Завещание Атлантов Глава вторая. Абориген. (1)

У нас яхта! В первую очередь мы отправимся к Аборигену. Тонны золота добыты в распадках этой волшебной горы! Меня волнует вопрос: есть ли в его скалах коренной источник солнечного металла?
В россыпях, содержание золота доходило до ста граммов на кубометр. Океан размывает рыхлые отложения. Надо посмотреть… ведь за этим мы здесь!
Утром, загрузив большую часть продовольствия, топлива, отправляемся в путь!
Погода благоприятствует, свежий ветер несёт наш плавучий дом к Каменному великану.
Два часа пути, и мы у гигантского острова! Заходим в узкую тихую бухту, созданную океаном в долине ручья Сибик.
На берегу изумрудная зелень и огромные каменные скалы, вонзившиеся в небо! Я приезжал сюда тридцать лет назад к школьному товарищу. Он жил в маленьком домике под склоном сопки. Отсюда мы ходили к легендарному озеру Джека Лондона.
Вода плещется под скалами-останцами. Здравствуй, земля детства!
Закрепляем яхту длинным тросом, бросаем якорь. Лодку выносим и прячем. Жизнь научила! Однажды оставил такую же «Уфимку» на берегу, а медведь разодрал её в клочья. Новую здесь не купишь, яхту тем более. Приходится быть предельно осторожными! Рюкзаки, оружие на плечи – и в путь.
Взобравшись повыше, осматриваемся. Никаких следов человека! Ударная волна вывернула деревья, вырыла глубокие канавы в рыхлом грунте и обнажила скальный плотик.
Увлечённо осматриваем, проверяем металлоискателем каждую канаву, продвигаясь к скалистым отрогам Аборигена.

Как всегда, неожиданно, мелодичный звук известил нас о первой находке. Ура-а-а! Вот и первый самородок! Небольшой, весом около пяти грамм, он подсказал нам, в каком направлении искать!
К вечеру, когда собирались закончить работу, резкий сигнал металлоискателя разорвал тишину. Сняв небольшой слой грунта, мы замерли в восхищении! В обрамлении кварца блестела мощная золотая жила! Фантастическая картина! Спасибо Аборигену!
Добыв с десяток килограммов золота, присыпали раскоп и направились к яхте. Дикий восторг, неожиданно сменяется полным, душевным опустошением.
Золото - это еда и одежда…. Но это зависть… и смертельные враги!
Раньше, чтобы добыть такое количество металла, требовался месяц работы артели. Как доставить это сокровище в Изумрудную долину!? В этой ситуации золото очень долго будет единственной валютой.
Может, проще укрыть своих родных и друзей на земле детства, под защитой Аборигена! Но здесь нет жилья и плодородной земли. Да и для этого ли Создатель открыл нам свои сокровища!?
Отплыв от берега, бросаем якорь. Теперь можно поесть и отдохнуть. Груз огромной ответственности давит, поэтому решаем в тёмное время охранять яхту.
Ночью тревожно, непривычно, волны плещутся о борт. Когда пришло время дежурства Галины, я остаюсь с ней. Мы пьём брусничный чай и обсуждаем неслыханную удачу. Решаем выбить видимую часть жилы и на этом остановиться. Когда забрезжил рассвет, я пошёл спать, а Галина занялась приготовлением завтрака.
Проснулся от сильной качки. Выйдя на палубу, едва устоял, ухватившись за поручни. Северный ветер валил с ног, покрывал яхту льдом. И это в уютной узкой бухточке. В открытом море бушевал сильный шторм.
Такую десятибалльную волну я видел лишь однажды. Но тогда мы шли в Средиземном море, на 160-метровом ледокольном судне. Как пережить эту непогоду? Загоняем яхту в самую узкую часть бухты и бросаем якорь. Качает, но волной не бьёт, меньше брызг и обледенения.
С детства боготворю железные печи! Как хорошо, что мы установили её в каюте! Запах лиственничных дров смешивается с морским воздухом и создаёт неповторимую атмосферу уюта! В лютый холод и осеннюю слякоть нет помощника надёжнее!
