, осталось на лицо только 78 человек, и из них [41] многие стары и дряхлы и твоей, великого государя, службы служить не могут, а в злой де совет те служилые люди к Данилу Анцифорову не пошли. И он де, Козьма, с теми осталыми вышеписанными служилыми людьми живет у всей твоей, великого государя, казны с великим опасением и бережью, боясь от злых худых многолюдства людей такова ж убийства, потому что де он, Данило, с товарищи заводили круги и знамена выносили, и под знаменем друг друга каршами били, и называли его, Данила, атаманом, и меж собою ясаулами и десятниками росписывались. Да в том же де Нижнем остроге были за караулом 4 человека полонеников Апонского государства, которых взял в походе прежней прикащик Петр Чириков на Бобровском море бусою розбитых морем, изготовлены были в отпуск в Якуцкой, из того де числа Данило Анцифоров с товарищи взяли сильно 2 человек и увезли с собою, а ныне де осталось в Нижнем остроге тех полонеников 2 человека. Да в тех же числах он, Данило, товарищей своих, 8 человек, на Пенжинском море на Кигиль реку посылал по пожитки Володимера Отласова. И те его, Даниловы, посыльщики ездя на Кигиле реке, пожитки Володимера Отласова взяли и кормовые запасы служилых людей, у которых были перевезены в отпуск в Якуцкой за волок, все побрали и твои, великого государя, судовые припасы, паруса и шеймы, которые оставлены были от прикащика Осипа Липина, и те де парусы драли и судовые припасы резали и по себе делили. И от того де их, Данилова, убийства и грабежу, тем Пенжинским морем в Якуцкой отпуск учинилась твоей, великого государя, казне остановка. И он де, Козьма, с служилыми людьми, с тою твоею, великого государя, вышеписанною сборною всякою наличною казною и осталыми двумя человеки посланниками намеряет итти Олюторским морем и строить по Камчатке реке под твою, великого государя казну суды мелкие, скудости ради и недостатков снастей и парусов. А по Пенжинскому морю, при бытности своей, бывшей прикащик Осип Липин хотел итти с одною твоею, великого государя, соболиною казною, а лисичную же и бобровую оставить в Нижнем остроге для того: им де тем Пенжинским морем со всею казною поднятца не на чем; и на Кигиле де реке служилые люди судового лесу на строение судов не обискали; а Осип де Липин пришел на 6 судех мелких, и всю твою, великого государя, казну теми мелкими судами поднять было ему не в мочь же. И по вышепомянутым, государь, камчадальских прикащиков Алексея Пещеры и Козьмы Марманского отпискам, февраля в 2 день нынешняго ж 712 году, прежней воевода стольник Дорофей Траурнихт и я, холоп твой Иван Татаринов, велели ту камчацкую сборную 707 и 708 и 709 и 710 и 711 годов твою, великого государя, казну и всякую мягкую рухлядь посланному нынешняго 712 году прикащику, дворянину Василью Колесову, с прежним прикащиком с Васильем Севастьяновым, или с кем надлежит, выслать в Якуцкой без всякого одержания, и до Акланского и Анандырского велети твою, великого государя, казну везти с великим опасением, чтоб до Анандырей ту казну проводить от немирных иноземцов и довезти в целости.

А вышеписанных воров и бунтовщиков, пущих к злому умыслу заводчиков и смертных убийцов, Данила Анцифорова, Харитона Березина, Степана Большакова, Алексея Посникова, Григорья Шибанова, Андрея Петровых в смертном убийстве камчадальских прикащиков казачья головы Володимера Атласова, Осипа Липина, Петра Чирикова, по их, Даниловым, с товарищи повинным челобитным, и пущих заводчиков всех, которых у тех челобитен руки есть, сыскав роспросить, и в том злом умысле и в смертных убивствах пытать накрепко, кто из них к такому злому умыслу и к смертному убийству, сверх Данила Анцифорова с товарищи, еще пущие заводчики. А по роспросам и пыточным речем, по твоему, великого государя, указу и по соборному уложенью и по градским законам, и по новым статьям [42] 177 3 и по статьям же 192 4 и по наказным статьям 205 5, и по 3 твоим, великого государя, грамотам 707 годов, и их повинных челобитен, тех вышепомянутых воров и смертных убийцов, Данила Анцифорова с товарищи, 6 человек, буде они с пыток в том убийстве против своих повинных челобитен повинятся, при многих руских людех и иноземцах, велели казнить смертию для того, что они в повинных своих челобитных написали: убили де они вышепомянутых прикащиков Володимера Атласова за то, будто он с казаками стал дратся, а Петра Чирикова и Осипа Липина будто за изгони и налоги их и за отерь у них денежного жалованья. Да и для того их воров велели казнить смертию, чтоб в такой дальней стране впредь иные также воровать не помышляли и к такому злу не приставали и прикащиков побивать до смерти не дерзали; а достальным всем, которые в том злом совете и умысле были, велели учинить жестокое наказанье, бить кнутьем, и сказать им твой, великого государя, указ с подкреплением, что им за такое их злое дело учинена легкая казнь, чтоб они вины свои тебе, великому государю заслужили и впредь бы так не делали. И о том к камчадальскому прикащику к дворянину Василью Колесову послана в путь в нагонь, наскоро, указная память с нарочными посылщики, с якуцкими казаками с Тимофеем Воробьевым, с Григорьем Кожевиным, а под тою указною памятью, для подтвержения, из твоего, великого государя, указу, из соборного уложенья и из статей и из грамот послана к нему, Василью, выписка из Камчадальском остроге со всего посланного твоего, великого государя, к Василью Колесову указу списав списки, велено оставить в ясачных избах впредь для ведения и страху таким ворам. А животы убитых прикащиков и кажненых воров пожитки, что их явитца, и 4 человек полонеников отискав, велено прислать в Якуцк с твоею, великого государя, сборною казною вместе. А служилым людем, Алексею Пещере, Семену Ламаеву, Тимофею Путимцову, Козьме Марманскому, Ивану Харитонову, Петру Иконникову с товарищи, которые к тому злому умыслу и убийству не пристали, велено сказать при всем народе твое, великого государя, милостивое слово. А что по тому делу учинено и как та твоя, великого государя, казна в Якуцкой в присылке будет, о том к тебе, великому государю, мы, холопи твои, станем писать впредь с нарочными посылщики не замотчав. А сию отписку к тебе, великому государю царю и великому князю Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя России, послали мы, холопи твои, через почту до Илимска с посылщики, с казаком с Иваном Орефиным с товарищем, марта в 14 день нынешняго 712 году, и велели подать в Сибирском приказе губернатору князю Матвею Петровичю Гагарину с товарищи.

Памятники сибирск. истории XVIII в., кн. 1, стр. 472-486.

Комментарии
1. Волнение казаков на Камчатке в 1711 г. вызывалось не только целым рядом злоупотреблений со стороны камчатских приказчиков, не ограничивавшихся выколачиванием в свою пользу сверхъясака с туземцев и часто наживавшихся даже на казаках, задерживая так называемое «казацкое жалованье». Решающим требованием восставших был дележ награбленного у туземцев поровну между всеми казаками. В этом заключался и смысл образования казачьего круга, когда после избрания атамана и есаула казаки разъезжали по Камчатке, собирая для себя ясак.

2. В «Памятниках сибирской истории» ошибочно напечатано «Лалаев».

3. В 1669 году.

4. В 1684 году.

5. В 1697 году.