odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Грамота из Сибирского приказа даурским служилым людям Онуфрию Степанову с товарищами...

1655 г. марта 15. — Грамота из Сибирского приказа даурским служилым людям Онуфрию Степанову с товарищами об управлении ясачным населением, живущим по Амуру, и с запросом сведений о судьбе посольства Т. Е. Чечигина

/л. 74/ От царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя Росии самодержца, в Сибирь, в Даурскую, и в Дючерскую, и в Гиляцкую земли служилым людем Онофрею Степанову с товарыщи.

В прошлом во 160 году по нашему указу послан был от нас в Даурскую землю для нашего дела Дмитрей Зиновьев, и в нынешнем во 163 году Дмитрей Зиновьев из Даурские земли к Москве приехал, а привез с собою нашу соболиною казну вашего збору, да для роспросу даурских и дючерских и гилятцких людей Аная с товарыщи 7-ми человек, да женку, да девку. И по нашему указу те даурские, и дючерские, и гилятцкие люди Анай с товарыщи, и женка, и девка нашим царским жалованьем пожалованы и с Москвы отпущены в свои земли с енисейским служилым человеком с Костькою Ивановым да з даурским казаком з Гаврилком Щипуновым.

И как к вам ся наша грамота придет, а Костька и Гаврилко с теми иноземцы к вам придут, /л. 75/ и вы б тех иноземцов толмача Молдегу для толмачества оставили у себя, [а] Аная с товарыщи 6-ти человек, и женку, и девку отпустили в свои земли, откуды они взяты, безо всякого задержанья, а о том бы есте им приказали: как они будут в своих землях, и они б наше царское жалованье своей братье сказывали, что они, Анай с товарыщи, нашим царским жалованьем пожалованы и отпущены от нас в свои земли, и тех бы земель иноземцы, хотя видети себя впредь в нашем царском жалованье, нам, великому государю, служили, и прямили, и свою братью тех даурских, и дючерских, и гиляцких и богдойского царя людей к нашей к царской милости призывали, и ясак с себя давали, и были б под нашею царского величества высокою рукою в вечном холопстве. А как ис тех земель учнут к вам иноземцы с ясаком приходити, и вы б ис тех иноземцов велели быти у себя для укрепленья в омонатах, кому пригож, тем аманатам, которые ныне у вас сидят в оманатах, на перемену, а переменяли бы есте аманатов лутчими ж людьми погодно, которые в тех землях вольны и владетельны. А сами б есте служилые люди, будучи в Да/л. 76/урской и в Дючерской и в Гилятцкой землях, до нашего указу тех землиц ясачных людей войною не розоряли, и их не грабили, и не побивали, и в полон не имали. И которые у вас есть прежние их полоняники, а до сей нашей грамоты не крещены, и вы б тот полон отпустили в их земли без задержанья. А наш ясак збирали б есте с тех даурских и з дючерских и з гиляцких людей ласкою и приветом, а не жесточью и не войною и не правежем, собольими и лисицами и всякою рухлядью, что у них есть, чтоб тех даурских, и дючерских, и гилятцких людей к нашей царской милости призывать и в вечном холопстве учнить, а не отгонят. А будет какими мерами учнут на вас приходить богдойские или иные какие люди войною, и вы б, прося у бога милости, над теми людьми промышляли и поиск учинили, смотря по тамошнему делу, для их воинского приходу, а не напрасною ссорою для своей корысти. И даурских наших, и дючерских, и гилятцких ясачных людей от них оберегали, что вам над теми воинскими людьми поиск учинить, а себя и наших даурских, и дючерских, и гилятцких людей уберечь, а за ва/л. 77/ши службы вперед будет вам наше царское жалованье, смотря по вашей службе.

Да что у вас ныне делаетца и вперед учнетца делать, и как Треньку Чечигина с товарыщи даурские и дючерские люди турунчиных и танчинных улусов от богдойского царя к вам привезут, и вы б о том отписали и того Треньку с товарыщи отпустили и зборною нашу ясачную казну своево збору, и той казне ясачные книги и роспись прислали к нам к Москве [с] служилыми людьми, а отписку велели подать и Треньке Чечигину и служилым людей с нашею соболиною казною явитца в Сибирском приказе боярину нашему князю Алексею Никитичю Трубецкому да дьяку нашему Григорью Протопопову.

А буде до сей нашей грамоты даурские и дючерские люди Треньку Чечигина товарыща к вам не привезли и не отдали, и вы б даурских и дючерских туручиных и танчиных улусных людей про то распросили: для чево в Богдойской земле у богдойского царя они задержаны? А распрося их потому ж к нам отпустили.

А однолично б есте наших даурских, и дючерских, и гилятцких [людей], которые учинились под нашею царского величества высокою рукою в вечном холопстве и ясак с себя дают, войною не розоряли и не грабили их и не побивали, жон и детей их в полон не имали и не крестили, а наш ясак збирали с них ласкою и приветом, а не жесточью, чтоб, видя нашу царскую милость, и иных немирных земель люди нам, великому государю, учинились в вечном холопстве и ясак с себя давали.

Писан на Москву лета 7163-го марта в 15 день.

ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, стлб. 508, лл. 74—77. Отпуск. Копия XVIII в. с подлинника — ЛОА АН СССР, ф. Портфели Миллера оп 4 кн. 28, № 102, лл. 177 об. —179

Tags: Сибирь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments