«Ничем от русских не отличать»

Документы XVIII века об отношении русской администрации к жителям Алеутских островов

Среди разнообразных по содержанию документов хранящегося в Российском государственном архиве древних актов личного фонда барона Ф. Р. Остен-Сакена (Остен-Сакен Федор Романович (1832-1916) — барон, дипломат, секретарь Имп. Русского географического общества в 1865-1871 гг., вице-директор Азиатского департамента МИД в 1871-1875 гг., директор Департамента внутренних сношений МИД в 1875-1897 гг., член Совета министра иностранных дел в 1897-1908 гг., почетный член Петербургской Академии наук (с 1889 г.).) (Ф. 1385) привлекают внимание подлинные документы XVIII в. об отношении русской администрации к жителям Алеутских островов, которых она защищала от произвола русских промышленников.


№ 1

Указ ея императорского величества самодержицы всероссийской из Канцелярии Охотского порта Ближних островов 1 называемому Атту тоену 2 новокрещеному Александру Тютрину.

По указу ея императорского величества и по определению сей Канцелярии, а по доношению твоему велено вывезенные тобою на судне купцов Баженова с товарищи именуемом «С[вятые] Зосима и Савватий» собранные с родников твоих и за себя в казну ея императорского величества в ясак бобры 3 первой и второй доброт восемнадцать и по оцененной здесь цене на девятьсот семьдесят пять рублев от тебя г[оспо]д[и]ну казначею Таскаеву принять и записать в приход. А тебе, тоену, за добровольный тобою по прибытии сюда с островов как за себя, так и за родников своих персональный платеж в казну ея императорского величества ясака, и чтоб впредь к тому еще себя и родников твоих мог поощрять и в непоколебимом подданстве ея императорского величества находиться подарочных нижеписанных вещей, а именно: кортик один; корольков 4 разных цветов двадцать шесть, голубого — сто двадцать два, белого — сто пятьдесят восемь, водяного — семьдесят шесть; бисеру красного — один фунт, водяного — одну половину фунта, желтого — один фунт, зеленого — одну половину фунта; тарелок оловянных пять; игол пятьдесят семь; табаку двадцать фунтов, принять тебе показанные подарочные вещи у господина казначея Таскаева. А к тебе послать сей указ и велеть, чтоб ты такую к себе ея императорского величества милость всегда чувствовал и с родниками твоими находился добропорядочно и никаких бы к ним обид не оказывал, а паче от российских промышленных людей от чинимых ими притеснений защищал и в промысле ж для ясаков зверей родникам своим по приспевшему к тому времени неотменно б чинил посылку. И что Бог дарует имел бы находящимся тогда там компанейским мореходцам или передовщикам 5, брав от них подлежащие квитанции, объявлять.

И за все таковые твои оказуемые добропорядочные поступки и впредь от ея императорского величества награждением оставлен быть не имеешь.

А ныне по просьбе твоей на компанейском купца Орехова с товарищи судне «С[вятом] Александре» на прежнее жилище следовать с тем, чтоб в случае и той, и другой компаниям каких на островах недостатков от тебя тоена Тютрина всегда было оказуемо вспомоществование.

Августа 20 дня 1781 года.

РГАДА. Ф. 1385 (Ф. Р. Остен-Сакен). Оп. 1.Д. 1026. Л. 53-53 об. Подлинник. [21]

№ 2

Лист

обитаемым в Северо-восточном океане на Алеутских островах подданным императорской российской державы тоенам и народам

Матерь отечества всероссийского императорского престола, великая и премудрая императрица Екатерина Алексеевна пекущаяся всегда о благоденствии и спокойствии своих верноподданных всемилостивейшим своим милосердием помня и об вас, яко точно уже принадлежащих российской державе верноподданных народах, и во уверение сего изволили указать бывшему пред сим иркутскому губернатору генерал-майору и кавалеру Кличке 6 послать на ваши острова чрез Камчатку и курильские народы российские гербы, которые к вам и были посланы. Сие послание означало особое высочайшее императорское матер[и]нское к вам благоволение. Указано было, чтоб оные гербы были выставлены на всех тех островах, которые уже состоят под высочайшею российскою короною. Равно было приказано выставлять и на тех, которые вновь покорятся российской державе.

Выставление тех гербов назначено сделать на всех тех местах, где только судам есть свободные ко островам пристани, следовательно не только российские промышленные, но и других союзных государств приходящие суда не должны вам делать никакого роду озлобления. Да и вы можете от сих последних быть спокойны потому, что ежели бы какое иностранное судно и хотело вас присвоить своей державе, но увидя российской империи герб всякий отвратит свои мысли и не нарушит положенных между высоких дворов мирных договоров. [22]

Что же принадлежит до российских судов ходящих на ваши острова для звериных промыслов, то при вступлении моем во вверенную мне Охотскую и Камчатскую область дошли до меня ваши собственные просьбы: 1) чрез сержанта Алексея Буйлова, 2) Андреяновского острова тоенского сына Изосима Полутова, 3) Лисьего острова алеута Тукулана Аюгника, из которых с сердечным моим сожалением усмотрел я бесчеловечные с вами промышленных российских судов поступки, о которых правительство до нынешнего времени совершенного сведения не имело, а ежели бы знало, то конечно все те наглости и противные законам поступки были прекращены.

А как теперь все ваши просьбы уже отправлены мною к вышнему правительству, то и обнадеживаю вас, что вы получите на все удовольствие. А между тем прошу вас быть покойными и не отчаиваться в высочайшей милости всероссийской великой императрицы, которая, конечно, вас от всего защитит, зная ваше непоколебимое верное подданство.

Всем приходящим российским судам показывайте сей лист, который дается вам во охранение с тем, чтоб всякий житель своего острова оставался при своем жилище и не повиновался из принуждения отдаляться на другие неизвестные им острова. А ежели которые и согласятся ехать своею охотою, то не иначе чтоб они были возвращены в свои места. В продовольствии пищею вы должны требовать таковую же пищу, каковую и они употребляют, ибо они должны думать, что они таковые же люди, как и одной государыни подданные.

Ежели ж они будут делать с вами каковые-нибудь бесчеловечия и принуждения, то я вам советую таковых примечать и иметь в своей памяти: которые судов и которого купца компании. О которых вы можете со временем прислать свои жалобы (с) справедливыми доказательствами, то те люди конечно будут наказаны по мере их преступления и вы удовольствованы.

Дошло до меня сведение и о том, что упромышленные вами звери в ясаки отдаются добротные и хорошие, но промышленные их обменивают и государыне отдают худые, то я вам и советую на тех зверях класть особые знаки или метки, пришивая ко оным деревцы или что другое, так, чтоб они переменить не могли.

А в дополнение ко удержанию дурных с вами поступков я посылаю ко всем к ним особливое предписание и думаю, что их от всякой худобы отвратит. Впрочем обнадеживаю всех вас островных жителей непосредственно изливаемою навсегда высочайшею императорскою милостию и человеколюбивым покровительством установленного верховного правительства.

Пребываю вам искренним доброжелателем Охотской области в Нижнекамчатском окружном городе за подписанием и утверждением печати.

Июня 15 дня 1787 года.

Ея императорского величества всемилостивейший государыни моей полковник и Охотской области комендант

Григорий Козлов-Угренин

РГАДА. Ф. 1385 (Ф. Р. Остен-Сакен). Оп. 1.Д. 1026. Л. 58-59. Подлинник. [23]

№ 3

Лист

от постановленного в Охотской области по высочайшему именному повелению полковника и коменданта обитающим в морском вояже на разных компанейских промышленных судах предводителям с работными людьми

По открывшимся от многих островных подданных российской императорской короны алеутских народов жалобам приходящим судам объявляется, что всякое такое судно, пристав к какому-нибудь острову, где обитают алеуты под высочайшею российскою державою находящиеся, должны поступать с островными жителями ласково и не делать им никакого рода притеснения, а тем паче и отдалять их с природных своих мест на другие дальние острова. А ежели которые и согласятся то тех в содержании и пище ничем от русских не отличать, ибо по возвращении ежели которым судном таковое преступление будет, то конечно без взыскания не останется.

Вышнему правительству уже известны все ваши неистовые поступки с островными жителями, то отныне все оное прекратить, а стараться последовать мыслям милосердной государыни, которая печется о размножении и сохранении всякой страны народа. Не думайте и не полагайтесь на то, что прежде вами делано и с рук сходило, а будьте уверены, что божественные монаршие законы посвятят вам границы к соделанию всякого добра и ко истреблению зла.

Я надеюсь, что сие предписанное возмет настоящее свое действо и вспомнит, что никаковая дальность не скроет худых поступков каждого российского верноподданного.

В протчем пребываю Вам с утверждением руки на приложение печати Охотской области в Нижнекамчатском окружном городе.

Июня 15 дня 1787 года.

Ея императорского величества всемилостивейшей государыни моей полковник и Охотской области комендант

Григорий Козлов-Угренин

РГАДА. Ф. 1385 (Ф. Р. Остен-Сакен). Оп. 1.Д. 1026. Л. 55-55 об. Подлинник.

№ 4

Почтенный г[осподи]н острова Атту тоен

Я, узнав опытом твое усердие к верноподданничеству скипетру его императорского величества всероссийского нашего великого государя, по случаю принятия тобою исповедуемой в России христианской веры, приведения к тому твоих родников, платежа добровольного подати государю и оказываемых ласковости и многих пособий российским мореплавателям, как то паче нынешний доказывает благонамеренный поступ по компании купца Холодилова [24] приказчика Кузнецова с товарищи учиненный, обязанностью поставляю, будучи отдаленным здешняго места начальником объявить к таковой твоей благорасположенности признательность, сообщив волю власти дабы ты, по прибытии в остров пребывания твоего по учинении тобою с числом известных здесь с тобою сущих твоих родников в верноподданничестве новому государю императору всероссийскому присяги, убедил достальных на острове существующих к равному расположению. На исполнение чего я у сего влагаю о вступлении на престол государя высочайший манифест 7 и обещание клятвенное, из которых последнее, по приложении к нему рук привестися имеющих к присяге на верноподданничество, прошу возвратить ко мне с мореходом Сосниным при твоем меня извещении, известя и о том, когда с кем, куда и сколько именно отправлено тобою ясака, приложив с квитанций, данных тебе в приеме оных копий. Присовокупить и то, коликим числом оного на будущее время располагаешся ты служить. Я же остаюсь в твоей непоколебимости уверен желая содержания оной в нерушимости и пути благополучного.

Иркутской губернии, города Нижнекамчатска
городничий Иван Крылов

Острова Атту алеутскому тоену
Александру Потаповичу Зайкову
Ч[исла] 10 августа
1798 года

РГАДА. Ф. 1385 (Ф. Р. Остен-Сакен). Оп. 1.Д. 1026. Л. 51-51 об. Подлинник.


Комментарии

1 Ближние острова (Атту, Агатту, Семичи), входившие в состав Алеутских островов, были открыты в 1745 г. устюжанином Михаилом Неводчиковым. Приведение островитян в подданство России и сбор с них ясака начались с 1755 г.

2 Тоенами назывались главы племен Алеутских островов.

3 Бобрами здесь названы каланы (морские выдры).

4 Коралек (коралловый шарик) — предмет украшения у жителей Алеутских островов.

5 Передовщики заведовали промыслом пушных зверей, хозяйственной частью судна, обменом с жителями островов.

6 Кличка Франц Николаевич (Франтишек Миколаш Ксавериус) (ок. 1730-1786) — иркутский губернатор в 1778-1783 гг., орловский губернатор в 1783-1786 гг.

7 К письму приложена копия манифеста от 6 ноября 1796 г. о вступлении на престол императора Павла I.

Текст воспроизведен по изданию: "Ничем от русских не отличать". Документы XVIII века об отношении русской администрации к жителям Алеутских островов. (1781-1798) // Источник. Документы русской истории, № 2 (56). 2002