Пепеляевы... (1)

Сейчас эта фамилия - Пепеляевы - почти забыта и в Томске, где Пепеляевы родились и провели детство на излете девятнадцатого века, и в Сибири, и в России. Забыта потому, что Пепеляевы во все годы советской власти были под запретом, de jure и de facto этот запрет не снят и поныне. А в годы гражданской войны слава Пепеляевых была огромной, гремела по всей Сибири, была растиражирована в белогвардейских войсках в миллионах агитационных листовок.
В полках и дивизиях гремело грозно на известный мотив во многие тысячи глоток, например, не единственное это:
За любимым вождем
К Вятке путь мы пробьем,
Обратим вражьи полчища в трупы.
Мы - могучая рать,
И врагу не сдержать
Пепеляевской Северной группы...

А кремлевские красные вожди Ленин, Троцкий, Сталин, Дзержинский совсем не были уверены, что несколько месяцев или даже недель - и уже не они, а Колчак и Пепеляевы окажутся хозяевами Кремля, Первопрестольной и целой России...

Я расскажу о Пепеляевых, об их жизни и судьбе, главным образом о самых знаменитых из их рода - братьях Викторе Николаевиче, Анатолии Николаевиче, Аркадии Николаевиче. А начну повествование с рассказа об их родителях, которые тоже заслуживают, чтобы о них знали и помнили.

Родители
Двенадцатого июля 1881 года в Градо-Томской Благовещенской церкви (старо-кафедральный Благовещенский собор снесен в 1930-х, ныне там пл. декабриста Батенькова) 23-летний потомственный дворянин, сын статского советника, уроженец Санкт-Петербургской губернии поручик Томского пехотного батальона Николай Михайлович Пепеляев сочетался первым браком с дочерью томского купца 2-й гильдии Некрасова 19-летней выпускницей женской гимназии Клавдией Георгиевной.
Можно было бы не тревожить метрическую книгу о брачующихся, если бы не два обстоятельства. Занесенный в Томск волею судьбы и приказом военного начальства летом 1879 года подпоручик Н.М. Пепеляев осел после женитьбы в Томске прочно, навсегда.

Здесь, изредка выезжая в служебные командировки в Нарым, Канск, Омск, Красноярск, Нерчинск, выступая во время русско-японской войны в годовой поход сначала на охрану Сибирской железной дороги в районе г. Красноярска, потом - в Маньчжурию, преодолел последовательно все служебные ступеньки военной карьеры - от младшего офицерского чина до генерал-лейтенанта. Получил ордена: Св. Станислава 1-й, 2-й и 3-й степеней, Св. Владимира 4-й степени, Св. Анны 2-й и 3-й степеней, многие медали, в том числе "За труды по первой переписи народонаселения"... Был комендантом Томска, начальником гарнизона, командовал батальоном, полком, бригадой. Одно время, очень, правда, короткий срок, в период первой русской революции, 14 дней исполнял временно должность Томского генерал-губернатора. В Томске Николай Михайлович Пепеляев и умер 21 ноября 1916 года и был похоронен в воинском квартале Преображенского кладбища.
575b0e3ad1bc6.jpg
Имя генерала не сохранилось бы, не такие имена затерялись, канули в Лету в богатом на события минувшем веке. Если бы не его дети. Я не случайно начал рассказ именно с женитьбы Н.М. Пепеляева. В браке у Николая Михайловича и Клавдии Георгиевны Пепеляевых было восемь детей. Шесть сыновей и две дочери. Наиболее знаменитыми, сделавшими род Пепеляевых известным, оказались сыновья Виктор и Анатолий - первый и пятый в семье дети. Виктор навеки вошел в историю как один из виднейших лидеров белого движения в Сибири в годы гражданской войны, премьер-министр в правительстве адмирала А.В. Колчака, Анатолий - как герой первой мировой войны, талантливейший колчаковский полководец, генерал, командующий одной из трех колчаковских армий - 1-й Сибирской армией.
Но все это будет потом, уже после смерти главы большого семейства. А при жизни семьей своей, детьми Николай Михайлович мог гордиться. Жили на его жалованье хоть и не богато, однако очень дружно.
eac555bd2e0f47f7851760bc05117f98.jpg063b2db933cd711529f4e412e046d794.jpg
Дети учились легко, хорошо, воспитание получали правильное, образование добротное, в большом почете были в семье музыка, книги, театр (одна из дочерей, Екатерина, стала драматической актрисой, Вера - учительницей), иностранные языки, проявлялся интерес к военному делу. Из шести сыновей пятеро последовали примеру отца, отправившись кто в Петербург, кто в Омск в закрытые военные учебные заведения. Лишь первенец, Виктор, пошел по гражданской линии, поступив на юридический факультет Томского императорского университета.
Когда начнется гражданская война, все Пепеляевы-сыновья власть большевиков не примут как враждебную русскому народу, антигуманную, будут активно и яростно с ней сражаться. Погибнет в боях в начале января 1919-го на передовой только один, самый младший, гусар Логгин, остальные либо будут расстреляны, либо попадут в советские тюрьмы и концентрационные лагеря, где все до одного сгинут.
Вдова генерал-лейтенанта Н.М. Пепеляева Клавдия Георгиевна, проживавшая после смерти мужа по ул. Спасской, 6 (ныне ул. Советская) в г. Томске, покинет город с отступающими белыми войсками в декабре 1919-го, вместе с дочерью Верой Николаевной Пепеляевой-Поповой окажется за рубежом, в г. Харбине, будет коротать там век до конца своих дней, до 1938 года. В харбинской эмиграции окажется и семья Анатолия Пепеляева: его жена Нина Ивановна вместе с двумя сыновьями - Всеволодом и Лавром. Но и их советская власть не оставит в покое. Только за то, что они - дети колчаковского генерала, осенью 1945-го года, когда Красная Армия заставит Японию капитулировать и войдет на территорию Маньчжурии, - Всеволод и Лавр будут приговорены к 25 годам заключения каждый. К остальным Пепеляевым, а останутся в живых только женщины, советская власть окажется более снисходительна, то есть просто не будет их преследовать за принадлежность к пепеляевскому роду...

Подполковник медицинской службы

Аркадий был третьим в большой семье Пепеляевых ребенком. Томские детские годы его были недолгими. Выбрав путь отца, решив стать военным, он поехал в Омск, поступил в Омский кадетский корпус. По окончании корпуса путь его был в Петербург, где он в декабре 1912 года с отличием закончил Военно-медицинскую академию и в новенькой, сверкающей золотыми офицерскими погонами форме военврача вернулся в родную Сибирь. Сначала в Тюмени служил в должности младшего ординатора военного лазарета, потом вскоре его перевели в Омск, в военный госпиталь.
Наверное, не ошибусь, сказав, что период жизни с 1910 по 1914 годы был самым счастливым в жизни Аркадия Пепеляева. Выпавшие на эти годы события полны были простого человеческого счастья. Учась в кадетском корпусе, он познакомился с красавицей-дочерью одного из своих преподавателей полковника Г.П. Якубинского Анной Георгиевной. Еще будучи слушателем академии, женился на ней по взаимной любви, у них родились две дочки - Татьяна, а следом Нина. Он жил семейной жизнью в окружении родных и друзей. Днем - не тяготившая служба, вечерами - либо они в гостях, либо к ним гости. А еще - театр, книги, музыка. Он недурно играл на скрипке и иногда часами позволял себе предаваться этому занятию.
Все круто изменила в этом почти гражданском укладе жизни объявленная на Ильин день в 1914-м война с Германией. Как врач военно-санитарного транспорта, Пепеляев в первую очередь подлежал отправке на фронт. Сформировав по приказу начальства военно-санитарный поезд, А. Н. Пепеляев уже в конце августа 1914-го был на театре военных действий, на передовой в Х армии Юго-Западного фронта. Вместе с женой, окончившей курсы сестер милосердия.
О том, каким был воином и врачом Аркадий Пепеляев в действующей армии, свидетельствуют полученные за неполные два года боев четыре ордена - два Святого Станислава и два - Святой Анны. Не многие врачи могли похвалиться таким. Для этого нужно было и вывозить раненых из-под огня в тыл, и оперировать буквально в нескольких километрах, а то и сотнях метров от линии переднего края в полевом подвижном госпитале N 525, где он был главным врачом.
Но в стране уже шли необратимые политические перемены. В марте 1918-го с военной службы Аркадий Николаевич уволился, поступил врачом-эпидемиологом в городскую больницу. В этом качестве и застала его гражданская война. Временное Сибирское правительство мобилизовало капитана медицинской службы Пепеляева.
И снова потекли военные будни, фронтовая жизнь. Только теперь уже неприятелем был не немец, а свои, русские. Красные. Впрочем, его делом было лечить раненых в этом братоубийстве воинов.
...После блестящих побед в первой половине 1919-го армия адмирала Колчака к осени стала сдавать, началось отступление. Под ударами Красной Армии 14 ноября был оставлен Омск, 14 декабря - Новониколаевск. Подполковник медицинской службы Аркадий Пепеляев отступал в стане белых как врач, сопровождая раненых. Отступление превратилось в бегство, прекратившееся для Аркадия Николаевича в Иркутске. Здесь был впервые арестован большевиками и пробыл под стражей два месяца. За хранение бумаг брата Виктора, касающихся расстрела в Екатеринбурге царской семьи. По одним сведениям, бумаги эти еще в Омске передал ему с просьбой спрятать лично брат Виктор Николаевич, как министр внутренних дел курировавший ход следствия по событиям в Ипатьевском доме, по другим - важные эти бумаги следователя Н. Соколова отдала Аркадию Николаевичу жена брата-премьера Евстолия Васильевна. В Иркутске, сразу после расстрела мужа.
Возвратившись в Омск, Аркадий Николаевич продолжал практиковать как врач-отоларинголог. Слава о нем как о прекрасном враче была в Омске, шли к нему лечиться и ярые сторонники, и столь же ярые противники советской власти. Словом, все, кто нуждался в квалифицированной медицинской помощи. Воспитывал дочерей, одна из которых (младшая, Нина) закончила музыкальное училище и начала работать в театре драмы, а другая (старшая, Татьяна) выучилась на врача. Прошлое свое, родственников своих скрывать было глупо, о нем, где надо, все знали.
В органы его вызывали, кажется, чуть ли не единственный раз. И то не по делу братьев и не по делу о его личном прошлом. Вызывали с требованием сдать имеющееся у него золото. Почему-то считали, будто он имеет много золотых вещей. Он не имел. Но, подчиняясь требованию, пошел, прихватив с собой обручальные кольца и какую-то цепочку жены Анны Георгиевны. На обручальные колечки и золотую цепочку, по воспоминаниям дочери Нины Аркадьевны, взглянули и сказали: "Спрячьте и идите. Мы были о вас лучшего мнения, доктор Пепеляев". Он вернулся домой смущенный, сконфуженный.
Пришли за ним на другой день после начала Великой Отечественной войны. 23 июня 1941-го. Все перерыв в доме, не найдя ничего крамольного, увезли. И - два года не было от него ни звука. Жена и дочери думали, что и в живых его нет. Однако он был жив, находился в лагере в г. Мариинске, прислал оттуда весточку. Потом еще и еще. Просил не беспокоиться, все нормально, работает по специальности в лагерях.
В конце мая 1946 года из Мариинска в Омск пришла телеграмма: "омск рабиновича 136 петеляевой мариинска состояние здоровья тепеляева безнадежно развязка днями нач госпиталя". Слать телеграммы о заключенных, о врагах тем паче, было запрещено строжайше. Видимо, Аркадия Николаевича Пепеляева в лагере уважали, любили. Потому и рискнули. И это "Тепеляева", "Петеляева", сдается мне, специально так написано. Как о плохо знакомом и безразличном.
Анна Георгиевна выехала в Мариинск. 26 мая от нее пришла телеграмма дочерям: "Папа скончался двадцать четвертого утром живым не застала".
Похороны выглядели нелепо, горько, трагично. На телеге, в которую была запряжена лошадь, стоял гроб с телом. По пути от госпиталя к кладбищу за траурной повозкой шли два охранника с винтовками: неведомо, кого уж от кого они охраняли. А рядышком, сбоку по тротуару, шла, спотыкаясь на ходу, глотая горькие слезы, Анна Георгиевна.
Вот и все. Так закончил свои дни последний из остававшихся в живых к тому времени мужчин из славного дворянского рода Пепеляевых.

Командарм
DKZUD85W4AAWCmo.jpg
Девятого декабря 1937 года в Новосибирском УНКВД был допрошен бывший колчаковский генерал Анатолий Николаевич Пепеляев. Этот допрос был едва ли не последним для Пепеляева: 14 января 1938 года его расстреляли. Генерал Пепеляев находился в заключении в советских тюрьмах с июня 1923 года.
Анатолий был в семье пятым ребенком. До поступления в Омский кадетский корпус в 1901 году получил домашнее воспитание, учился в частной школе.
В Павловском училище после года обучения получил звание унтер-офицера, был удостоен звания лучшего стрелка из винтовки, а чуть позднее также и лучшего стрелка из револьвера. Говоря языком более близкого нам советского времени, юнкер Анатолий Пепеляев был ворошиловским стрелком.
Закончив в августе 1910 года Павловское военное училище, в звании подпоручика он прибыл 19 сентября к месту службы в Томск, был зачислен в 42-й Сибирский стрелковый полк, которым командовал его отец Н.М. Пепеляев. В этом полку и оставался до начала первой мировой войны.
Спустя несколько дней после объявления войны отбыл в составе 42-го Сибирского стрелкового полка в действующую армию на Северо-Западный фронт.
На переднем крае сразу же показал себя храбрым и грамотным командиром полковой разведки. Фамилия Пепеляев замелькала в списках особо отличившихся, награжденных. За три года участия в войне с Германией на территории России, Восточной Пруссии, Польши продвинулся до звания подполковника, командира батальона, получил 8 орденов. Были и два ранения и контузия.
За что именно получал высокие награды Анатолий Пепеляев? Например, в представлении к Георгиевскому оружию значится: "26 сентября 1915 года у д. Осова, командуя четырьмя конными и одной пешей командой разведчиков, устроил частью сил засаду в упомянутой деревне, а с остальными стремительно атаковал с фланга вышедших на засаду германцев и, несмотря на сильнейший огонь, личным примером довел их до штыкового удара, причем большая часть германцев была переколота, а один офицер и 26 нижних чинов взяты в плен".
А вот - из представления на орден Св. Георгия 4-й степени:
"... капитан Пепеляев, получив разрешение отойти из д. Клетище, по собственной инициативе решил держаться на своей позиции, отбил все атаки немцев и, выждав благоприятную минуту, перешел сам в наступление, отбросив противника и своим наступлением угрожая левому флангу немцев, занявших д. Боровую, заставил их бросить занятую ими позицию и отступить за р. Неман".
В январе 1918-го подполковник Пепеляев подался домой, в Сибирь. О своем решении он позднее писал так:
"Моим знаменем на германской войне было - победа и величие России. Для этого я не щадил своей жизни, но действительность оказалась иной: боевые полки бестолково гибли, таяли новые пополнения, армия не получала патронов, снарядов... Встал вопрос: кто виноват? Ответ один: бездарное правительство, неспособное организовать оборону страны. Поэтому я, как и большинство офицеров, спокойно встретил Февральскую революцию и отречение Николая Романова от престола. Но и пришедшее к власти правительство князя Львова и Керенского не сумело остановить развал державы и армии. Мои бывшие полководцы Брусилов, Корнилов, Алексеев издавали приказы, которые никто не выполнял. Войска уходили с позиций. В этом я видел гибель России и искал какую-то силу, способную изменить катастрофическое положение, но не находил ее. С такими чувствами тоски и безнадежности я возвратился в Томск...".
Энергичный молодой офицер не мог сидеть сложа руки, наблюдать, как дальше будут развиваться события в городе, где власть была в руках большевиков, разваливших русскую армию. Он предпочитал всегда быть участником, а не зрителем и, едва прибыв в Томск, тут же вошел в круг событий. Встретив приятеля по Павловскому училищу, тоже фронтовика Достовалова, связался через него с полковником-артиллеристом Н.Н. Сумароковым. Сумароков предложил ему участвовать в антибольшевистском движении. И началась интенсивная работа по созданию и укреплению подпольной организации, налаживанию связей с подобными организациями в других сибирских городах. К концу мая 1918 года подпольная организация насчитывала уже до шестисот человек.
Выступление с целью взятия власти в свои руки 29 мая было неудачным, правда, и потери невелики - четыре человека убитыми. Но 31 мая поднял мятеж чехословацкий корпус. Руководство большевиков, спешно погрузившись на два стоявших наготове у берега Томи парохода, бежало из города. Руководивший вместе с Сумароковым восстанием Анатолий Пепеляев со штабом переместился из здания Учительского института на окраине Томска в центр, в гостиницу "Европа". После переворота в городе он занял должность начальника Томского гарнизона. По заданию военного министра вновь образованного Временного Сибирского правительства А.Н. Гришина-Алмазова занялся формированием военного корпуса.
Вскоре Пепеляев во главе созданного им же самим Средне-Сибирского корпуса получил приказ следовать на восток. Громя на пути оказывавшие сопротивление красные войска, проделал за три месяца путь почти в две тысячи верст, до Забайкалья. Там, на ст. Оловянной, произошла встреча его корпуса с войском атамана Семенова. Большевистская власть на всем протяжении от Урала до Дальнего Востока была свергнута. Подполковник Пепеляев, показавший себя в походе умелым военачальником, был произведен сначала в полковники, а вскоре, в начале осени, в генерал-майоры...
В октябре его корпус, насчитывавший уже 15 тысяч штыков, перебросили на Урал. Войска Красной Армии уже были выбиты с Восточного Урала, из Екатеринбурга. Оставался красным административный центр Урала - Пермь. Белые повели наступление на Пермь. И 23-24 декабря 1918 года, под самое Рождество, красная Пермь пала. Не один корпус А.Н. Пепеляева подготовил и провел блестящую операцию по захвату столицы красного Урала Перми, были задействованы в этом и войска армии генерала Войцеховского. Однако первым, заставив красноармейцев бросить на железнодорожных путях тысячи вагонов, загруженных оружием, продовольствием, оборудованием, конфискованными у населения вещами, ворвался в город корпус генерала Пепеляева. Он и стал главным героем сражения за город, заслуженно получил полный набор славы и почестей, благоволения начальства и любви своих подчиненных, новые погоны генерал-лейтенанта.
После короткой передышки, после того, как отбили атаки красных, пытавшихся взять реванш, наступление на запад было продолжено. Пепеляев был уже командующим Северной группой Первой Сибирской армии. В начале июня последовал новый успех: был взят город Глазов. Открывался путь на Вятку, далее - на Архангельск либо на Ярославль. Именно тогда, видимо, и родились песенные строки, которые я уже приводил.
Овладеть Вяткой, однако, не удалось. Началось отступление всех колчаковских войск, быстрый откат белого воинства на восток. Отступление превратилось в бегство.
Первая Сибирская армия генерала Пепеляева погибла целиком на участке между Томском и Красноярском, прикрывая отход к Иркутску и далее, за оз. Байкал, двух других армий - Каппеля и Войцеховского. Свалившийся в тифу генерал А.Н. Пепеляев избежал плена, выздоровел. Армии его больше не существовало, и он уехал за рубеж, в Харбин.
Не имея за душой ни копейки средств, бывший колчаковский генерал в Харбине материально бедствовал, в стремлении прокормить семью занялся извозчичьим промыслом. К нему поступали предложения как от белых, так и от красных о сотрудничестве, участии (к примеру, Амурский большевистский ревком предлагал ему поделиться его богатым военным опытом), еще шла гражданская война, еще два года было до "штурмовых ночей Спасска, Волочаевских дней", опытные военные командные кадры были нужны. Он не соглашался на сотрудничество ни с теми, ни с другими. В большевиках его отталкивала непонятная ему жестокость, в белом движении он разочаровался.
Тем необъяснимей было его неожиданное согласие в конце лета 1922 года на предложение представителей якутской буржуазии оказать военную поддержку антисоветскому восстанию, охватившему восточные районы Якутии. С отрядом в 700 человек в предпоследний день августа 1922 года он отплыл из Владивостока в порт Аян. В планах было дойти до Якутска, силой взять его, а уж от Якутска двигаться к Иркутску. Это было чистейшей воды авантюрой для военного с шестилетним опытом участия в военных действиях: под самый снег отплыть на север, шагать по почти безлюдным холодным просторам. Даже если бы он имел в своем распоряжении в десять и в двадцать раз больше людей и даже если бы никакого сопротивления на пути не предвиделось, все равно было обреченной на неудачу авантюрой. Не было у пепеляевской в семьсот штыков дружины ни хорошего снаряжения для ведения боевых действий в условиях надвигающейся приполярной зимы, ни хороших средств передвижения, а у красных было достаточно сил, чтобы противостоять пришельцам. В Якутии пепеляевцев встретили дивизион ОГПУ К. Байкалова и отряд И. Строда. В завязавшихся боях пепеляевцы потеряли ранеными и убитыми несколько десятков человек, еще десятки выбыли из строя, не вступив в сражения, обмороженными, измученными тяжелым переходом... А из красного уже Владивостока спешил на пароходе в Якутию на ликвидацию пепеляевцев отряд С. Вострецова... Подоспевшему отряду С. Вострецова и сдался 17 июня 1923 года А.Н. Пепеляев. Без боя, не желая кровопролития... Так совершенно бесславно в ледяной Якутии завершилась его военная карьера...

(продолжение следует)