odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Тайна третьего перелёта или цейтнот Леваневского... Евгений Костарев. Часть 8.

Часть 8.

Загадочная радиограмма.

"Истина бывает часто
настолько проста,
что в неё не верят."

Ф.Левальд.

В радиограмме Галковского, принятой на Аляске в Анкоридже и Сиэтле, осталась загадочная фраза: «Посадку будем делать в 3400»,правда в некоторых источниках утверждается, что фраза была другой: «Снижаемся до 3400.» В целях сокращения текста все радиограммы передавались с борта Н-209 цифровым кодом.В радиограмме из Анкориджа естсь строка: «48340092.»
Цифры означают:
48 – предлагаем совершить посадку в ...;
92 – Леваневский;
3400 – ?
Если эта радиограмма верна, то получается, что Леваневский из-за неисправности одного из двигателей и сильного встречного ветра принял решение изменить место приземления и направить самолёт в сторону ближайшей к полюсу суши. Какая же земля скрываеться под цифрами 3400?

Небыло таких цифр в списке кодов для радиообмена между самолётом и Большой землёй. Но известно, что у штурмана В.Левченко была карта Арктики, разбитая на пронумерованные квадраты. Они обозначались для передачи на борт метеосводок. Квадрат 34 с координатами 70-750 с.ш. и 85-1150 з.д., приходиться на район Канадского Арктического архипелага. В частности на острова Виктория и Принца Уэльского. Здесь встречаються небольшие эскимосские посёлки. Не исключено, что Леваневский после отказа мотора мог направить самолёт именно в этот район, чтобы совершить там посадку. Возможно они достигли одного из островов. В этом случае цифры 00 могли означать время ожидаемого приземления – ноль часов, ноль минут – в квадрате 34. От Северного пояса до побережья Аляски более 2000км. До острова Элсмир в Канадском архипелаге – примерно 760км. Необходимо подчеркнуть,что поиски в квадрате 34 советскими лётчиками в 1937-1938гг. не велись. Остров Элсмир гористый, высота гор, покрытых ледниками, достигает там до 2,5км. Может быть их и видели лётчики самолёта Н-209?
Число «34» может означать и новый курс – 34о00 з.д.. Тогда место посадки Н-209 будет приходиться на северном побережье Гренландии – мысе Моррис-Джесеп. До него от полюса ещё меньше – чуть более 700км. И этот мыс находится именно на 34 градусе западной долготы – может быть, как раз тут и находиться загадка цифр радиограммы, услышанных на Аляске. Однако в штабе перелёта это поняли иначе и искать H-209 в этом районе не пытались. Побережье Гренландии так же имеет горы. Правда, в этом районе уже много лет действует натовская авивбаза Алерт и её пилоты с воздуха бы обязательно бы заметили неизвестный тяжелый самолет и непременно зафиксировали бы свой приоритет в обнаружении исчезнувшего самолета Леваневского...
Одназначно расшифровать кодированную строку невозможно. Число «34»вполне может означать и не номер квадрата, куда собирался лететь Леваневский, а еще одно указание на отказ двигателя, и это кажется более убедительным.Так считали штурманы В.Аккуратов и С.Коптелов. Поэтому,никакой загадки в радиограмме нет. После цифр «48» (посадку будем делать) следует указание причины «34» (отказ двигателя) и координаты посадки «00». Словом, заключительную часть радиограммы следует расшифровывать так: «Посадку будем делать из-за отказа (мотора) в точке с координатами 00», то есть на Северном полюсе.
Кстати,то в те времена у пилотов была расхожей фраза «по нулям», означавшая приземление.

Часть цифрового кода для радиограмм:


02 – слышу хорошо;
19 – пеленгов нет;
24 – нахожусь;
28 – высота полёта ... метров;
30 – температура воздуха ... ;
32 – матчасть работает ... ;
34 – отказал ... (прибор, агрегат...);
36 – горючего израсходовано ... ;
38 – всё впорядке;
40 – самочувствие экипажа ... ;
42 – сворачиваю и иду на ... ;
44 – иду на посадку в ... ;
48 – предпологаем совершить посадку в ... ;
92 – Леваневский;
и т.д.

Современные исследователи прямо говорят о нарушении Леваневским инструкции подачи аварийных радиограмм, что привело к ошибке определения района поиска. И еще, обычно лётчики в аварийных ситуациях при полётах над морем или Арктикой, как правило, выбирают место для посадки на своей земле. Непонятно, какая ситуация могла заставить Леваневского поступить иначе. Почему он после отказа мотора не повернул на о.Рудольфа? Там стоял радиомаяк – они нашли бы в любую погоду. И пусть даже поломали машину, но были бы живы. Рачёт простой: до Аляски было 1950 км, до Рудольфа – 1080. Но, где гарантия, что после посадки на о.Рудольфа и ремонта неисправного двигателя, экипажу дадут «добро» на возобновление перелёта? А так, какая-то, пусть призрачная, но надежда завершить полёт в Фэрбенксе, была. Поэтому на о.Рудольфа Леваневский не повернул, к тому же, ведь тогда бы он возвращался, а не шел до конца. Упрямство командира (а может быть твёрдый расчет?) увлекло в неизвестность, как самого его, так и пятерых членов его экипажа. Леваневский просто не мог возвращаться, ибо тогда бы возвращение было бы расценено, в лучшем случае, как трусость и легло бы несмываемым позором, в худшем же случае – невыполнением важного правительственного задания – и финалом этого была бы пуля в подвале НКВД, либо направление на лесоповал ГУЛАГА.

Tags: Леваневский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments