ПОСЛЕДНИЕ ДНИ В РУССКОЙ АМЕРИКЕ...(1)

Из записок очевидца. 1867 г.

Ново-Архангельск на острове Ситхе. — Появление американских пионеров. — Формальная передача колонии. — Бездеятельность русских. — Естественные богатства с.-з. Америки. — Ликвидация дел Российско-Американской компании. — Народонаселение колоний и их занятия. — Права проданных людей. — Судьба их после продажи. — Заключение.

I.
Помещая на страницах журнала “Русской Старины” несколько сведений о последних днях в русской Америке, желающим более обстоятельно ознакомиться с местностью и жизнью бывших русских колоний могу указать на более солидный и единственный на русском языке труд, систематически собранный и изданный в 1861 году г. Тихменевым, под заглавием “Историческое обозрение российско-американской компании, в 2-х частях, с географическими картами и рисунками, которое было издано им на средства российско-американской компании, за шесть лет до уступки русских колоний на сев.-зап. берегах Америки правительству Соединенных Штатов (колонии проданы за 7.200,000 долларов 3-го мая 1867 года); с своей стороны, бывши очевидцем официальной передачи колоний и находясь эти последние шесть лет, до весны 1868 года, на неприветливых берегах территории “Аляска”, а равно имев [550] случай быть во многих местах этого еще дикого и угрюмого края, включительно с Курильскими островами, тоже уступленными Японии (Курильские острова уступлены Японии взамен южной части острова Сахалина, вследствие чего весь остров Сахалин отошел к России. – прим. В.), как живой свидетель могу еще поведать о тех событиях, которые имели место на отдаленнейших окраинах нашего обширного отечества.
Высочайшая ратификация, об уступке русских владений в сев.-зап. Америке, состоялась 3-го мая 1867 года; фактическая же передача их произошла только осенью того же года, на острове “Ситхе”. Таким образом Россия владела краем, считая со времен первых русских выходцев, промышленников и авантюристов, с 1743 года (Впрочем, еще ранее, по повелению императора Петра 1, была послана 1-ая северная экспедиция для определения сопредельных берегов Азии и Америки под командой капитана Беринга и между 1730 и 1740 годами императрицей Анной Иоанновной была снаряжена 2-ая экспедиция во главе того же капитана Беринга и для той же цели. – прим. В.) до конца 1868 г., которым и закончилось преобладание русского элемента в сев.-зап. Америке, основанного слишком 125 лет тому назад на захвате никем незанятых земель, редко населенных дикими первобытными туземцами, и который, в свою очередь, так или иначе, в годину уступки колоний, был поглощен более ближайшей и практической нацией — американцами, что, впрочем, по географическому положению колоний и отдаленности их от центра России, вполне представляется естественным, так как за не развитием в России торгового мореходства бывшая российско-американская компания, управлявшая колониями из С.-Петербурга, в сущности представляла из себя жалкую пародию на Английские Ост-Индскую и Гудзонбайскую компании, принося русскому правительству и акционерам только убытки и хлопоты, при постоянных ссылках на дарованные ей разные льготы, привилегии и полную монополию. [551]

II.
Это было осенью 1867 года. Центром русских колоний в Америке считался тогда порт Ново-Архангельск, откуда русская “цивилизация” распространялась по всему громадному протяженно далеко за Берингов пролив к северу и до берегов Восточной Сибири к западу.
В 1799 году, когда был основан Ново-Архангельск, не существовало еще штата Калифорнии со знаменитым городом Сан-Франциско, который господствует теперь на берегах Восточного океана. Через 70 лет, осенью 1867 г., Ново-Архангельск представлял еще довольно жалкое поселение нескольких русских и креолов, где вся жизнь ограничивалась только интересами Российско-Американской пушной компании. Большинство жителей, за исключением нескольких десятков служащих, были безграмотны. Крайнее однообразие жизни было причиной развития почти повального пьянства, средства для которого прибывали ежегодно на кругосветных судах в форме огромных бочек рассиропленного спирта с маркой Р. А. К., что означало Российскую Американскую компанию.
При таких обстоятельствах 1867 год застал немногочисленное русское население на берегах сев.-зап. Америки.
В конце августа 1867 года, неожиданно появляется американское судно, за ним другое, третье и, наконец, жители узнают, что земля Русская или, точнее сказать, Алеутская, продана за 7.200,000 долларов Америке.
Первым американским промышленникам не поверили, и убедились только тогда, когда увидели светло-синие шинели американского гарнизона, вместе с чем начали, в течении нескольких дней, как грибы вырастать дома, привезенные американцами с собою и которыми они удивили нас едва ли менее, чем некогда Кук удивил своим появлением людей черной расы.
7-го октября 1867 года, в день формальной передачи колоний, погода, против обыкновения, была ясная. На безоблачном небе обрисовывались местами вершины пирамидальных [552] гор; иногда же, достигнув линии снегов, они высились красноватыми скатами, с потоками, рытвинами и голыми печальными скалами.
Вечный океан с шумом бился в подножия скал неприветливого берега.
Кое-где плеснет весло колоша (местное туземное независимое население), вымазанного черной краской с ярко-красными разводами киновари, или брякнет цепь на судне, стоящем в гавани, или раздастся крик чайки, и эхо далеко разнесется по заливу...
Два комиссара (От России капитан 1-го ранга Пещуров; от Соед. Штатов генерал Руссо. – прим. В.), прибывшие накануне, готовились совершить обряд формальной передачи территории, хотя уступка ее была ратифицирована 3-го мая 1867 года, а самый договор состоялся в Вашингтоне 18-го (30-го) апреля того же года.
Уполномоченным комиссарам надлежало спустить флаг Российско-Американской компании и, подняв флаг республики, возвестить жителям территории, что край войдет с этого дня в состав республики Соединенных Штатов. При спуске флага, весь наличный состав населения города высыпал из своих лачуг посмотреть как это прибывшие комиссары с сотней американских солдат примут территорию.
Тут было несколько русских служащих, человек триста солдат сибирских линейных батальонов, едва ли не в первый раз, по прибытии в колонию, почувствовавших свое военное назначение, и несколько сот креолов, да туземных жителей, заинтересованных предстоящим зрелищем. Церемония передачи была коротка: тихо спустился русский флаг над домом главного правителя колонии (Последним правителем русских колоний в Америке был капитан 1-го ранга, князь Дмитрий Петрович Максутов. – прим. В.) и вместо него взвился флаг Северо-американских Соединенных Штатов, затем грянула американская пушка... разнеслось по морю ее эхо, и навсегда смолкнуло русское слово, русская жизнь в северо-западной Америке... [553]

III.
С уступкой русской Америки, русские навсегда потеряли свои единственные колонии, которые, при громадном протяжении России, конечно, не могли иметь для нее особого значения.
Владея краем со времен Беринга (1733 г.), русские ограничивались только грошовой эксплуатацией пушных зверей, оставив все остальное в том же состоянии, в каком оно было с незапамятных времен.
Те же полунагие обитатели, возносящие свои молитвы огню и воде, и не принесшие никакой пользы леса, горы с запасами неизведанных минералов и, наконец, полное отсутствие путей сообщений, — все осталось в таком же первобытном виде, в каком было: с громадными стадами по берегам ластоногих животных, горячими бьющими из-под земли ключами и вечным прибоем океана. Вот край, уступленный русскими, куда в настоящее время проникает практическая деятельность и цивилизация американцев.
Тотчас же по спуске русского флага, американская милиция заняла наиболее важные пункты колоний, и стали съезжаться промышленники для эксплуатации края, преимущественно евреи, прикрытые американским гражданством.
Первым лакомым куском представилось обзаведение самой компании. Естественные богатства края надо было еще разрабатывать, затрачивать большие капиталы, между тем как Российско-Американская компания, не умевшая сводить концы с концами при всевозможных привилегиях, заблагорассудила все свое наличное имущество и хозяйство отдать, чрез своего представителя, американским евреям за совершенный бесценок, и затем требовать свои протори и убытки от правительства только в силу исторических соображений. Русское правительство удовлетворило, насколько считало возможным, эти претензии, и затем кончилась пресловутая деятельность компании; американцы же нажили и по настоящее время продолжают [554] наживать капиталы, благодаря русскому равнодушию к собственным интересам (Здесь кстати будет заметить, что острова св. Павел и Георгий, известные под именем “Прибыловых островов”, лежащие севернее полуострова Аляски, а именно между 55° и 60° с. ш. и 165° и 170° в. д., и по трактату отошедшие к Америке, есть единственное и весьма замечательное как в промышленном, так и в научном отношении, сборище или так называемое лежбище морских котиков (ластоногое земноводное животное), которые в количестве нескольких сот тысяч ежегодно, с мая до конца августа, появляются на этих островах для вывода детенышей, остальное же время года, по уходе их в море, они пропадают и местопребывание их неизвестно. Мех этих животных высоко ценится как в России, так и в Англии; из мяса же вытапливается жир. До 1884 г., острова эти эксплуатируются американцами Гутчинсон, Когль и Ко, между русскими же капиталистами, во всей России, не нашлось еще охотников для серьезной и рациональной эксплуатации как упомянутых островов, так и вообще всего северо-восточного побережья Камчатки и восточных берегов Сибири, в избытке наделенных природой лесом, рыбой, минералами и проч.)
Но, с уступкой колоний американцам, отошла к ним не одна земля, — отошли и люди.
Бросим же беглый взгляд на них, все-таки, так или иначе, служивших некогда интересам России.

IV.
Жители, населявшие колонии, состояли из туземцев, креолов, а также русских и иностранцев, законтрактованных на службу компании. Между туземными обитателями, заслуживающими более других внимания, можно назвать алеутов, живших на островах колоний; все прочие племена на материке и на островах, ближе лежащих к материку, — племена, бывшие полузависимые или совсем независимые, хотя они и числились принадлежащими России.
Алеуты, все крещеные и номинально православные, представляли, в сущности, беднейшее племя, питающееся котовым и китовым жиром, соленой рыбой и юколой (Сушеная рыба. – прим. В.) и т. п. [555] естественными произведениями края. Жили они в землянках, на беднейших, совершенно безлесных, островах, отоплялись травой и наносным лесом. Вся жизнь их проходила или под землей, или на коленях в байдарке (Лодка из шкуры сивуча, ластоногого животного; местное название. Собственно говоря, сивуч есть крупнейшие экземпляры самцов моржей. Кожа их называется “лавтаком”, чрезвычайно толста и прочна. Из нее алеуты строят байдарки и байдары; последние вместимостью иногда 50 тонн и более. – прим. В.), на промысле рыбы, морских бобров, котов, моржей и других животных, а в иных местах, на берегу, на ловле лисиц, песцов, евражек, соболей, медведей, куниц и проч. За алеутами следовали креолы. Это переход от туземцев к европейцам или точнее к русским.
В течение 120 лет русские промышленники, а со времени образования Российско-американской компании — служащие в ней русские, смешиваясь с туземцами, произвели креолов. Эти последние, в свою очередь, смешиваясь то с русскими, то с туземцами, произвели такие разновидности, что в иных случаях трудно было определить происхождение той или другой личности. Нередко, на отдаленнейшем острове, в семье алеута можно было встретить белого ребенка русского типа — результат минутного увлечения какого-нибудь матроса или пьяного рабочего, случайно побывавшего на алеутской гряде. Затем следуют русские, первоначально промышленники из Сибири, а впоследствии служащие по найму компании.

Численность населения, ко дню уступки колоний Америке, в круглых цифрах состояла:
1) Русских, финляндцев и иностранцев- 800 чел.
2) Креолов-2,000 “
3) Алеут-5,000 “
4) Полузависимых и независимых туземцев-10,000 “
Таким образом:17,800 чел.

за исключением 800 — первой категории, которым предоставлено было право, “по своему желанию, возвратиться в Россию в [556] трехгодичный срок, сохраняя свою национальность или же оставаться в уступленной стране и пользоваться, согласно договору всеми правами, преимуществами и льготами, предоставленными гражданам Соединенных Штатов, в полном пользовании свободой, правом собственности и исповеданием своей веры; остальные туземные дикие племена остались подчинены законам и правилам, которые от времени до времени могут быть постановляемы Соединенными Штатами в отношении к туземным племенам этой территории (Статья третья договора, о жителях, населявших рус. колонии. – прим. В.)”. Несколько лиц изменили национальность и остались в Америке, часть переселилась в Восточную Сибирь, часть возвратилась на родину русскими. Вслед за ними потянулись и некоторые из креолов; из них более способные скоро приискали себе работу и устроились лучше, чем дома; большая же часть вывезенных в Европейскую Россию, без всякой подготовки к самостоятельности, перемерли от бедности, перемены климата и образа жизни, сожалея о неприветливых берегах далекой родины, где им не нужно было заботиться, по крайней мере, ни о паспорте, ни о квартире, ни о воде и дровах ни, наконец, даже о рыбе, так как все это имелось в колониях даром.

Оставшееся население в первое время жестоко эксплуатировалось наехавшими американцами. Так, напр., с прекращением действий русской компании, оно шло к ним за ничтожную плату в работу, хотя заработок и был сравнительно выше прежнего. Когда край принадлежал еще русским, то самые лучшие работники получали едва до 50 к. в сутки, почему они и шли охотно к американцам за 0,5 доллара, между тем как ни один янки не стал бы работать менее 2-х долларов; одним словом, эти люди оказались в положении китайских кули (Кули — переселенцы из Китая в Америку, где они работают за низшую плату, понижая тем стоимость труда. – прим. В.).
В заключение думается, что если бы все эти люди, кроме полузависимых и независимых туземцев, а именно креолы и алеуты, числом до 8,000 человек, были бы переселены в [557] восточную окраину Сибири, какую громадную пользу они могли бы принести для столь отдаленного русская края, который, по настоящее время, туго заселяется, да и то преимущественно ссыльными. Скупив все обзаведение компании и предоставив его переселенцам, русское правительство не осталось бы в убытке. Креолы и алеуты отличные моряки и могли бы быть весьма полезны Восточной Сибири, которой предстоит широкая будущность. Владея сев.-зап. Америкой со времен Беринга, мы, русские, ровно ничего не сделали для края, и та же будущность, быть может, ожидает наши отдаленнейшие окраины Сибири; уже в настоящее время там появляются фактории иностранцев, которые, забирая, мало по малу, в свои руки торговлю и цивилизацию, предоставляют нам, русским, довольствоваться собиранием ничтожного ясака с инородцев, да официальными отчетами местных властей о благосостоянии края.

М. И. Вавилов.

ПРИЛОЖЕНИЕ.

Высочайше ратифицированный договор об уступке российских североамериканских колоний.

(По титуле). Его величество император всероссийский и Северо-Американские Соединенные Штаты, желая упрочить, если возможно, существующее между ними доброе согласие, назначили на сей конец своими полномочными, а именно: его величество император всероссийский Эдуарда Стекля, своего тайного советника, чрезвычайного посланника и полномочного министра в Соединенных Штатах, а президента Северо-Американских Соединенных Штатов — статс-секретаря Вильяма Сюарда. Каковые полномочные, по взаимном сообщении своих полномочий, найденных в доброй и надлежащей форме, постановили и подписали нижеследующие статьи:

Статья I. Его величество император всероссийский сим обязуется уступить Северо-Американским Соединенным Штатам, немедленно по обмене ратификаций, всю территорию с верховным на оную правом, владеемым ныне его величеством на американском материке, а также прилегающие к ней острова. Сказанная территория заключается в нижеозначенных географических границах, а именно: восточною границею служит линия разграничения между российскими и британскими владениями, в северной Америке, как таковая линия постановлена конвенцией, заключенной [558] между Россией и Великобританией 16 (28) февраля 1825 г. и как оная определена в статьях III и IV сказанной конвенции, а именно:

Начиная с самой южной точки острова, именуемого Принц Валлийский (Prince of Wales), каковая точка находится под 54-м градусом 40 минутами северной широты и между 131 и 133 градусом западной долготы (считая от Гринвичского меридиана), вышесказанная черта протянется к северу вдоль по проливу, называемому Портландский канал (Portland Channel), до той точки твердой земли, где она касается 56 градуса северной широты. Отсюда черта разграничения последует по хребту гор, простирающихся в параллельном направлении с берегом до точки пересечения на 141 градусе западной долготы (от того же меридиана), и, наконец, от сей точки пересечения та же меридиальная линия 141 градуса составит в своем продолжении до Ледовитого моря границу между российскими и великобританскими владениями на твердой земле северо-западной Америки.

Ст. IV. В отношении к черте разграничения, определенной в предыдущей статье, разумеется: 1) что остров, именуемый Принц Валлийский (Prince of Wales), принадлежать будет России весь без изъятия (но с сего числа, в силу сей уступки, Соединенным Штатам).

2) Что везде, где хребет гор, простирающихся в параллельном на правлении с берегом от 56 градуса северной широты до точки пересечения под 141 градусом западной долготы, отстоять будет далее 10 морских миль от океана, граница между владениями великобританскими и вышеозначенным берегом, яко долженствующим принадлежать России (т. е. граница владений, уступленных настоящею конвенцией), проведена будет параллельною чертою с кривизнами берега и не может идти далее десяти морских миль от оного.

Западная граница уступленных территорий проходит через точку в Беринговом проливе под шестьдесят пятым градусом и тридцатью минутами северной широты в ее пересечении меридианом, отделяющим на равном расстоянии острова Крузенштерна или Игналук от острова Ратмана или Нунарбук, и направляется по прямой линии безгранично к северу, доколе она совсем не теряется в Ледовитом океане. Начиная с той же исходной точки, эта западная граница идет оттуда почти в юго-западном направлении чрез Берингов пролив и Берингово море, так что она проходит в равном расстоянии между северо-западной оконечностью острова св. Лаврентия и юго-восточной оконечностью Чукотского носа до меридиана сто семидесяти двух градусов западной долготы; от сего пункта, начиная от точки пересечения этого меридиана, граница идет в юго-западном направлении, проходя на равном расстоянии между островом Атту и островом Куппера, лежащим в группе малых островов Командорских в северном Тихом океане до меридиана сто девяносто трех градусов западной долготы, и таким образом включает в уступленную территорию все Алеутские острова, лежащие к востоку от сего меридиана.

Статья II. С территорией, согласно предыдущей статье, верховной власти Соединенных Штатов, связано право собственности на все публичные земли и площади, земли никем незанятые, все публичные здания, укрепления, казармы и другие здания, не составляющие частной собственности. Однако постановляется, что храмы, воздвигнутые российским правительством на уступленной территории, остаются собственностью [559] членов православной церкви, проживающих на этой территории и принадлежащих к этой церкви. Все дела, бумаги и документы правительства, относящиеся до вышеозначенной территории и ныне там хранящиеся, передаются уполномоченному Соединенных Штатов; но Соединенные Штаты, во всякое время, когда встретится надобность, выдают российскому правительству, российским чиновникам или российским подданным, которые того потребуют, засвидетельствованные копии с этих документов.

Статья III. Жители уступленной территории могут, по своему желанию, возвратиться в Россию в трехгодичный срок, сохраняя свою национальность; но если они предпочитают оставаться в уступленной стране, то они, за исключением однако ж диких туземных племен, должны быть допущены к пользованию всеми правами, преимуществами и льготами, предоставленными гражданам Соединенных Штатов, и им должны быть оказываемы помощь и покровительство в полном пользовании свободой, правом собственности и исповеданием своей веры. Дикие же племена будут подчинены законам и правилам, которые от времени до времени могут быть постановляемы Соединенными Штатами в отношении к туземным племенам этой территории.

Статья IV. Его величество император всероссийский назначить в возможно скором времени уполномоченного или уполномоченных для формальной передачи уполномоченному или уполномоченных от Соединенных Штатов вышеуступленных: территории, верховного права и частной собственности со всеми принадлежностями, и для всяких других действий, которые окажутся нужными по сему предмету. Но уступка с правом немедленного вступления во владение тем не менее должна считаться полной и безусловной со времени обмена ратификаций, не дожидаясь формальной передачи оных.

Статья V. Немедленно после обмена ратификаций сей конвенции, всякая укрепления или военные посты, находящееся в уступленной территории, передаются уполномоченному Соединенных Штатов, и все русские войска, расположенные в этой территории, выводятся в удобный для обеих сторон срок.

Статья VI. На основании вышеустановленной уступки, Соединенные Штаты обязываются заплатить в казначействе в Вашингтоне, в десятимесячный срок со времени обмена ратификаций сей конвенции, дипломатическому представителю или иному его величеством императором всероссийским надлежаще уполномоченному лицу, семь миллионов двести тысяч долларов золотою монетою. Вышепостановленная уступка территории и верховного на оную права сим признается свободною и изъятой от всяких ограничений, привилегий, льгот или владельческих прав российских или иных компаний законным порядком, или иным образом учрежденных, или таковых же прав товариществ, за исключением только прав собственности, принадлежащих частным лицам, и уступка эта, сим установленная, заключает в себе все права, льготы и привилегии, ныне принадлежащие России в сказанной территории, ее владениях и принадлежностях.

Статья VII. По надлежащей ратификации сей конвенции его величеством императором всероссийским с одной стороны и президентом Соединенных Штатов, с надлежащего разрешения сената с другой [560] стороны, ратификации будут обменены в Вашингтоне в трехмесячный срок, от сего числа, или ранее, буде возможно.

В удостоверение чего обоюдные уполномоченные подписали сию конвенцию с приложением печатей своих гербов.

Учинено в Вашингтоне 18 (30) марта тысяча восемьсот шестьдесят седьмого года.

(М. П.) (подп.) Эдуард Стекль.

(М. П.) (подп.) Вильям Г. Сюард.

Того ради, по довольном рассмотрении сего договора, мы приняли оный за благо, подтвердили и ратифицировали, яко же сим за благо приемлем, подтверждаем и ратифицируем во всем его содержании, обещая императорским нашим словом за нас, наследников и преемников наших, что все в помянутом договоре постановленное соблюдаемо и исполняемо будет ненарушимо. В удостоверение чего мы сию нашу императорскую ратификацию, собственноручно подписав, государственною нашею печатью утвердить повелели. Дана в С.-Петербурге мая 3 дня в лето от Рождества Христова тысяча восемьсот шестьдесят седьмое, царствования же нашего в тринадцатое.

На подлинном собственной его императорского величества рукою подписано тако:

Александр.

(М. П.)

Контра сигнировал: вице-канцлер князь А. Горчаков.

Текст воспроизведен по изданию: Последние дни в русской Америке // Русская старина, № 3. 1886

(продолжение следует)