Колымская рыбалка. На магаданской акватории.

Магадан. Бухта Гертнера. Остров Кекурный (Монах).
«…-Как тысячи ножей впиваются в тело!
Мне говорили об этом. И зависть, что они
выплыли, а ты нет! Зависть, тупая зависть.
Вот он весь человек…»
Часть 1
Стоял яркий - замечательный по погодным условиям города Магадана январский денёк. И делишки шли на лад. На лето выруливал на бригаду средний рыболовный сейнер РБУ - почти даром, только бери и работай.
Трое детей, а будет и четвёртый и пятый. Всех подниму! Шла масть, как говорят всё в тему. Тойота «Калдина» несла легко и ровно. В японских машинах всегда тепло, даже в минус пятьдесят стёкла не замерзают и не надо клеить вторые.
Заметил, а ведь сижу пристёгнутый, а ведь мы на льду. По старому водительскому обычаю не то что пристёгиваться нельзя, но и вообще дверку приоткрытой держать. Отстегнулся.
Приятное тепло, солнце, движуха, жизнь! Оделся легко, но тёплые вещи лежат рядом. На острова «Три брата» не поехали. Вчера напрыгались по льдинам, когда по трещине рвануло. Бежали спасать машину, хотя прекрасно было видно, что она в безопасности.
Нас четверо. Сложилась команда. Крабим. От Валеры Скляна выехали в 12 с копейками. Солнце. Играет лёд. Видимость как говорят лётчики – миллион на миллион.
До «бульбашей» - сброса городской канализации далеко, да и просматривается она хорошо. Сотни раз на лодке возле неё хожено, не менее, а поболя раз и на машине езжено, да и след чёткий. Место уже это знаешь, кажется лучше, чем собственную ладонь.
Что её МЧС-цы какими-нибудь флажками не обставят? Хотя толку, наверное, не будет. Ночью или в пургу всё равно не увидишь, а на скорости и подавно.
Вот и остров Кекурный, для магаданцев просто Монах, обойду его слева. За ним по разлому от точки пересечения остров Монах - дом отдыха «Энергетик» и острова Три брата выставить 10 краболовок, с мотобуром это делается легко и быстро, снять ночные и вернуться к Валерке на «бичград» в домик, к печке. Там чай и что Бог на душу пошлёт.
Что это? Треск, скрежет и вода на полстекла. Вот и влипли.

Может это майна рыбацкая? Или трещина или льдину под нами крутануло? Теперь что гадать. Тонем, надо спасаться.
Оцепенение. Шок и как будто это не с тобой, но реальная ледяная вода за дверкой. Шок у всех общий, но каждый уже сам по себе. Пока машина на плаву. Что? Что делать? Мандраж начался, аж челюсть дрожит. Позорно.
Мысль. Хорошо малого своего не взял. А хотел! Три годика ему. Глубина под нами метров 10 с лихвой, а то и все 15.
Первая фраза моя;
-Двери не откроешь. У меня майна впритык.
-А, у меня хватит – это Сашка, бывший водитель УАЗика с рыбной инспекции.
-Тогда так. Открываемся разом, все четыре двери. Машина пойдёт вниз. На раз, два, три. Начали…
Туго идёт моя дверка. Может защёлка. Нет, она на месте. Пошла, слава Богу. Открылась чуть и встала, упёрлась в лёд. Боковым зрением наблюдаю за остальными.
Как тысячи ножей впиваются в тело! Мне говорили об этом. Сашка открыл первый, задняя левая. Ударил с ноги. Толик открыл вторую, левую переднюю. Леха открыл заднюю правую за мной дверку и вода, обжигая, ударила в шею. Оцепенел сразу весь. Пока машина на плаву. Вижу, Толик вылез на подножку и потянул мотобур. Ору ему:
-Брось!
Судорожно хватает диски с песнями, снова кричу, чтоб бросил, а сам снимаю торбаса. Один сдёрнул. Моя дверка так и не открывается. А самого уже давит зависть, что они выплыли, а ты нет! Зависть, тупая зависть. Вот он весь человек!
Воды уже по шею, вот и к губам подошла.
Спасать документы? Где-то за козырьком же лежали!
Воздух не успел набрать, увидел просвет и машина пошла утюгом. Сашка выплыл из машины, а Толик задержался и стал вытаскивать Лёху, который не умел плавать. Падение было вертикально вниз, торпедой. Упала на дно. Стало темно, как свет выключили, состояние, как спать ложишься. Дверь открывал как бетонную. Вышел свободно, облегчение. Пытаюсь снять второй унт, никак. Начинаю всплывать в одном. Гребу, гребу вверх судорожно, рывками. Время как остановилось. Долго нет просвета, постоянно ищу его. Сколько ж его не будет?
Вот же он, наконец-то! Надежда. Но бьюсь головой об лёд. Чуть шею не сворачиваю. Гребу дальше, где же она майна та. Может, сильно снесло. Течение здесь приличное. Сколько гребу, не знаю. Вдруг!? Выныриваю. Оглядываюсь из воды. Никого нет, где же они? Ищут, да не там? Вылезти на лёд не могу, всё скользит. Ни воды, ни холода не чувствую. Мысль, помню, была – если замерзать буду, то найти зацеп, повиснуть, но хоть мертвым показаться людям, а не в пучине сгинуть, где крабы влёт порвут.
Нашёл зацеп. Рядом выныривает Сашка, с глазами белыми как бельмо и сразу хватает меня за одежду. Бью его по лицу. Вроде очухался и успокоился. Разговариваем в воде, помогаем вылезти друг другу. Я вылез первый, на живот. Крутанулся, зацепил его и вытащил. Всё происходящее нереально, как сон. Телефон? Не работает. Чудес не бывает! Куча машин, а МЧС не видно. Вчера было несколько, а сегодня ни одной. Ждём Толика и Лёху. Сашке говорю, чтоб бежал к домикам за верёвкой и сухой одеждой. Решаю понырять. Эйфория полная.
Подъезжает джип, но, видя ситуацию, испугавшись видно, что и сам завалится, резко разворачивается и уезжает. Вдалеке вижу, бегут Валерка и Егор, бегут и машут мне. Становиться жутко холодно, Холодно и вода стала пугать. Вдруг, что-то мелькнуло. Показалось человек, но всплыл мой же унт. Жутко стало. Не по себе. Отхожу от этой трещины и падаю в другую. Она значительно уже, отталкиваюсь ото льда и вылезаю на лёд.
Прошу – господи не мучай меня больше. Встаю на колени и благодарю Бога за то, что оставил меня для детей. Видно начинается психоз, наклоняюсь над водой и ору во весь голос Лёхе и Толику. Но вода молчит, а их уже видно нет. Ухожу с этого места проклятого. Проклятое, будь проклято. Пошёл, потом побежал. Ноги босые в кровь изрезал льдом. Останавливают, надевают шапку, на ноги носки. Бежим до домиков. В домике холодно, не топили.
-Лейте солярку на одеяло и в печь, быстро! Витька побежал колоть дрова. Печь пошла, зашумела с гулом. Нет ребят, чуда видно не будет. Потерял я их. Хотя вдруг? Ведь мы ж с Саньком спаслись. Саня суетится с сотовым телефоном. Пытается вызвать МЧС. И вдруг начинает смеяться. Ехидно как-то и со слезами. Видно крыша потекла или наоборот отпустило.
-Смейся, смейся.
-Мы, мы выжили.
И колотит его озноб, как и меня.
-Да, но не все. Толик то с Лёхой там!
Посмотрел на меня долго и замолчал. Подъехало МЧС. Зашли с видеокамерой. Греют её возле печки. Снимают, пишут. Наглые. Уже не хочу их видеть. Идите, спасайте друзей, что тут писать. Уходите вон. Дайте попить чаю сменить носки, обработать ноги. Поморозил видно. Опухли.
Жареное им подавай. Торопятся доложить. Но то, что на лёд машины не выпускают, одобряю. Испытал сполна. Надо сообщить жене Толика. Поехал. Как говорить не знаю. Стою в прихожке. Вошла Настя.
-А где мой муж? Погиб?
Молча кивнул и всё, глаза в пол. Сразу в крик пошла.
-Он крестик оставил в ванной. Ещё ж подумала не к добру это. Не ошиблась …
И в вой. Не забыть мне этот вой теперь до гроба, до смерти.
Похороны. Всё на меня легло. Тяжко мне было хлопотно и безденежно. Не до себя стало, и сейчас выйти из тупика не могу. Чёрная полоса так и идёт.
На кладбище. Хороним двоих. Нас четверо. Рядом хоронят девушку. Народу очень много. Узнаем, тоже утопленница с бухты Гертнера. Они быстро управились, подошли к нам помогли опустить гробы. Всё помогли, чин чином сделали, по-людски.
-Спасибо люди. Ты не смотри на меня, не могу сдержаться.
Плачет. Слушал его, а думал о своём.
Бурхалинский перевал. Декабрь. Вот и Новый год скоро, показал хвост 2008 год. Он слишком торопился домой и не удержал КАМАЗ на предпоследней петле. Понадеялся на мороз, ведь в мороз, когда резина тёплая, хорошая сцепка с дорогой. Но качнула полная бензина цистерна, и пошёл вниз кувыркаться его только выкупленный КАМАЗ-наливняк.
Часть 2
Раздетый налогами и поборами колымский шофёр выдержал всё. Морозы, пыль, бездорожье и полную заброшенность трассы, воров-чиновников и хоровод законов под их бездонные карманы. Полный и абсолютный беспредел суперкормушки – ГИБДД (ГАИ). Кому сопровождения, показухи для ВИП-персон, орденки да ордерки, а простому работяге-шофёру одни притеснения и все удобства в кабине машины, да уходящая вдаль дорога. За неё, любимую свою трассу, отдал и видно отдаю всё!
Надо пилить обе ноги по бёдра. Всё равно там сплошное месиво.
-Мужики убейте меня как-нибудь. Нет? Не можете? Тогда уйдите. Буду сам себя убивать. Снимите куртку. Заберите паяльную лампу. Так быстрее замёрзну. Говорят надо замереть и попробовать уснуть. Уходите. Я Вам всё рассказал и сказал. Думаю, выполните?! Прощайте мужики. Спасибо Вам и поклоны от меня. Идите с Богом.
Так, так. Вроде ничего не забыл? Мамка в Белоруссии-уже никогда не увидимся. Стоп! Да, больше ж вообще никого и никогда не увижу. Холодно-то как.
-Бог, за что мне так умирать? Уж больно-то чаша мне с перебором. В жизни лишний час не отдохнул. Работа, работа.
Надо всё с себя снять теплое. Так будет быстрее. Жаль врачиха со «Скорой помощи» не спустилась, может, что усыпляющее и выпросил бы. Женщина! Не виню её. Всех прощаю. И МЧС-ников тоже. КАМАЗ не поднять. Температура за минус 55. Ни один автокран не поедет, актировка и запрет. Конструкции такой мороз не выдержат. А начать пилить кабину накроет цистерной с бензином. Вот он сочится, видно по шву трещинку дал. Не виню никого! Попался, держись. Мороз. Боль. Всё выкручивает. Ноги конечно не отдам. Кому я без ног нужен? Если сейчас и с ногами никому не нужен.
Можно было бы его усыпить, отпилить ноги. Поднять на дорогу и отвезти в больницу. Но кто пилил бы ноги? Врачиха? Медсестра? МЧС-ники? Шофера? Кто? Где решение? Не осталось в России мужества. Всех перевели. Все приспособились и закрылись инструкциями. Через два дня спал мороз градусов на десять. Подъехал автокран. Начали подъём. А, он лежал под кабиной. Но не скрюченный. Не сжался в комок. Не скукожился. Нет. Умер гордо. Сложил руки одну на другую. На них, положил голову лицом вниз и замёрз.
Так закончился ещё один бизнес на Колыме. Сыну завещал, на трассу ни под каким видом не ходить. Хватит его сполна. И его памятника на Бурхалинском перевале. Очередного. В прошлом году ехал в районе Поворотного. На подъезде к нему хочу скорость набрать, а машину - на УАЗе тогда ездил, как держит кто. Остановился, обошёл вокруг, даже все тормозные барабаны пощупал, всё нормально. Сел. Еду дальше, а она вообще никак. Хрень. Смотрю памятник впереди и площадка напротив. Думаю, дотяну и проверюсь поосновательней, более тщательно. Остановился. На памятнике табличка. Решил сходить глянуть. Читаю, а то наш Сусуманский, да с одной улицы, муж Наташки, соседки. Всё время хотел узнать, где и как он погиб, вот Бог и показал.
В АТП работал. Здесь на повороте погиб. Сейчас его отсыпкой вытянули и бугор, что видимость закрывал, бульдозер срезал. Своей смертью многим жизнь спасает. Гляжу дальше на табличку, а у него в этот день - день рождения, да не просто, а юбилей. 50 лет ему сейчас было бы. Ахренеть. Насобирал ему цветов на могилку, стопку налил и конфет положил. Букет повыше поставил. Может, кто из водителей заметит, да по старой колымской традиции и посигналит. Сел в машину, отъехал чуть к ручью в кабине пыль убрать да помыться, а там два ручья сходятся, ямка и перекатик знатный.
Загорелся порыбачить. Достал удочку сделал десять проводок, десяток харюсов и вытянул. Заварил ушицы. Поел. Вздремнул часок. На выезде посигналил памятнику и поехал. Что интересно с машиной ничего не делал, подумал, доеду до Талой, там и разберусь. А машина поехала, да так что только резина шелестит. Вот ведь как было.
А Витька тем временем продолжил свой горестный рассказ.
-Пока суть, да похороны. Украли у нас лодку новую с мотором. Хотели на ней летом знатно покрабить. Но не судьба видно.
На том мы с ним и расстались.
Часть 3
Травматология. Сидим с другом на скамеечке, как подстреленные воробьи, оба в гипсе. У меня одна нога, у него обе. Друг служит. Вспоминаем Витьку Суздаля.
-Полоса чёрная! Но ты знаешь. Ведь, это как к этому относиться. Я на горных лыжах катался и упал со склона. Обычное у нас дело. Ноги себе так завернул, что пальцы на месте пяток оказались. Сложнейший перелом обеих ног. Собрали мне ноги по косточкам, восемь месяцев и куча денег. Уже катаюсь, правда, пока тихо-тихо. Новый комплект лыж заказал. Жду. С друзьями собираемся на Памир или в Альпы. Короче определяемся. Долго всё с загранкой. Пока всё согласуешь, и сезон пройдёт. Хорошо горы на месте. Любишь горы?
-Спрашиваешь! Петрович, я ж охотник. На горных баранов охочусь. Правда, последнее время не стреляю. Жалеть стал. Подкрадусь, прицелюсь, щёлкну без патрона и домой. Горы и тайга для меня святое. Там живу. А в городе, как в клетке, каждого в своей держат и мучают и гайки всё круче и круче закручивают. Хочу кроссовер – горный мотоцикл, кубиков на 100 четырёхтактный заниженный взять, до наледей добираться, только чтоб не слишком тяжёлый был. Таскать его часто придётся. И представь себе в день, когда надо было смотреть «кросач» сломал ногу.
-Как?
-На работе поскользнулся на подоконнике 3 этажа и слетел. Хорошо, что в конце падения за пожарный рукав зацепился. Представляешь! С парашютом прыгал и в институте и в армии, в ночном десантировании участвовал, с вертолёта прыгал, на планёре вообще падал. С вышки в бассейне по всякому прыгаю, с гор раза три конкретно срывался. Ничего везло. Ни разу ничего не ломал. А здесь третий этаж и лодыжка вдребезги. Видно когда челюстью об подоконник зацепился, вырубило. Не помню, как летел, очнулся, когда на пятки приземлился. Как кувалдой дали.
Раньше про переломы думал, на людей на костылях глядючи, больно при переломах или как? Оказалось - противно-больно, а по вечерам монотонная выкручивающая сустав боль. Видно нельзя на такие темы думать, иначе Бог обязательно обстоятельно объяснит. Лучше про женщин думать коли так. Пусть популярно и обстоятельно показывает и объясняет. Ты чем лечишься?
-Лучше всего помогли народные средства, и доктор с этим согласился. Те, что в аптеках кальциевые препараты мёртвые. Ни какой реакции, замеряли уровень кальция в крови, изменений не было. Процесс шёл медленно видно за счёт внутренних резервов организмов, где-нибудь брал кальций из того, что есть или из пищи. Рецепт простой козье молоко-основное питьё в нём всего хватает, правда на вкус специфично, а для костей яичная скорлупа. На кофемолке размолоть до пудры и погасить свежевыжатым лимонным соком. Она её плавит. Увидишь. Туда же мёда и по 1 чайной ложке 2 раза в день достаточно. Измеряли, на 2,5% уровень кальция в крови подняло. Мне нравиться гречишный мёд. Запах его. Из яиц гоголь-моголь – святое дело, на стакан два яйца и ложечка сахара и взбить. Он и у мёртвого всё поднимает.
-Знаю, делала мамка в детстве. Самое прикольное, что кроссача на вечер в тот день договорился посмотреть и прокатиться. Посмотрел. Вот Бог видно отвёл по горам на моцике позажигать. Ничего, заживёт всё равно возьму, только знаю теперь, что падать, как и жить вредно.
-А, где работаешь?
-В бюджете, замом по всем вопросам. На пенсии мне много не надо.
-Как случилось?
-Не поверишь. Во время занятий по пожарной безопасности спросили, как спастись с 3 этажа, если везде огонь и задымление. Рассказал им армейский приём по секрету, а они пристали. Покажи, да покажи. Распустил пожарный рукав и стал показывать. Коллектив то женский больше 150-ти человек. Я при опросе всегда спрашиваю, сколько детей, внуков, супруг, живы ли родители, есть ли иждивенцы. Картинка - полгорода родни, что случиться, беда большая будет. Знаешь, почему сгорают в Домах интернатах для детей и стариков? Нет? Замки на дверях и запасных выходах. Их надо держать открытыми, а там замки амбарные. Открыли перед проверяющими пожарниками, те ушли замки на место. Имущество бережем, о людях не думаем. Хотя есть решения и не очень дорогие, электрозапоры например при пожаре сами открываются. Для спусков с этажей за рубежом напротив окон крюки и свёрнутый рядом канат. Есть и специальные пояса с торможением.
-Важная у тебя работа, нужная людям. Спаси тебя Бог.
-Да! Только вот выгоняют меня за нарушение правил техники безопасности, а замки не тронь и древний гараж похожий на факел тоже не тронь. Это наш русский, барский менталитет - авось пронесёт, а ежели что, то холопов много.
-Не парься, что не делается, всё к лучшему!
-А, я и не парюсь, ковыляю себе по тихой, давно знаю инициатива наказуема. Но женщин и детей доведётся спасу. Честь имею. И ты знаешь у того КАМАЗиста, что говорили, ноги бы оттяпал, не дал бы ему замёрзнуть! Ради детей задурил бы, напоил бы его водкой на крайняк. Жизнь! Она того стоит! Иди, иди, благодари своего доктора. С Альп или Памира позвони.
-Хорошо. Ты, я слышал уезжаешь с Магадана. Куда не секрет?
-Да нет. Обустроюсь позвоню. Даст Бог где ещё и свидимся. Ведь Земля то круглая!
-Да, Земля круглая, только для нас она имеет форму чемодана.

Владимир Кудрин