Завещание Атлантов. Глава 3. Чёрные камни. (2)

... Мы поднимаемся к входу, в главную штольню рудника. Он густо зарос ольхой. И лишь китовые позвонки, как в детстве, указывают её местоположение.
Когда рудник законсервировали, штольню завалили тухлыми китовыми останками с ближайшей птицефермы. Долгие годы вонь на сотни метров вокруг была такая, что ни у кого не было желания подходить к штольне. Сейчас, полвека спустя, подход свободен, но штольня под самую кровлю перекрыта льдом.
Говорят, что отдалённые выработки рудника завалены замороженными трупами заключённых… Жутко!
Прозрачный ручей звенит в разноцветной гальке, в нескольких метрах от входа в штольню. Вода, прекрасная и чистая, пытается оживить это сумрачное и смертельно опасное место.
На склонах распадка виднеются столбики — это многочисленные захоронения заключённых. Вода демонстрирует свое могущество и вездесущность. Только благодаря её чудесной способности самоочищаться Земля не превратилась в зловонную помойку.
Один из бывших узников «Бутугычага» рассказывал. Каждый день заключённые хоронили умерших людей. Получив задание на погребение, обгоняя друг друга, бежали к штабелю покойников. Зачем? Чтобы успеть выбрать труп полегче?! Ведь его и в жару, и в лютый холод надо было донести до установленного места и закопать. Не знаю, следил ли за этим процессом кто-то или нет, но часто останки чуть прикопаны, особенно на склонах сопок.

В ручьях, впадающих в речку «Будугычаг», есть золото. В период развала СССР, один недалёкий предприниматель, решил «хапнуть золотишка по - лёгкому». Установил прибор в распадке и начал промывку. Когда рабочие увидели в отвале бульдозера человеческие кости, (а первая съёмка, вместе с золотом, принесла пули и металлические зубы ), они бросили работы. Больше никто не посмел глумиться над памятью и останками людей.
У истоков ручья вершина сопки, как огромный каменный клинок. Её грань, теряется в сотнях метров внизу, в сумерках надвигающейся ночи. Солнце всё ниже, в долину опустилась ночь. Здесь, наверху, оно золотит вершины гор. Ночь стирает золото и зажигает алмазные звёзды. Удивительное, чарующее зрелище!
На продуваемой ветрами сопке, «показательное» кладбище заключённых. Столбики стоят прямыми рядами, на них прибиты таблички с номерами. Здесь всё делалось под зорким оком начальства.
Одна могила вскрыта, похоже, много лет назад. Она неглубока, не больше 50 сантиметров, поэтому и зверь легко мог раскопать, и человек. В ней одна белая - белая, мощная берцовая кость. Могучий был мужчина. Рядом свежие следы оленя, медвежьих не видно. Величие природы и немыслимая человеческая скорбь. Для чего такой титанический труд и чудовищное страдание!?
Мне кажется: надо показывать людям это, Место Скорби и Ужаса, чтобы они помнили, что насилие рождает только боль и страдание. Унижение, насилие и боль рождают ненависть и гасят свет души человека. Надо учиться слышать друг друга — это путь к истине. Не самый короткий, но единственно верный.
Не-е-т! Ну, прямо хоть с трибуны выступай. « Одиночество и старость, – как шутит, или говорит, правду мой друг Генка. Это надо… вспомнил?! Чего показывать? Вода смотрела — смотрела на эти ужасные эксперименты, да и решила всё почистить, заодно и мысли людей. Но памятный знак оставила!
Один знакомый старый колымский маркшейдер работал на этом урановом руднике. Он рассказывал, что на вершине сопки на перевале есть открытый разрез, где добывали флюорит. Я мечтал найти его и взять на память этот чудесный кристалл.
В двухтысячном году с вертолёта я видел выработку на вершине сопки, у подножья которой мы находимся.
Сто-о-о-п! Это что?! Неужели Абориген реализовал мою давнюю мечту!? Это уже не шутки! Помнится, я хотел побывать на Камчатке, на Таймыре, в Австралии. Где ещё?
Раз я здесь, надо сходить в разрез — это бесспорно. Лодку, рюкзак и оружие на плечи и вперёд , пока не поменялся ветер. Это же надо! Не зря я десятки раз плавал между льдами в бурлящей и стремительной воде. Значит, всё давно предрешено! Я фаталист, но такой расклад меня настораживает: неужели ещё придётся прыгать с прижимов и плавать между льдин?! О других напастях помолчу… В моем положении это будет явный перебор. Но не мне выбирать.
Сопка крутая, и скорость подъёма черепашья. Но ступить на твёрдую землю, такую знакомую, грустную и прекрасную,- это царский подарок.
Вот вершина и огромная выработка. Сердце задохнулось от потока информации! Не знаю, куда смотреть! За перевалом безбрежная океанская вода с одиночными льдинами. В котловане сад фиолетовых цветов - кристаллов. Если вы видели большую друзу флюорита, вы можете понять моё восхищение. Вода смыла всю разрушенную породу и обнажила десятки раскрытых друз, в которых сияют сказочные творения Земли.
Сказать честно, я не верил своему знакомому, который рассказывал, что они добыли сорок тонн этих кристаллов. Значит, он прав... Возможно, именно с этого разреза они черпали их гидравлическим экскаватором.
Беру несколько ослепительно красивых кристаллов, оборачиваю фольгой и укладываю в брезентовый мешочек. Флюорит может быть радиоактивен.
Вспоминаю случай, когда мой друг и коллега, внук народовольца, известный геолог Вознесенский С. Д. подарил японскому гостю прекрасную друзу флюорита. Тот проверил её дозиметром и бросил на пол. Она была радиоактивна.
Выбравшись из разреза, сняв рюкзак и ружьё, присел на его уступ. Отсюда я вижу безбрежный океан, ледяное поле с вмороженной в него шхуной и волшебный мир каменных цветов. Ветер не поменялся, и у меня есть время полюбоваться невиданным зрелищем.
Смутные догадки тревожат душу. Почему Земля создаёт и прячет от посторонних глаз эту ослепительную красоту, замуровывает внутри скал и надёжно охраняет в своих недрах? Любой кристалл в определённых условиях способен накапливать и концентрировать энергию.
На Колыме огромное количество кварца, но мало его кристаллов. Здесь молодые горы. В породах старых гор возрастом в сотни миллионов лет встречаются кристаллы весом в несколько тонн.
Почему на сияние граней льда, кварца, ( я уж не говорю… алмаза), хочется смотреть часами, как на горящий огонь?
Рубин способен превратиться в грозное оружие, он предупреждает об опасности. Изумруд дарит хозяину отменное зрение до самой старости и даёт ему возможность прорвать границы привычного мира. Можете не сомневаться — это проверено многократно. Сапфиры, аквамарины, ашириты… сколько красивых легенд, искалеченных судеб и просветлённых душ.
Ответ у меня один: это обнажённые нервы Земли. Они отвечают на боль, любовь, ненависть, алчность... Земля терпит, когда мы рвём её тело, но наказывает за бездушие. Кристалл слышит душу!?
Эх! Мало у меня осталось времени на пребывание в этом чудесном мире. Душа молодая, а годы уже к закату! Столько ещё хочется успеть… понять!
Фиолетовое свечение возникло над разрезом, оно становилось ярче и плотнее. Я заворожено смотрел на него. Что это, всплеск радиации? Чушь. А откуда свет? Вокруг мрачные и тяжёлые тучи. Пора уходить….
В светящемся облаке возникла голограмма головы седовласого старца. Я сразу узнал в нём своего хранителя, созданного кистью моей жены Людмилы. За долгие годы я полюбил его и ассоциировал как символ моей души.
«Хватанул высокую дозу радиации? Глюк? Не-е-т! Океан на месте».
Голос, проникновенный и строгий:
«Ты о чём, Александр? Каждый хоронит себя, когда продаёт или бросает свою душу. Если человек не занимается укреплением своего тела, он оставил её на произвол судьбы.
Душа вечна и всемогуща, как безбрежный космос, потому что она его часть. Она выбрала тебя как друга, любит тебя, как мать, и ждёт от тебя движения и развития. Человек живёт до тех пор, пока ему есть чем удивить свою душу. Она имеет возможность продлить жизнь увлечённого человека. Люби свою душу и иди вперёд».
«Болезни? Они есть у каждого человека. Все советы даны вашими мудрыми врачевателями. Могу напомнить!
- Не сбивай невысокую температуру.
- Ешь понемногу.
- Если болезнь грозная, прекращай есть до выздоровления.
- Ходьба не меньше 5000 шагов в день.
- Больше движения и нагрузки той части тела, что болит.
- Сон с 22 до 6 утра.
- Короткий контакт с холодной водой.
- Постоянная тренировка ума».
«Душа может продлить человеческую жизнь до ста восьмидесяти лет. Примеры известны людям».
Свечение исчезло так же внезапно, как и появилось. Придя в себя, делаю несколько снимков флюоритового сада и панораму с перевала.
На соседней сопке объектив натыкается на торчащие из земли скалы – пальцы. Они… словно огромная ладонь человека, застывшая в жесте «Стой!». Сколько на Земле таких мест, где земная кора преградила путь подземным мирам. Они хотели вырваться из её недр, и на поверхности до сих пор торчат их рога, зубы, пальцы, головы.
Кто эти исполины? Прежние хозяева Земли, её защитники? Два миллиарда лет они боролись с космическим огнём, чтобы утвердиться на её поверхности и создать плацдарм для жизни.
Что они хотели сказать людям? О чём предупредить?
«Ё моё…!». Ледяное поле отошло от берега.
В считанные минуты слетел с сопки… Легко бежать вниз. Отвязываю лодку и в погоню. Что это я так нервничаю, меня ведь тоже подгоняет ветер. Нам в одну сторону. Через несколько минут я на льдине. Галина рада, что я на месте и ждёт рассказа.
Вместо этого я достаю прекрасные кристаллы. Любовь к минералам — это наша общая страсть. Она сияет улыбкой, наслаждаясь совершенной гармонией цвета и формы кристаллов. Я любуюсь картиной чистой искренней радости, созданной человеком и прекрасным творением Земли.
- Ты нашёл, флюоритовый карьер? Это не выдумка!
- Не я нашёл, а Абориген.
Галина озабочено взглянула на меня. Она всё поняла. Лукаво улыбнувшись, спросила:
- И куда мы теперь, господин? - Это она так шутит, когда за нас принято решение.
Когда я рассказал, что за перевальной грядой открытая вода, радость, тревога и смятение охватили её.
- Будем обкалывать лёд вокруг шхуны?
Мы не знаем верного решения и из дня в день откладываем эту работу. Отбить лёд под килем яхты невозможно — кольцевая траншея заполнена талой водой. Если убрать его вокруг бортов, не опрокинется ли она? Эксцентрик налицо. Да и лишаться ледяной защиты преждевременно. Ветер поменялся, куда нас понесёт и что принесёт с севера, неизвестно.
- Сегодня нет.
Уже к вечеру ледяной ветер усилился и пошёл снег. Мир сузился до стен каюты. Вокруг сплошная снежная мгла и вой пурги. «Долина смерти» напоминает о себе!? Грохот льда всё ближе и ближе. Шторм ломает наше ледяное поле. Вода в траншее превратилась в снежную кашу и начала замерзать.
Да, ситуация критическая: это Колыма, здесь мороз в мае - обычное дело. Остаётся только ждать и надеяться. Мы сделали всё … что могли.
Старая истина «Каждый умирает в одиночку», сегодня меня не очень волнует. Мы готовы жить на деревянных плотах, у нас есть резиновая лодка и надувной плот из камер. Меня грызёт лишь одна мысль: неужели Абориген принял решение навсегда уйти от людей? И наши поступки – тому причина?
Мы собрали рюкзаки. Перетащили на плоты часть продуктов, переносную печь, инструмент. Заварили крепкого чайку. Я остался караулить. Время от времени выходил в пургу и пешнёй обследовал траншею. К утру стало ясно, что вода вокруг яхты не замёрзла, а наше ледяное поле вдвое уменьшилось в размерах. Надо ли говорить, что мы готовы спасать Аборигена, а это значит яхту, всеми доступными средствами…
Ветер вынес нас из долины Вакханки и разъединил ледяной щит на отдельные льдины. Грохот ослабел, стал слышен шелест игольчатого льда.

Александр Валеев.
(окончание)

Tags: