Завещание Атлантов. Часть первая. (2)

...Работая на прииске горным мастером в шахте, я получал необыкновенные сведения. Не каждый горняк, видел четвертичные отложения россыпных месторождений золота в разрезе. Вечная мерзлота бережно сохранила информацию о катастрофе, которая произошла на Земле около 10 тысяч лет назад. По мере проходки шахт в Колымской золотоносной провинции передо мной вставала картина жизни в допотопной эпохе.
Гигантские березы и лиственницы покрывали всё пространство между скалистыми хребтами гор. Заливные луга в долинах рек источали изумительный аромат. Двухметровые мамонтовые цветы и травы давали пищу пчелам, мамонтам, бизонам, оленям, косулям. Хватало еды пещерным медведям и саблезубым тиграм.
Гигантская волна, высотой более километра, пришла неожиданно, когда на Земле была зима. Волна обогнула земной шар, сметая всё на своем пути. Часть растений и животных была погребена в грунте, в иловых отложениях. Морозы в арктической части Земли законсервировали эти события и сохранили до наших дней.
Подворот уничтожил животных и растительность и изменил климат на трети поверхности Земле. Экватор отодвинулся от Колымы… и суровый климат создал то, что мы видим сегодня.
Библия и Коран точно описывают Всемирный потоп: "Когда звёздное небо свернётся, когда моря перельются".

Уничтожив миллионы жизней на суше, гигантская волна создала новые моря и озера и заселила их.
Понятно, какие катастрофические последствия приносили потопы всему живому на планете. При последнем были уничтожены все мамонты, ведь это равнинные животные.
Следующий подворот – потоп, может произойти в любое время. Удивительно, что никто не обеспокоен этим предупреждением. Ведь и в Библии говорится о конце света и даже даются конкретные рекомендации о способах спасения…
Мамонтенок Дима стал известен благодаря вечной мерзлоте, сохранившейся на Северо - Востоке нашей страны. Природа берегла его тысячи лет. Ученые изучают его, но не все понимают предупреждение, которое он принес нашему миру.
В девяностых годах империализм разрушил Советский Союз. Началось тотальное уничтожение экономики России. Промышленность Севера разваливалась без поддержки государства. Карьерные экскаваторы и буровые станки порезали на металлолом, вместо крупных предприятий остались старательские артели.
Создали и мы небольшую артель по добыче золота. Работать приходилось старым способом, по естественной оттайке. Вскрыша и отработка полигонов ведётся послойно, срез грунта имеет значительную площадь.
На наших полигонах попадались только кости и бивни мамонтов, китовый ус. А на соседнем участке откопали полностью сохранившееся тело бизона.
Мне кажется, что природа терпеливо повторяет мне … вот уже много лет: « Потоп был… и будет!». Когда в 1990 году я первый раз высказал это предположение, никто даже не заинтересовался.
Теория подворота удивительно проста. Земля имеет форму геоида, приплюснутого на полюсах шара. Разница между диаметрами по полюсам и экватору составляет около шести километров. Лёд на полюсах растёт и, когда его толщина превысит трёхкилометровую отметку, возникает эффект эксцентрика. При появлении дополнительной гравитации магнитного или другого силового поля, Земля меняет ось вращения.
Причинами изменения гравитации могут стать пролетающий близко от Земли метеор, комета или парад планет. Да мало ли что появится из глубин бесконечного Космоса! А может, это защитная реакция Земли?
Магнитное поле постоянно меняется и сегодня. Начинается перелив морей и океанов через материки.
При этом гибнут и морские млекопитающие: киты, дельфины, нерпы…. Их просто выбрасывает на сушу. Об этом свидетельствуют кладбища китов в пустыне.
Из земных обитателей выживают те, кто находится в гористой местности, куда не дойдёт волна. Либо хорошо плавают и могут десятки дней обходиться без еды: белый медведь, пингвин. Конечно, крокодилы, тритоны, черепахи – впадают в спячку на сотни дней.
Для человечества подворот на 90 градусов - это не только чудовищная катастрофа, но и уничтожение всех сооружений, машин, технологий… гибель цивилизации.
Для чего построены города в Кордильерах, на Памире, там, куда вода не доходила никогда?
Атланты знали историю потопов и построили их в горах, заселили своими учеными. Чтобы сохранить генофонд человечества, вырубили в скалах пещеры, которые защитят людей от чудовищной волны.
Дабы предупредить человечество о грозящей катастрофе и показать пути спасения, они позаботились о том, чтобы описание потопа было известно всем землянам. В последние годы всё больше фактов, когда птицы меняют пути миграции, киты и дельфины натыкаются на сушу.
Силовое поле, по которому они ориентируются, меняется. Ледяные шапки на полюсах достигли трёхкилометровой отметки. Если расчёты атлантов верны, то дело только за возмутителем равновесия.
Будет ли это планета Нибиру, о которой повествуют шумеры, «белёсая звезда» Нострадамуса, а может сразу два светила, как полагали Учителя Шамбалы?
Может, наше спасение в глобальном потеплении, ведь льды на полюсах подтаяли? Подворота не будет и мои опасения напрасны?
Начался малый ледниковый период, лёд на полюсах снова начнёт расти. Страшно видеть, как твои бывшие товарищи превращаются в обывателей, а большинство жителей Земли потеряли нравственные ориентиры. Всеобщая гордыня, продажность, жадность, варварское отношение к природе….
Может, терпение Земли иссякло? И это справедливое возмездие?
Ещё страшней сознавать, что спастись при потопе может один человек из тысячи. А что дальше?
Голые скалы и засоленные земли. Нет электричества, радиосвязи, дорог. Не летают самолеты, нет машин, кораблей.
Снова всё сначала. Возможно, о надвигающейся катастрофе знают правительства некоторых стран. Но почему генофонд земных растений прячут в полярных льдах? Ведь полюса Земли с достоверностью 100 процентов окажутся ближе к экватору, на глубине больше километра.
Но есть и другие факты. Китай построил современную железную дорогу в Тибет, Америка - «Ноев ковчег» на пятьдесят тысяч пассажиров, частные фирмы - подземные города, в том числе и на Алтае.
Даже, если знают, боятся паники. Невозможно объяснить человеку, почему должен погибнуть он, а не другой. Начнутся войны, а подворота не будет. Достоверно просчитать это событие невозможно. Значит, надо жить… как все. Вот и осень. В поисках новых золоторудных месторождений мы с геологом Галиной работаем в самых труднодоступных участках района.
Установилась ясная погода, ночью заморозки, днём голубое небо и яркое солнце радуют нас. Мы обследуем высокогорную часть золотоносной провинции на автомашине «Урал». В кузове теплый домик с печкой. У нас месячный запас продовольствия и топлива. Мотопила, бензиновый генератор, оружие, боеприпасы, рыболовные снасти. Попутно охотимся и рыбачим.
Сегодня мы ночуем на берегу рукотворного Колымского моря, на устье речки Сибердык, рыбном Эльдорадо моего детства. Пока не стемнело, ставим сеть на её сливе. Поплавки беспрестанно прыгают, мы не успеваем снимать пойманную рыбу. Щуки, каталки, хариус - быстро заполняют ёмкости. В полночь морозец и ледяная вода заставляют залезть в походное жильё, чтобы отогреться. Крепкий чай, и снова в лодку: какой отдых, когда ловится рыба?!
Короткий сон - и домой. Часть рыбы заморозили, часть засолили, хватит надолго. Какой удачный день! Не успели всё погрузить, видим стадо диких оленей, бредущих по ручью. Выстрел … и мы гасим лицензию… и получаем от природы подарок - вкуснейшую еду на зиму.
… Вспомнилось предостережение мамы. Она считает, что крупная удача (будь то сбор грибов или ягод, охота или рыбалка) – это всегда испытание: не сумеешь вовремя остановиться, можешь попасть в беду. Поэтому грузим добычу в кузов и в путь.
Почему- то очень тревожно на душе. Воздух…как будто звенит… от напряжения. Такое состояние помню лишь однажды, когда с Галиной, моим неизменным спутником, ехали на отдалённый горный участок. Была тёмная осенняя ночь, всё небо светилось от солнечного ветра, (так я называю северное сияние).
Такого грандиозного проявления космических сил мне не доводилось видеть никогда. Огромный сияющий всеми цветами радуги остроконечный купол, вершина которого находится в миллионах километрах от Земли - и мы внутри него. Созданный летящим светом и электромагнитным полем, он прекрасен и ужасен одновременно.
Электризуя атмосферу планеты, он пытается сорвать и унести её в космос. Стоя на земле, видишь, что такое скорость и могущество света, и ощущаешь свою беспомощность и ничтожество посреди этих титанических процессов. Но от собственного бессилия в душе рождается не страх, а огромная, разрывающая душу ярость.
В ту ночь стало понятно, как хрупок наш мир, как беззащитен человек перед бесконечным и грозным космосом.
Его величество, в погоне за личным богатством, загадил планету и не боится возмездия Создателя. Может, не зря кредо всех стяжателей: «После меня хоть потоп»?
Ведь, если вдуматься, это не просто оправдание их гнусного поведения, но и подлое пожелание людям, живущим на планете.
С чего бы такие мысли? Скорее домой!
Едем по валунистому берегу речки осторожно, медленно. По таким местам и «Урал» пробирается с трудом. Вдруг видим: несколько оленей обгоняют машину. Это невиданно, они не пугаются нас. Кто гонится за ними? Стая куропаток летит вверх по речке. В другое время я бы сказал, что будет паводок. Но стоит сухая осенняя погода.
Воздух будто наэлектризован, обычно голубое небо стало белёсым. Это признак надвигающейся непогоды. Возбуждённо обсуждаем ситуацию. Тревога нарастает.
Вот мы взбираемся на самую высокую точку трассы, Обовский перевал. Здесь мы всегда останавливаемся попить чаю, полюбоваться прекрасными панорамами родной природы, осмотреть машину перед крутым и узким спуском. С двухкилометровой высоты видны Колымское море и Абориген, главные символы Теньки.
Заглушив машину, вышли размяться и осмотреться. Ступив на землю, почувствовали чудовищную вибрацию и услышали приближающийся гул.
Земля содрогалась, воздух звенел от невиданного напряжения. Неужели-и-и! Господи-и-и!
Вода в Колымском море вспенилась от гигантской волны высотой в две - три сотни метров. Перехлестнув невысокие сопки, быстро заполняла все видимые с перевала долины. Она прибывала с немыслимой скоростью, огромные волны накатились на скалистые уступы горы, на которой мы находились.
Спасаться!? Зачем!? Нам уже обоим под шестьдесят.
Вся моя жизнь была сплошным уроком на выживание, со своей могучей машиной не раз выручал людей. Может, для того и учила, чтобы попытаться выжить и помочь другим?
Мотор мощно зарычал, и мы стали карабкаться по бульдозерному следу к вершине горы. Минут через пятнадцать добрались до верхней точки горного хребта.
Остановившись, увидели, как вода перехлестнула перевал в том месте, где мы были несколько минут назад и, сметая всё на своём пути, обрушилась вниз. Это был последний залп ударной волны. Вот и всё!
В голове стучала фраза: «Оставшиеся в живых, позавидуют мёртвым»…Теперь стал понятен её ужасающий смысл. Как это можно пережить? Пустота в душе и полуживое состояние тела.
Видимо включились древнейшие силы, защищающие мозг от помешательства. Мы на острове посреди солёной, бескрайней океанской воды. У нас есть машина, но нет дороги. Да и ехать нам больше некуда!
…Прожитые годы вихрем проносятся в голове. От пронзившего мозг вывода…, не удержавшись…, вскрикиваю.
Оказывается, вся моя жизнь и моих предков - подготовка к этим страшным событиям.
Землю, на которой провела своё детство мама, затопили рукотворным Братским морем. Помню, сколько грусти было в её глазах, когда она смотрела на воду, под которой оказались красавица Ангара, черёмуховые рощи, золотые от цветущих жарков луга и родной дом.
Прошло больше двадцати лет, как Колымское море поглотило посёлок Ветреный, любимую Колыму и её хрустальные ручьи. Но горечь утраты земли моего детства с годами не проходит, а становится сильней.
Потребовалась психологическая подготовка двух поколений, чтобы мозг сохранил рассудок. Но для чего?!
Быстро стемнело. Происшедшее стёрло страх, голод, желание думать…. Забравшись в домик, мы провалились в тяжёлый сон.
