Грамота из Сибирского приказа нерчинскому воеводе стольнику С. Ф. Николеву...

1697 г. января 11. — Грамота из Сибирского приказа нерчинскому воеводе стольнику С. Ф. Николеву о сыске в связи с начавшимся 8 октября 1695 г. в Нерчинске восстанием и о пожаловании князя Павла Гантимурова.

/л. 11/От великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца в Сибирь в Нерчинской стольнику нашему и воеводе Самойлу Федоровичю Николеву.
В нынешнем в 205-м году писал к нам, великому государю, из Нерчинска стольник наш и воевода Антон Савелов и под отпискою своею прислал московского дворянина, новокрещена тунгуской породы, князь Павла Гайтимурова четыре челобитные за розными иноземскими знамены, а в челобитных ево написано. — В прошлом де во 204-м году октября в 8-м числе нерчинские дети боярские и казаки взбунтовались и воеводе Антону Савелову от дел отказали и держат за караулом з женою и з детьми и морят голодом, и ево де, князь Павла, и никого к нему, Антону, на двор не пускают ни для чего. И послали де они, казаки, к нам, великому государю, на него, Антона, челобитные, а у тех де челобитен вместо ево рука приложена заочно без ево веленья, хотя ево к воровскому своему бунту нужно привлещи. И он де, князь Павел, хотя нам, великому государю, служить верою к тому их бунту не пристал. /л. 12/ Да он же де, князь Павел, написал две челобитные с сродники своими о своих нуждах за их иноземскими знамены, да две скаски на мунгальском языке на них, казаков в винном куренье и в пивном и бражном варенье, потому что де от того нашему, великого государя, ясаку чинится великой недобор. И те де челобитные и скаски подал он Антону Савелову и велел послать те челобитные и скаски к нам, великому государю, к Москве. И он де, Антон, те челобитные и скаски послал к Москве с людьми своими и нерчинские де казаки уведав те ево челобитные и скаски и людей ево, Антоновых, в Читинской слободе удержали и посадили за караул, и письма взяли неведомо для чего. И нам, великому государю, пожаловати б ево, тому ложному их челобитью верить не велеть, а им, де, иноземцом, от него, Антона, никаких налог и обид не было и обижать де было не в кое время и велеть бы читинских казаков допросить — для чего они людей ево, Антоновых задержали и за караул посадили и челобитье и скаски ево, князь Павловы, взяли, и по допросу наш, великого государя, указ учинить.

Да в ево ж, князь Павловых, двух явочных челобитных написано. — По наученью де прежняго воеводы князь Матвея Гагарина нерчинские всяких служилые люди Антону Савелову от воеводства и от дел отказали неведомо для чего, а ево де, князь Павла, они /л.13/ нерчинские всяких чинов служилые люди в тот свой воровской совет призывали, и он де к тому их совету не пристал, и от того их унимал и розговаривал всячески. И ево де в том они, всяких чинов служилые люди, не послушали и за то ево, князь Павла, бранили и называли бусурманом. И февраля де в 24-м числе нерчинские ж служилые люди, мстя ему за то, что он к ним не пристал, зазвав к себе пятидесятник, Самсонко Евсеев з десятником с Митькою Режневым, с рядовым с Ваською Чикманом с товарыщи ево, князь Павла били и увечили насмерть и бранили и безчестили всякою неподобною бранью, и от того де их увечья лежит он присмерти. А оборонить де ево некому, потому что де Антону Савелову под суд не даются.*
Да по нашему де, великого государя, указу ученен ему, князь Павлу, на Москве хлебной оклад и велено давать в Нерчинску по вся годы сполна. А в 204-м году нерчинские всяких чинов служилые люди воеводе Антону Савелову, по наученью прежняго воеводы князь Матвея Гагарина, от воеводства отказали и выбрали меж себя для росправы Нерчинских сына боярского Исака Аршинского, пятидесятника Фильку Свешникова, и на 204 год /л. 14/ те выборные люди нерчинским всяких чинов служилым людем наше, великаго государя, хлебное жалованье по окладом дают, а ему, князь Павлу, хлебного жалованья на 204-й год те выборные люди, рнясь на него, что он к их казачью воровскому совету и к бунту не пристал, не выдают. И без хлебного де жалованья з женою и з детьми помирает он голодною смертью, потому что де хлеб в Нерчинску от многаго их казачья винного куренья вздорожал. И он де не мога терпеть голоду, чтоб в Нерчинску живучи з женою и з детьми голодною смертью не помереть, пошел он, князь Павел, кочевать на Нерчинские степи для прокормления степными зверьми.
И как к тебе ся наша великого государя грамота придет, и ты б к тому новокрещену князь Павлу Гайтимурову, держал всякое береженье и ласку и привет и наше великого государя годовое денежное и хлебное и соляное жалованье по прежним нашим, великого государя, указом по окладу ево велел давать ему, князь Павлу, по вся годы сполна. А на которые годы ему, князь Павлу, при князь Матвее Гагарине и при Антоне Савелове и при выборных людех наше, великого государя, годовое денеж/л.15/ное и хлебное и соляное жалованье по окладу ево буде не дано, и то наше великого государя жалованье ему, князь Павлу, велел выдать. Да ему ж, князь Павлу, и братьям и детям ево, призвав в приказную избу, велел сказать нашу великого государя милость, что мы, великий государь, пожаловали их за их к нам, великому государю, верные и радетельные службы и за ясачной платеж, указали им дать нашего великого государя жалованья ему, князь Павлу, портище сукна кармазинного доброго, а братьям и детям ево, дватцати одному человеку, по портищу сукна доброго ж. И то наше великого государя жалованье послано будет с Москвы с нерчинскими служилыми людьми. Да ему ж, князь Павлу, дать из Нерчинского десятинного збору косяк камки лаудану, и ево, князь Павла, нашею великого государя милостию обнадеживал. А от кого ему какая была обида, и о том против ево, князь Павлова, челобитья велено сыскать вправду, и тем людем, хто объявится винен, учинить наказанье смотря по вине. А в Нерчинску всякого чина служилым и жилецким людем велено учинить заказ, чтоб ему, князь Павлу и детям и роду ево и никаких тунгусов и ясачным людем никакой обиды и грабежу не чинили, а держали б к ним всякую ласку и привет, чтоб их обидами от нашей великого государя милости не отогнать. А буде хто учнет их обижать, и тем людем по сыску велено чинить наказанье, смотря по вине. А в чем он, князь Павел, в наших великого государя делах на кого извещал, и про то про все вышеписан/л.16/ное велел сыскать всякими сыски накрепко, и тем людем, хто в чем явится по сыску винен, наш великого государя указ учинить, по нашему великого государя указу и по наказу, каков тебе дан из Сибирского приказу за Дьячьею приписью. И впредь атамана Спиридоновой жене Леонтьева и иным никому к ясачным людем в улусы преж и после ясачного збору и для торгу ездить отнюдь не велеть, и о том велено учинить заказ крепко.
Писана на Москве лета 7205-го генваря в 11 день.
Припись дьяка Василия Антемирева.

ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, стб № 1292, лл. 11 — 16. Черновик

Примечания:

* Далее зачеркнуто: Да атамана де Спиридонова жена преж ясачного збору ездит по юртам к ясачным тунгусам по вся годы, и добрые соболи преж ясачного збору выкупает, потому что де та ево жена тунгуской породы и многие де ей тунгусы родники

Воспроизводится по:

В.А. Александров МАТЕРИАЛЫ О НАРОДНЫХ ДВИЖЕНИЯХ В СИБИРИ В КОНЦЕ XVII ВЕКА. Археографический ежегодник за 1961 год. М. 1962

Tags: