ВЫПИСКИ ИЗ ЖУРНАЛОВ НЕКОТОРЫХ АМЕРИКАНСКИХ СВЯЩЕННИКОВ.

Из журнала Атхинского Священника Иакова Нецветова.

25 Октября 1852. Архипастырь наш сам лично изъяснял мне, как желательно было бы [140] ему, чтобы подведомственные ему пастыри-священники старались воспитывать детей своих прихожан в страхе Божием, образуя их ум и сердце и раскрывая им, сообразно с их возрастом, христианские обязанности. Решась выполнить по возможности такую мудрую волю начальника в моем приходе, я в прошедший воскресный день (18 дня сего месяца), после Литургии, объявил всем родителям, что с следующей недели буду призывать детей их в Церковь для обучения закону Божию по воскресным и праздничным дням пред Литургиею, а иногда и в другое время, и что для этого будет делаться особенный благовест, по которому родители не пременно должны посылать ко мне детей своих, если они не догадаются идти сами. Таким образом в нынешний воскресный день, пред Литургиею собрались в первый раз дети обоего пола. Отслужив Господу Богу молебствие, да отверзет Он слух и сердца детей к принятию полезных наставлений, я начал беседовать о молитве, как первом условии успехов во всяком благом деле; изложил, чего должно просить у Бога в молитве и чего не должно, показал образец, как надобно молиться и велел ничего важного не начинать без молитвы. Все это говорил я на Русском языке, который здесь довольно общепонятен. Креолы сами говорят на нем; а Алеуты, которых, [141] впрочем, гораздо меньше, хотя не употребляют нашего языка, но без труда понимают его. Оттого у меня принято за правило — при общественном богослужении говорить всегда по-русски; когда же случится частным образом преподать наставление одному или нескольким лицам, то изъясняюсь на том языке, который им более известен. Для Алеутов у меня написано на их языке несколько особенных поучений, которые говорю я им во время великого поста после богослужения, не смотря на то, что они уже слышали русскую проповедь, наряду с Креолами, при самом богослужении. Эта моя заботливость о их вразумлении им очень нравится. По временам некоторые из Алеутов, неспособные понимать церковных чтений Евангелия и Апостолов на Славянском языке, приходят ко мне на дом и просят удобопонятнейшего объяснения. В таких случаях, чем бы ни был я занят, я оставляю все и спешу удовлетворить благочестивым желаниям возлюбленных чад своих. Беседы наши часто продолжаются до глубокой ночи; тогда мне кажется, что я живу в блаженные Апостольские времена, когда примеры ночных поучений были так обыкновенны. Каждый раз, расставаясь с посетителями, я прошу их приходить ко мне во всякое время, как скоро почувствуют в сердце хоть малейшее расположение к слушанию [142] моих наставлений. При сем многие сознавались, что иногда у них и припадет охота послушать меня, но им попрепятствуют идти ко мне то какие-нибудь домашние развлечения, то робость и опасение нарушить мой покой и другие подобные тому причины. На это я говорю им, что такие развлечения и препятствия суть вражеские сети, коими лукавый хочет удержать их от доброго намерения, и что они, всегда имея это в виду, должны всемерно стараться препобеждать препятствия, являющиеся при желании слышать спасительное Слово Божие. Таким образом, с помощию Божиею, я надеюсь сделать моих прихожан истинными Христианами.

Текст воспроизведен по изданию: Выписки из журналов некоторых американских священников // Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений, Том 55. № 218. 1845
Русс