Кричала кошка...

КРИЧАЛА КОШКА

Примерно в тринадцать тридцать по местному времени старпом китобойца "Звездный" Иван Иванович возвращался с берега. Был он слегка подшофе - кореша встретил, когда-то вместе в Новую Зеландию ходили, но подшофе так, самую малость. Ни со стороны, ни вблизи ни за что об этом не догадаться... Несмотря на молодые еще годы, ходил старпом так, будто каждой ногой печати ставил, говорил редко и медленно, а действовал хотя и быстро, но опять-таки после некоторого раздумья.
За это да еще за феноменальную силу его Иван Иванычем и звали. В прошедшее воскресенье китобои с торгашами в волейбол схлестнулись, на пять ящиков пива. Играли торгаши лучше, да это и понятно - на их сухогрузе свой спортзал имелся, хоть весь рейс тренируйся. Но пива китобои хотели больше, и потому игра шла на равных. Особенно когда на первую линию, к сетке, выходили старпом и радист и маркони выбрасывал старпому короткий, точный и такой низкий пас, что чужая защита и глазом моргнуть не успевала, как мяч гвоздем втыкался у ее ног.
Рядом с площадкой блестели рельсы заводской узкоколейки, и договаривались в ту сторону не бить, но в горячке игры договор попрали, и был момент когда, поднимая "мертвый" мяч, Иван Иваныч с криком "Советский штурман рельсов не боится" на рельсы эти грудью и бросился.
Мяч отбили, партию выиграли, и только тогда старпом нашим просьбам внял и задрал тельник. И мы ничего не увидели... так, розовая полоса поперек бочкообразной груди.

- Н-да, — оценили соперники и пять ящиков выставили беспрекословно, а сначала, наверное, зажать хотели. Но и китобои в грязь лицом не ударили, торгашей на борт пригласили да еще и брикет вяленой корюшки выставили к пиву.
Протопал-пропечатал Иван Иваныч проходную порта, а тут в аккурат у третьего причала толпа рыбаков и мяуканье кошачье слышится. Отчаянное, как SOS.
. Старпом в толпу внедрился, смотрит - метрах в шести

от берега между высоченными бортами двух "бармалеев" кошка плавает, совсем котенок, и по стальной обшивке царапает.
С берега и палуб советы подают, но в воду никто не лезет: холодная в ноябре водичка в Охотском море.
Иван Иваныч тоже в море бросаться не стал, огляделся, увидел в стороне к погрузке приготовленный штабель досок, разворотил его играючи и запустил одну корабликом под днище траулера. А кошка, умница, все поняла и, когда доска с ней поравнялась, цап-царап и оседлала ее.
А дальше прибой вынес к причалу доску с кошкой, и сердобольные рыбообработчицы утащили ее отогревать. Старпом тоже собрался путь свой продолжить, его коробка у седьмого причала обреталась, но тут какой-то мужичонка в форме за рукав его прихватил.
- А доску? - говорит.

Доска тем временем опять в море отплыла, и Иван Иванович плечами пожал, но мужичонка пуще прежнего в рукав вцепился и заблажил:
- Держи вора!

Отмахнулся от него старпом как от мухи, но сил не рассчитал - вохровец кувыркнулся с причальной стенки. Для рыбаков опять развлечение - бедолагу вытаскивать.
Развлечением, однако, не кончилось. Пострадавший рапорт подал по команде, и... завели на Иван Иваныча дело. Трудно сказать, чем руководствовался следователь - очередная кампания или, может, тоже на бутылку с кем поспорил, а скорее всего, не понравился ему лично при первой встрече сам Иван Иваныч.

За точность не ручаюсь, но разговор так примерно происходил...
После всякого рода процедурных вопросов - родился, учился, судился - "следак" пугнуть захотел и прямиком в лоб: вам грозит статья такая-то за попытку хищения и еще такая-то - за нападение при исполнении...
Иван Ивыныч подумал-подумал, а потом сочувственно спрашивает:
- Вам что, делать нечего?

И, на беду свою, угадал!
Ну, вправду, нечем было заниматься в этот день начинающему следователю, студенту-заочнику Юрию 1Орьеви-чу. Серьезных дел ему как-то еще не доверяли, а тут случай подвернулся. И нахала проучить надо - на кого он это хавку раскрывает! Власть распирала Юрия Юрьевича: вчера он был слесаришкой Юркой, за пузырем для старших бегал, а сегодня ого-го!

Не портной был Юрий Юрьевич, а дело на старпома сшил.
Почти полгода работал, китобоец в море дважды выходил без своего старпома - визу не открывали, а весной суд состоялся.
И присудили Иван Иванычу, учитывая его упорное нежелание раскаяться и признать свою вину, два года условно!

Самое страшное, что с китобоя списали, товарищей потерял Иван Иваныч. Скорее всего, они и раньше товарищами только притворялись, а все равно обидно. Но нашлись и хорошие люди - посоветовали, подобрали адвоката опытного. И года не прошло, другой суд, более высокий, вчистую оправдал старпома, во всех правах восстановил и заодно веру было утерянную в нашу социалистическую справедливость вернул.
Веру Иван Иванычу вернули, а на китобоец он не вернулся. Перешел даже на другую базу, на обыкновенный рыбацкий сейнер.

Рыбацкая жизнь к воспоминаниям не располагает. Сходили мы к Австралии, а потом в Чукотское море и в Ледовитый океан - надо было чукчам праздник кита обеспечить. Хотя, между нами, обеспечивали мы не чукчей, а зверофермы и колотили в год не меньше сотни кашалотов вопреки всем международным конвенциям и соглашениям. Но наше дело маленькое: прикажут - делаем. Забыли, словом, о старпоме.
И вот после удачной экспедиции в Чукотское море бежали мы домой в Находку.

И уже после Лаперуза маркони дверь рубки открыл и зовет:
- "Туркмения" просит помощи! Крутнул верньер, и четко послышалось:
- Пожар на борту. Всем судам в квадрате... просим оказать помощь! На борту дети!
Мы далеко, к нам не относится и остается, затаив дыхание, слушать, как развиваются события.
- "Вашгорск" принял! Уточните координаты! Похоже, я рядом!
- Что "Вашгорск", - пробурчал наш капитан, - сейнеришко. А там человек триста!
Выясняется, что сейнер находится в двух часах хода от горящего теплохода. Капитан "Туркмении" решает:
- Высаживаю детей и часть экипажа на плавсредства. Огонь распространяется на верхнюю палубу!
Уже известно, что там (теплоход терпит бедствие в шестидесяти милях от мыса Поворотный) волнение три . балла. Не страшно, но дети...
Еще полчаса - все в шлюпках и ботах. Огонь охватил надстройку!

Еще час - подошел сейнер. Да, теперь поднять всех на борт тоже не простая задача.
В эфире тесно. Откликнулись плавбазы "Прибалтика", "Советская Бурятия", "Рыбак Камчатки"...
Капитан "Прибалтики" предлагает пересадить детей к нему! Капитан "Вашгорска" в резкой форме:
- Вы что, того... ночью - детей! Иду на Находку!
- Это что же он, в трюм их?.. Но прав, прав, - вздыхает наш дед.
Подошли спасатели, начали тушить.

Потом мы уже узнали, что "Туркмения" осталась на плаву, а "Вашгорск" благополучно доставил детей в Находку -292 школьника!
- Э-э, - кричит нам радист. Капитан-то на "Вашгорске" Иван Иваныч!
- Ну! - изумляется дед, - то-то я чую голос похожий.
Потом мы слышали, что за эту операцию Иван Иваныча наградили орденом. И еще доходили слухи, что на борту сейнера не терпит капитан никакой живности. Особенно кошек.
Ну что ж, на море что ни судно, то свои правила, и у каждого свои странности. Но если когда кричит кошка ли, другая ли живая душа - надо помочь. Что бы там не думал по этому поводу Юрий Юрьевич.
Хотя сейчас он уже в чине старшего советника юстиции и возглавляет городскую прокуратуру.

Валерий Фатеев