О работе на берегу не может быть и речи! Сейчас главное – сберечь наш корабль! Волны всё выше. Яхта то и дело уходит под них носом. Удлиняем якорный канат. Удары волн, за счёт амортизации, стали слабее. Шторм усиливается! Стоим против ветра, а волны гуляют по палубе, как у себя дома.
Надо запускать двигатель, а у нас топлива всего на тысячу километров. Могущество стихии загоняет в тупик. В защищённой от ветра бухте нас кидает, как щепку. А если шторм застигнет в открытом океане?!
Трое бессонных суток боролись с волнами и льдом.
Наконец, северный ветер стих, вода успокоилась. Яхта цела, мы валимся с ног. Океан устроил нам тренировку. А как без этого?
Ещё трое суток работаем в забое. Добыли пятьдесят килограммов золота. Этого с лихвой хватит для реализации наших проектов. Спасибо Создателю! Тщательно маскируем раскоп, пора домой.
На соседней сопке мы заметили стаю куропаток. «Попробую добыть парочку. Давно не ели свежий супчик». Отдаю Гале карабин, а сам с двустволкой направляюсь в узкий распадок. Он густо зарос ольхой, поэтому крадусь по руслу ручья. Мощные потоки, пронёсшиеся здесь, завалили его обломками скал, валунами, деревьями. Приходится прыгать по ним, как обезьяна. Нервничаю: «Галина одна…, куропаток не видно…, вечереет…».
Поднял глаза и остолбенел: под плитой глинистого сланца блестит золотой… валун. Медленно соображаю: «Большой треугольник» в Алмазном фонде весит 36 килограммов, а этот раз в двадцать больше!!? Не могу отвести от него взгляд. Его блеск переплавляет душу. Сколько в нём силы и энергии!
Полтонны!? Да как же мы его донесём!? Другой бы, наверное, орал от радости, прыгал…, а я думал, как сохранить эту божественную красоту в первозданном виде. Идиот?! Очень может быть! Но я знаю, что нам открылся Золотой пояс Земли. А ещё… пока помолчу.
Придя в себя, поспешил к Галине. Надо срочно решать, как доставить «Абориген» на яхту. Да, я дал ему имя великой колымской горы.
Вспомнил игру. Найдя самородок, я предлагал Галине закрыть глаза и вкладывал в её ладонь свою находку. Как в детстве: «Руку дай, закрой глаза». Это были небольшие, на пять - десять граммов, кусочки.
Однажды весной, пока шёл ремонт техники, и мы были «в долгах, как в шелках», я нашёл самородок весом около шестисот граммов.
Это было чудесное творение природы. Золотой барельеф с изображением древнего охотника, сидящего у костра. Он излучал мягкое доброе тепло, как будто сохранил в себе энергетику костра и чувства нашего предка. Оно вливалось прямо в моё сердце, принося тихую, необъятную радость бытия. Как будто я проник в душу древнего охотника и вместе с ним переживал его немыслимую любовь к жизни. Вне себя от радости, я принёс находку на берег реки, где меня ждала Галина.
Переправившись, невозмутимо сел за руль и предложил ей закрыть глаза. Когда я положил самородок в её руку, он выпал и громыхнул по полу машины. Она не торопясь подняла его и сказала: «Немного не хватит, чтобы погасить все долги».
Меня всегда удивлял её чудовищный практицизм, способность видеть всё в цифрах, помнить наизусть двадцатизначные ИННны, коды.
Самородок действительно не решал все наши проблемы, но это щедрый подарок природы. Бесценный, необъяснимый шедевр космического разума.
Сегодня находка в тысячу раз больше, в миллионы раз сильнее! Её сияние родило в моей душе золотистую ауру, в которой нет места сомнениям, неуверенности. Вместо них захватывающая дух вера в могущество и справедливость Вечного Космоса, светлая любовь к живой Земле.
Улыбаясь, представляю реакцию Галины, наверное, «его тоже не хватит»… на всю страну.
Она действует на меня, как холодный душ, бодрящий тело и просветляющий рассудок. Выслушав рассказ о находке, Галина растеряно улыбнулась. Она видела, что я не шучу, но как геолог знала, что таких самородков никто… никогда не находил…. Смеркалось, поэтому мы переплыли на яхту и стали ужинать. Про куропаток она не спросила, поскольку выстрелов не было.
Спал очень тревожно, вспоминал мамины страхи. Когда в сумерках мы натыкались на грибные поляны, она приговаривала: «Ой, лес затягивает! Пора домой!».
…Каждый день задержки грозил нам зимовкой на голых скалах. В это время шторма свирепые и долгие. Мы рискуем не добраться даже до острова и тёплого домика.
…Ещё двое суток потратили на перетаскивание и погрузку золотого валуна. Хорошо, что у Галины есть в запасе прочные картофельные сетки, а у меня - рычажная лебёдка. Наконец, бесценный груз опущен в трюм.
Надо поторапливаться, надвигается зима. Остров встретил нас приветливо стаей лебедей на глади бухты. Они по привычке кормились рядом с озером Ясным. Как гармонична и жизнеспособна природа!
Двое суток укладываем и крепим грузы, ловим в дорогу свежую рыбу. Погода хорошая, небольшой ветерок и прохладный воздух. Завтра отъезд.
Разводим костёр и снимаем сеть. Что это!? Она наполовину скручена в жгут. Когда я втащил в лодку и рассмотрел улов, то невольно отдёрнул руки:
огромная панцирная рыба-ящерица, с ногами-плавниками яростно пыталась вырваться из пут. Крайне осторожно, чтобы не попасть на её зубы, освобождаю из сети. Плыви, древнее существо Кистеперые рыбы появились из глубин прошлого, при заполнении Колымского водохранилища.
Старый инспектор рыбнадзора Петр Горбатенко рассказывал мне, что увидев в сети ископаемое чудо, не осмелился взять его в руки. Теперь я его понимаю.
Находившийся рядом с ним ихтиолог препарировал пришедшее из глубины веков существо. Это был самец с активными молоками. Разлившаяся на сотни километров вода захватила старенькое озерцо, в котором они сохранились в первозданном виде. Получив новую среду обитания, рыбы размножились и явились человеку.
Подтверждается публикация «Магаданской правды», о встрече рыбака с кистеперой рыбой. Она убежала от него, как ящерица. Встреча с этим удивительным существом произошла вблизи старых выработок в Ягоднинском районе.
Мой знакомый поймал зеркального карпа, никогда не встречавшегося на Колыме. В 2006 году экспедиция ихтиологов выловила осетра на сливе Синегорской плотины. Никого не удивляет огромное количество тритонов, вошедших в нашу действительность изо льда и ила четвертичного периода.
В моем детстве, прошедшем на золотодобывающих приисках, старые рыбаки рассказывали о встречах с рыбами-китами. Видели их в труднодоступных озерах. Это океанские жители, попавшие в водоёмы при переливе морей через сушу. Они адаптировались и жили в глубинах озёр. Теперь им снова привыкать к солёной воде.
… Встреча удивительная, но пора в путь. Завершив погрузку, иду попрощаться с «Уралом». Он невозмутим и суров, лишь по стёклам скатываются две капли.… - Прощай, стальной друг!
- Спасибо, остров, ты защитил нас!
Спускаюсь к озеру, опускаю руки в воду и шепчу:
- Спасибо, Ясное, ты напоило и накормило нас, подарило надежду!
Это очень древняя вода, она несёт в себе информацию о жизни, существовавшей на Земле миллионы лет назад.
- Спасибо, исполинский монолит, древний Алтарь атлантов. - Я впервые назвал его по имени, которое давно подсказывала мне душа.
Подумайте сами, сколько совпадений! Абориген, страж колымской земли, закрывает её от северных ветров. В недрах золото. Первозданная природа. Источник древней Воды. Прямоугольная плита гранита, весом около пяти тысяч тонн, на километровой высоте. Её не поглотил океан. Неужели Земля воссоздала часть Атлантиды для своих сыновей?
Я смотрел на древний монолит, теряясь в догадках. Неожиданно в голове возник текст. Как будто я вспомнил заученное в детстве стихотворение.
Бог (космический разум) и материя существовали всегда, они беспредельны и вечны.
Космос бесконечен.
Бог, слившись с Материей, создал Жизнь!
Всё вокруг - одна из форм Жизни.
Вселенная, галактика, Земля - живые создания высшего порядка! Прародители людей! Разум человека в его бессмертной душе.
Признаки человека разумного (имеющего душу): совесть, честь, любовь, сострадание, вера.
Люди - это нейроны, нервные клетки, ячейки памяти земного разума.
Всё, что мы делаем, говорим, думаем, материализуется, достигнув критической массы!
Что это? Послание Атлантов? Или?.. Да! Видимо, у многих людей мысли и дела не совпали с замыслом Творца, раз случилась такая катастрофа! В смятении покидаю это сказочное место.
Ночуем на яхте. Чуть рассвело, подняли парус. Не могу отвести взгляд от дорогих моему сердцу мест… Магия детской любви, помноженная на благодарность, разрывает душу. Но нас ждут! В добрый путь! Решили идти вдоль отрогов хребта Черского.
Яхта, набирая скорость, устремляется в сторону острова, выбранного ориентиром. Приблизительный азимут движения известен, теперь главное – опередить зиму и не попасть в шторм. Вся надежда на Воду! Я верю, что она живая и разумная.
Задумавшись, чуть не вылетел на мель. Яхта послушна рулю, резким манёвром уходим от столкновения. Надо быть внимательнее - помощи ждать неоткуда. Когда маневр завершён, Галина замечает: «Ночью придётся ставить яхту на якорь». Это верно. А ведь мы планировали проходить в сутки 300 километров, чтобы прийти на Алтай до наступления зимы.
Удивительно, что даже в смертельной опасности, Галина никогда не паникует, не говорит и не кричит «под руку».
Нахлынули воспоминания. Стояла чудесная осенняя погода. Загрузив УАЗик, мы выехали на горный участок Светлый. На дороге после паводка: промоины, ямы и грязь. До участка сотни километров пути. Водители говорят, что мосты через крупные реки отмыты. Ехать нельзя…, но надо. В топкой колее машина глохнет. Добавляю мощности ручным «газом».
Вот и новая напасть: река смыла метров двести дороги, осталась узкая высокая полка. Ехать нельзя…, но надо. Проползаем над обрывом, рискуя жизнью.
Уже обед, а мы только в начале пути. На ровных участках давлю на газ. Дорога знакома. Впереди поворот, знак ограничения скорости почти не заметен от старости, за ним новый мост и ровная дорога. Не сбавляю скорость.
На мосту бульдозер! Он толкает грунт.
«Есть две—три секунды». Жму на педаль... ,тормозов нет! Пытаюсь перейти на пониженную скорость - мешает ручной газ. Мы на высокой насыпи, дорога перекрыта бульдозером, его рыхлитель готов разорвать машину пополам.
Надо увернуться от стального клыка, не слететь в обрыв, не перевернуть машину. «Держи-и-ись, Галя!» Я физически ощущаю, как кто-то взял меня за шиворот. Удар в гусеницу бульдозера сотрясает машину. Она подпрыгивает, разворачивается, но остаётся на полотне.
Боль возникла, когда резко вдохнул воздух. Осколки зуба мешают, выдёргиваю их, вместе с кусочками десны. «Как ты?». У неё по лбу течёт кровь, на лице гримаса от сильной боли. Тихо отвечает: «Нормально!».
К машине подбежал дорожный мастер. Знает, что вокруг моста есть объезд, но знаки не выставил. А я чем лучше! Пока оказал первую помощь Галине, подошёл пустой полуприцеп. Заехал на платформу самостоятельно, тормоза в порядке. Дышу через раз, из обломка зуба торчит рассвирепевший нерв. Мне сейчас не до него: «За что!?». От боли мозг работает как суперкомпьютер. «Посмотри на себя». Глянул в зеркало, прислушался к боли. Если закрыть рот, ни ссадины, ни царапины. Даже губы без повреждений.
«Нельзя туда ехать, я предупреждал, ты не понял».
Со мной всё ясно, но за что страдает Галина? «У Вас одна судьба».
Да! Есть о чём поразмыслить.
Воспоминания обострили чувства. Настраиваю себя, как в сказке: «Судьба не простая, а… золотая». Проходим островок. Это вершина сопки с триангуляционным знаком. На железной пирамидке расселись вороны. Пируют? С замиранием сердца смотрим в бинокль. Вот они, белые кости… шкура. У-у-х! Это останки бурого медведя. Косолапые очень хорошо плавают. Этому не повезло!

Александр Валеев
(продолжение следует)

Tags: