Рапорт поручика В.К. Воронковского 1 И.А. Купреянову о начале проведения описи южной части Аляски

Рапорт поручика В.К. Воронковского И.А. Купреянову о начале проведения описи южной части Аляски

Сутхумская одиночка

13 мая 1836 г.

Отправившись из Катмая 16-го числа апреля, на пути моем 18-го числа повстречал в Широкой бухте байдару с байдарщиком Сутхумской одиночки и снял с нее бывалаго на Унге алеута Леонтия по собственному его желанию, а место его в байдаре заменил алеутом из экспедиции, и 21-го числа прибыл в Сутхум благополучно. И чрез сутки желал съездить на мыс Кумлюк 2 к знаку начальной описи, но состоянием погоды был удержан, а 24-го числа сего ж апреля, имея в виду благоприятную погоду и ветр от NО тихий с просиянием солнца, в 7 часов утра, взяв с собою инструменты, отправился на двух байдарках и на пути к мысу пожелал узнать течение моря, почему и выехал на средину пролива между мысом Кумлюк и группою камней, называемых Аягат. На сем месте ветр стал дуть свежее, почему я и приказал бросить якорь, а сам, желая делать испытание, занялся вьюшкой, но, покуда спускали якорь до земли (хоть глубина и не превышала 20 сажен, но алеуты в работе медленны), я увидел байдарки, принесенные в сулой, тогда тотчас приказал поднять якорь, и как на моей байдарке наверху находился лаглинь со вьюшкой и лотлинь, к коему привязан был якорь, то, желая по необходимости очистить верх байдарки для каната, я приказал другой байдарке подъехать с левой стороны ближе и в момент передавания мною вьюшки на другую байдарку Якову Лехтонину ис [339] падий гор ударил с правой стороны порыв и с той же стороны усугубил сию силу сулой. Не знаю, пособил ли носовой гребец сему несчастному случаю поднятием якоря с противной стороны сулоя или нет, но байдарка, в которой я находился, моментально опрокинулась и лишь успел только изорвать обтяжку, то на первых, взяв с собою хронометр, вышел наверх воды и увидел другую байдарку опрокинувши, но отчего сия опрокинулась, я наверное не знаю, но Лехтонин говорит, что гребцы с моей байдарки, желая удержаться за оную, опрокинули.

Итак, находясь на краю жизни к чрезвычайному благополучию узнаем, что байдарки, освободясь от каната, вынеслись из сулоя, что подало немалое утешение в нашей горести. Байдарки стало качать тише и разносить одну от другой легче, чем утвердило у нас более силы бороться с водою и удержаться у байдарок. Все сие время купно кричали для подания сигнала удильщикам рыбы, на двух байдарках находящихся от нас на проливе довольно далеко, и одна из них, находящаяся от нас ближе, подъехала часа чрез полтора времени, в которую я поставил хронометр, находящийся до сего в зубах, и приказал влесть в оную Якову Лехтонину и одному алеуту, который едва держался от холоду у байдарки, после чего нас еще на воде оставалось четверо, как, спустя несколько времени, приехала и вторая байдарка. Обе оне 2-лючные, и, сплотясь, в состоянии были принять и нас. Тогда, связав, свои байдарки оставили, и я с остальными людьми влез на верх байдарок, и в таком положении стали грести к берегу. Но как сегодня время так холодно, что в лужах замерзла вода, отчего из числа трех алеут, находящихся со мной на верху байдарок, двое: Нукхук Гедеон и Угашенской Юнияк, закостенев от холоду, свалились в воду мертвые и, находясь в сем горестном положении около 3 часов времени, наконец, достигли берега, куда без помощи гребцов с 2-лючных байдарок выйтить не мог, ибо ноги не в состоянии были меня держать, и, во-первых, озаботился о алеуте Кипакак Антоне, находящемся в байдарке, и получил ответ, что он находится совершенно закостеневшим. Я, не имея средств удостовериться в его смерти и тем более возможности подать пособие, ибо сам находился в положении, требующем пособия, но алеуты к сему не сродны. Итак, сей алеут, находясь в воде противу меня в половину времени, но замерз, из чего усматриваю, что алеуты от употребляемой ими малопитательной пищи не имеют достаточно крови, которая непосредственно в сем случае согревала бы их, и подтверждаю сие мнение собою, находясь с сими несчастными наряду в воде в полураздетом положении, и на верху байдарки не избегал воды, а холод гораздо перенес терпеливее. После чего пришедшие из селения люди подали нам средство дойти до онаго, и по моему приказанию опрокинутые байдарки в непродолжительном времени были доставлены в селение. Из числа находящихся в байдарке инструментов утонул пель-компас, оставлен якорь с лотлинем и утонул линь в 60 сажен 7-футовой меры. В отношении пель-компаса я изворотился, с утопленнаго осталось мишень, а имея путевой компас, я с него соорудил пель-компас. В карманные исправные часы, находящиеся при мне, попала вода, отчего они остановились.

Засим я должен сказать, естьли бы алеуты не потеряли присудствие духа, то мы могли бы поворотить байдарки и отлить воду, в которых весьма мало должно быть воды, ибо байдарка, опрокинувшись, моментально впущает в себя воды весьма немного, и чрез сие были бы на воде гораздо менее времени, но алеуты, хотя и желали по моему совету поворотить байдарку, но, находясь от страха потерянными, хватались за байдарку грубо, чрез что стали вертеть ею как бы около оси, и я, видя при их положении неудачу сей предприимчивости и опасаясь, дабы не выронили сим из байдарки инструментов, приказал опрокинуть ее вверх килем и держаться у оной.

Здоровье же моих ног чрезвычайно слабо, но ревность, с которою желаю посвятить мои труды, и глубокое уважение к цели сего назначения дают смелость призирать опасность, каковая угрожает мне в сем болезненном состоянии. И я 28 апреля определил начальнаго пункта описи широту 56° 30' 30" N и сыскал на сем мысу состояние хронометра и вывел его ход, который прежнее 5½" упреждение [340] переменил на 2"21, но идет регулярно. В Сутхуме же с 28 апреля был задержан погодой пасмурной и бурной.

Имея же несчастный случай лишиться трех человек, я заменил их место в экспедиции людьми из Сутхума, о чем с сердечною горестию донося вашему высокоблагородию, имею честь сказать, что при экспедиции люди здоровы и я сего числа на 5 байдарках отправился в путь для производства описи 3.

Корпуса флотских штурманов поручик Воронковский.

Комментарии
1. Поручик Корпуса флотских штурманов Василий Кириллович Воронковский (1805-1838) окончил в 1824 г. Штурманское училище в Кронштадте, после чего производил опись берегов Финского залива, служил в Чертежной Адмиралтейского департамента, крейсировал в Средиземном море, участвовал в морских сражениях во время русско-турецкой войны (1828-1829). На службу РАК поступил в 1835 г.; 5 марта 1836 г. на шлюпе «Ситха» прибыл в Ново-Архангельск и возглавил байдарочную экспедицию для продолжения исследований северного побережья Аляски, начатого М.Н. Станюковичем на шлюпе «Моллер» (док. № 232, 236, 241), и южного берега, частично описанного И.Я. Васильевым в 1831-1832 гг. (док. № 155, 159, 165, 172, 192). В 1836-1837 гг. плавал в колошенских проливах и зимовал в проливе Стикин. В 1838 г. шхуна «Чилькат», на которой Воронковский возвращался с Курильских островов, потерпела крушение у о-ва Баранова, погиб весь экипаж (см. о нем также док. № 241, примеч. 3.).

Tags: