Степан Васильев сын Поляков...

Степан Васильев сын Поляков – тобольский сын боярский, драгунский капитан, начальный человек Исетского острога, участник похода Е. Хабарова в Даурию.

В середине 40-х годов XVII в. С.В. Поляков неоднократно избирался в Якутске "житнецким целовальником", который ведал выдачей служилым людям государева жалованья - ржи и соли. На такую должность тогда было принято выбирать только тех, кто "душою прям и животом прожиточен". Позже С.В. Поляков возглавил большую промысловую артель, которая успешно действовала на Алдане. А когда Хабаров его пригласил в 1650 г. идти вместе с ним на Амур, он поручил ему ведать артиллерией и доставкой других тяжелых грузов.

1 августа 1652 г. отряд Ерофея Хабарова остановился в Кокоревом улусе, располагавшемся на правом берегу Амура, напротив устья р. Зеи. Здесь и произошел известный конфликт Хабарова с частью казаков, которые отделились от него и поплыли вниз по Амуру "государю, служить своими головами оприченно ево, Ярофея, с травы и с воды". Этот отряд возглавили вольный казак Стенька Поляков и прибывший летом из Забайкалья енисейский казачий десятник Костка Иванов Москвитин. Всего вместе с ними, по словам Хабарова, на трех судах ушли 136, а по данным челобитной С. В. Полякова - 132 чел. В гиляцкой земле эти казаки поставили первый на Амуре русский острог "з башнями и тарасы зарубили и хрящем насыбали для ради иноземсково приступу" и, захватив в аманаты девять князьков, начали собирать под них ясак. 30 сентября к острогу прибыл с отрядом Е.П. Хабаров и "зимовье поставил на одну улицу".

После этого он велел построить роскаты для пушек и начать стрелять по острогу. Отвечать на огонь засевшие в остроге казаки не решились, и Хабаров начал приготовления к его штурму. Однако, когда казаки С. В.Полякова увидели, что 12 их товарищей, пойманных за пределами острога, были забиты палками насмерть, они решили сдаться сами. Не веря Хабарову на слово, поляковцы заключили с ним письменный договор, в котором он обязался не убивать и не грабить их, а также "государевых ясачных аманатов не терять". Тем не менее, четверых руководителей мятежных казаков, в том числе и Степана Полякова, Хабаров "посадил в железа", а остальных велел бить батогами "и от ево, Ярофеевых, побой и мук умирало много". 7 февраля 1653 г. захваченный острог был по приказу Хабарова сломан и сожжен "кузнецам на уголье и на дрова".

Тем временем в Москве еще 20 марта 1652 г. под влиянием первых донесений якутского воеводы Д. А. Францбекова было решено наградить Е.П. Хабарова и людей его отряда за открытие и присоединение к Российскому государству новых земель, а также строительство там острогов. В том же году в Даурию был послан стольник Д.И. Зиновьев.

25 августа 1653 г. Д.И. Зиновьев во главе отряда из 330 человек встретился вблизи устья р. Зеи с Хабаровым.

Еще на пути в Приамурье, в Якутске, Зиновьев узнал, что многое из сообщенного оттуда Хабаровым в Москву через посредство Д.А. Францбекова не соответствует действительности. Окончательную ясность в существо происшедших на Амуре по вине Хабарова событий внесла "Изветная челобитная Стеньки Полякова с товарищи", поданная царскому посланнику 6 сентября.

Итогом наскоро проведенного Д.И. Зиновьевым следствия был арест Хабарова. Все его имущество было конфисковано и описано. Приказным человеком на Амуре вместо Хабарова Зиновьев назначил Онуфрия Степанова Кузнеца. 15 сентября Д.И. Зиновьев с Е.П. Хабаровым, С В. Поляковым, К. Ивановым и 150 стрельцами двинулся в обратный путь.

В Москве, куда Д.И. Зиновьев прибыл в декабре 1654 г., руководители "бунта" против Е.П. Хабарова были полностью оправданы.

Для Полякова служба на Амуре оказалась началом его особо успешной карьеры. В одной из тобольских окладных книг сказано : "Степан Поляков верстан в дети боярские... по государевой грамоте из конных казаков за даурскую службу". В 1659-1660 гг. при тобольском воеводе князе И.А.Хилкове "взят он, Степан, из детей боярских в рейтары...", а в 1660-1661 гг. "велено ему, Степану, быть из рейтар у солдат в поручиках". И, наконец, в "176 г." (1667-1668 гг.) при знаменитом тобольском воеводе П.И.Годунове было "велено ему (быть) у драгун в капитанах".

В 1671 году, по указу Великаго Государя в Тобольск была послана грамота князю Ивану Борисовичу Репнину в которой было « велено послать из Тобольска в Селенгинской острог из тобольских детей боярских добраго и знатнаго человека того острогу досмотреть тот острог, впредь Великому Государю прочен ли и ясак в сборе и прибыл из того острогу будет ли; и близко того острогу какие иноземцы живут и ясак Великому Государю платить учнут ли, или близко того острогу живут Калмыцкие или Мугальские люди, и не чает ли от них к тому острогу приход и служилым и промышленным людем обид и разоренья. А как тот сын боярской из Селенгинского острогу в Тобольск приедет, о том велено отписать и досмотру его список прислать к Москве».

Вследствие этого указа сын боярский драгунскаго строю капитан Поляков был отправлен в Селенгинский острог, а по возвращении вместе с представленными им “списком досмотру и чертежем всяким крепостям” в Москву.

По прибытию в Москву в Сибирском приказе С. Поляков «подал доезд за своею рукою, да два чертежа: один — Селенгинскому острогу, который чертеж писан в Тобольской отписке, а другой — чертеж — сверх Тобольской отписки — Енисейску и Селенгинскому и иным острогам; и Даурам, и Мугалам и Китайскому и Никанскому государствам. И про тот чертеж, что сверх отписки Тобольской он, Степанн, в Сибирском приказе сказал: Делал он тот чертеж едучи из Тобольска к Москве на дороге на Чюсовой в Строгонове городке подлинной сам, для того что в Селенгинском остроге и в Енисейску иконников не было писать никому. А в Тобольске от того чертежа не делал, для того что посылки себе к Москве не чаял. И тот чертеж подал он в Сибирском приказе с тем Селенгинским чертежем и статейным списком, для того что он, Степан, в тех местех бывал».

На основании государева указа из Посольского приказа 13 июля 1674 г. тобольский сын боярский капитан С. В. Поляков был отправлен 15 июля 1674 г. из Сибирского приказа в Посольский вместе с двумя чертежами и «списком с доезду». Все эти материалы требовались «к отпуску в Китайское государство переводчика Николая Спафария».

В 1679 г. драгунский капитан Степан Поляков был назначен начальным человеком Исетского острога, где он тогда уже располагал значительными земельными угодьями .

В марте 1679 года С. Поляков принимал участие в розыске и поимке последователей раскола. Так, согласно отписке, посланной им 21 марта 1679 г. тобольским воеводам из Исетского острога, ему удалось схватить Ивана Бархатова и его товарища Василия, которые, «переходя во многие места», прельщали «православных християн от истины». Арестованных под конвоем отправили в Тобольск, однако местные крестьяне их по дороге отбили, «увезли в деревню в Мостовку и заперлись во дворе человек с сорок и болши, хотят зжетца». В это время сам С. Поляков со служилыми людьми поехал «Кондинского манастыря на заимку для сыску Ивашка Казанца», еще одного распространителя раскола.

Вероятнее всего Степан Поляков в Исетском остроге и окончил свою жизнь.