ВОССТАНИЕ КАМЧАДАЛОВ В 1707-1711 гг.

«Челобитная» служилых людей Анциферова, Козыревского и других. Петру I от 26 сентября 1711 г.

Державнейший царь, государь милостивейший! В нынешнем 711 году, в Верхнем и в Нижнем в Камчадальских острогах, прежде бывшие прикащики от нас, рабов твоих, побиты 1, а за что они, прикащики, побиты, и в той своей 2 страдничьей вине подали тебе, великому государю, за руками две челобитные в Верхнем Камчадальском остроге прикащику служилому человеку Алексею Александровых, апреля в 12 день. И за такую свою страдничью вину пошли мы, раби твои, вышеписанного месяца из камчадальских острогов служить тебе, великому государю, на Большую реку, умирять изменников, которые в прошлом 707 и 710 годех тебе, великому государю, изменяли и ясачное зимовье и острог на Большой реке сожгли, а твою, великого государя, сборную ясачную казну разграбили, и прикащика со [34] служилыми людьми побили, и с того вышеписанного 707 году но нынешней 711 год повсягодно многих служилых людей побивали ж, а твою, великого государя, сборную ясачную казну, порох, и свинец, и пищали побитых служилых людей отбили ж. И будучи мы, раби твои, на Большой реке, апреля 23 числа, лутчего иноземца Кушугу с родниками ласкою и приветом под твою царскую высокосамодержавную руку с ясачным платежом из острогу его вызывали и вызвать не могли. И ныне от нас, рабов твоих, тот его Кущугин острог крепким приступом взят; и на том приступе нас, рабов твоих, многих на смерть испереранили, а иных камением увечили, трех человек служилых убили, а его лутчего иноземца Кушугу из за бою в аманаты взяли, и ныне из за того аманата с родников его ясак тебе, великому государю, сбирается. И на том их месте мы, раби твои, ниже прежнего ясачного зимовья острог земленой построили, а в нем ясачное зимовье, а круг ясачного зимовья острог стаялой бревенчатой поставили 3; а прежних воров заводчиков лучших иноземцов Карымчу Товача с товарищи под твою царскую высокосамодержавную руку ласкою и приветом, службою своею и радением мы, раби твои, к ясачному зимовью с ясачным платежем 8 человек призвали и ясак с них тебе, великому государю, взяли, а их в аманаты изсажали.

И нынешнего ж 711 году, маия в 21 день, вор и заводчик, лутчей иноземец Большия реки Канач, собрався с родами своими Большой реки пяти острогами, и подозвав к себе с иных многих посторонних рек иноземцов, в многолюдстве к ясачному зимовью и к острогу с приступом приходили, хотя он, Канач, по прежнему своему лукавому умыслу и понадеяся на свое великое многолюдство, ясачное зимовье и острог взять, а нас, рабов твоих, побить, а из казенки аманатов выручить. И мы, раби твои, Большой реки острог и ясачное зимовье от таких неприятельских немирных иноземцов и от великого их многолюдства своим малолюдством отстояли, и казну твою, великого государя, и аманатов оберегли, и к ним на вылазку из острогу своего с ратным боем выходили и от острогу своего вспять их прогнали, и на побеге его пущаго вора заводчика Канача со изменники побили; а осталые иноземцы в крепкие остроги засели; и мы, раби твои, под острогом Тавачевым, маия с 21 числа июля по 8 число, стояли тайно, себе великой голод принимали и многими крепкими приступы приступали; а на приступех нас, рабов твоих, под тем Тавачевым острогом многих на смерть испереранили. И видя они, иноземцы, наши крепкие к себе приступы, отсидется в остроге не могли и из острогу своего выбежали; а иные осталые иноземцы тебе, великому государю, вину принесли. И ныне тот их Тавачев острог взят и разорен, а из 4-х острогов тутошних иноземцов под твою царскую высокосамодержавную руку с ясачным платежем привели и умирили. А в прошлом, государь, в 706 году, будучи в Камчадальских острогах, прикащик Василей Колесов посылал в поход служилых людей в Курильскую землю для умирительства на немирных иноземцов. И будучи служилые люди в Курильской земле, от Курильского острогу видели за переливами землю по Пенжинскому морю, на той земле не были, и какие люди тамо пребывают и какую битву имеют и какими они промыслы промышляют, про то они в достаток, служилые люди, сказать не знали. А в нынешнем, государь, в 711 году, мы, раби твои, с Большой реки, августа с 1 числа, в ту Курильскую землю край Камчадальского Носу ходили; а где прежде сего служилые люди у Курильского острогу были, и от того их места до самого краю Камчадальского Носу 2 дни ходу, и с того Носу мы, раби твои, в мелких судах и байдаром за переливами на море на островах были, и до той земли доходили, где велено нам, рабом твоим, по твоему, великого государя, указу, проведать и дать той земле особой чертеж. И будучи мы, раби твои, за первым переливом на первом острову, на усть Кудтугана реки, те курильские мужики, скопився в многолюдстве, дали с нами бой крепкой. И к бою ратному тамошние [35] курильские мужики досужи, и из всех иноземцов бойчивее, которые живут от Анандырского по Камчатскому Носу. И божиею помощию, у них, курильских мужиков, 10 человек побили, а иных многих испереранили, и 3 карбаса морских у них отбили. А на том их острову соболей и лисиц не живет и бобрового промыслу и привалу не бывает, и промышляют они нерпу, а одежду на себе имеют от нерпичьих кож и от птичьяго перья. А за другим переливом, на другом острову, на Ясовилке реке, живут иноземцы езовитяне, и собралось их многое число, а бою с нами они не дали, а чрез толмач под твою царскую высокосамодержавную руку ласкою и приветом призывали. И они, иноземцы, нам, рабам твоим, сказали, что де мы здесь живучи ясаку платить никому не знаем, и прежде де сего с нас ясаку никто не бирывал, соболей и лисиц не промышляем, промышляем де мы бобровым промыслом в генваре месяце, а которые де у нас были до вашего приходу бобры, и те де бобры испроданы иной земли иноземцам, которую де землю видите вы с нашего острова в полуденной стороне, и привозят де к нам железо и иные товары, кропивные тканые пестрые, и ныне де у нас дать ясаку нечего; а впредь ясак тебе, великому государю, платить хотят ли, про то нам, рабом твоим, не сказали. И стояли против нас своим великим войском изоружены, на битву с нами были готовы. И мы, раби твои, стояли на той их земле двои сутки, а дать бою с ними, за своим малолюдством и за скудостию пороховою, не посмели и себя от них опасли. И с той их земли мы, раби твои, в новопостроенной земленой острог на Большую реку пришли сентября в 18 числе, и тому, государь, учинили за руками чертеж. И ныне мы, раби твои, против твоего, великого государя, указу, каков был дан указ прежде бывшим прикащиком о проведании в Курильской земле против Камчадальского Носу на море за переливами землю проведали. А которых прошлого 710 году мы, раби твои, Апонского государства жителей у немирных иноземцов на Жупановской реке по бобровскому берегу отбили 4, и они сказывают, что де от вышепомянутой дальней земли, которую землю в полуденной стороне видите на море близь де Матмайского города и Апонского государства, и об том Матмайском и Апонском государстве радетельное свое тщание к службе твоей, великого государя, мы, раби твои, приложим и чрез дальную видимую землю проведать впредь обещаемся.

Всемилостивейший государь, просим вашего величества, вели, великий государь, сию нашу челобитную в Верхнем Камчадальском остроге прикащику Василью Севастьянову принять и в Якуцк под отпискою челобитную и чертеж послать.

Вашего величества нижайшии раби служилые люди: Данило Яковлев сын Анцифоров, Иван Петров сын Козыревской, Алексей Посников, Матвей Дюков, Дмитрей Торской, Андрей Кутьин, Алексей Меледин, Гаврило, Келтяка, Василей Барашков, Лука Савинский, Алексей Михалев с товарищи, нынешняго 711 году, сентября в 26 день.

Памятники сибирск. истории XVIII в., кн. I, стр. 459-464.


Комментарии

1. См. ниже, документ № 4.

2. В «Памятниках сибирской истории» ошибочно напечатано «твоей».

3. Построенный Анцыферовым и Козыревским острог был назван Большерецким.

4. В 1710 г. к северу от Авачинской губы было выброшено на берег японское судно. Четырех японцев камчадалы убили, шестерых взяли в плен. Четырех плененных камчадалами японцев казаки отбили, и один из них, Санима, в 1714 г. был Привезен в Петербург (см. документ № 4).