Крепко спится на свежем морском воздухе, но проснулись , как всегда, на рассвете. Серое небо и безбрежная вода. Как жаль, что это нам не приснилось!
Осматриваем в бинокль поверхность воды - ни животных, ни людей… Уровень воды за ночь понизился, и на берегу много вырванных с корнем деревьев. Ещё больше их плавает в воде, значит, у нас есть дрова на долгую и суровую зиму.
Галина, обычно немногословная, замечает: «Хорошо, что набрали воды из Сибердыка». Ещё в детстве, рыбача на этой речке, я не мог оторваться от её кристально чистой и необыкновенно вкусной воды.
Пил, прикасаясь к серебристым струям губами. Может, эта любовь и спасла меня? Бывая на этой чудесной речке, всегда набираем с собой воду. Вот и сейчас у нас в кузове сто литров прекрасной питьевой воды.
Надо что-то делать, иначе сойдешь с ума. Радиоприёмник молчит, мобильник молчит, информации о происшедшем никакой! В пятидесяти километрах от нашего острова сказочный великан Абориген подпирает серое небо. Вода, могучая и мудрая, как бы сказала: «Вы, люди, не захотели жить разумно среди роскошных лесов, лугов, чистых озер и рек рядом с братьями меньшими, так учитесь жить на голых скалах».
Нам подарена жизнь, и, чтобы она не угасла, надо пережить Колымскую зиму на камнях!
Океанские волны с грохотом накатываются на наш остров, начинается шторм. Спускаем Урал в распадок, кабиной навстречу ветру. Теперь наш домик защищён от ударов ветра мощным стальным щитом кузова. Подкладываем под колёса большие камни. Пока есть возможность, пилим и укладываем в кузов дрова. Когда порывы ветра стали сбивать с ног, пришлось укрыться в домике. К ночи ветер достиг ураганной силы, он свистел и раскачивал машину. «Надо обваловать и замаскировать её». С этой мыслью я провалился в глубокий, тревожный сон.
Утро выдалось сумрачным, уровень воды понизился метров на сто. Появился перевальный участок дороги. Шторм стих… и стало видно, что наш остров увеличился до двадцати километров в длину. Вода ушла из седловин, и горный хребет делил океанские просторы скалистыми склонами.
Компас показывает север, в стороне Аляски. Значит, Северный полюс переместился на континент Северной Америки. Как и десять тысяч лет назад, ось вращения Земли сместилась примерно на 20 градусов. Уровень моря поднялся на километр, значит, мы сейчас ближе к экватору примерно на две тысячи километров.
«Помнишь, Галина, сколько раз я планировал сходить на высокогорное озеро Ясное?».
Там я был в детстве с Великаном и Петровичем. Озеро небольшое и круглое, примерно сто метров в диаметре. Оно очень похоже на кратер, дно из светлого песка не имеет растительности. В нескольких местах бьют чудесные родники. Ручей, вытекающий из озера, питает речку Сибердык.
«Конечно, помню, лет пять назад мы не успели дойти до него, хотя были рядом».
«Вода упала, возможно, озеро освободилось от морской воды, надо сходить посмотреть».
Страшно оставлять её одну, но и машину - наш дом, не бросишь, а без пресной воды мы долго не протянем. Надо идти. Оставляю ей охотничье ружьё, беру карабин и налегке отправляюсь в путь. Озеро не близко, к ночи надо вернуться домой.
Другого дома у нас не будет. Разум отказывается понимать это. Скорее в путь, иначе сойдёшь с ума. Иду по гребням скалистых сопок. Ноги привычно несут меня в места моего детства.
Через пять часов изнурительных подъёмов и спусков взбираюсь на самую высокую точку горной гряды. Вижу озеро и вытекающий из него ручей. Рядом огромный гранитный камень в форме прямоугольника.
Сорок лет назад мы с Великаном взобрались на него, помогая друг другу. Высота пять метров, с трёх сторон совершенно отвесные стены, а верхняя часть ровная, как стол. Её размеры, примерно десять на двадцать, позволяли построить там дом или поставить палатку. Это место недоступное даже для медведя.
Мы с восторгом обсуждали правильную геометрию и невероятные размеры исполинского камня. Больше всего поражала воображение сила, способная поднять на такую высоту огромный монолит.
На севере видна красавица Колыма, на юге - изумрудная долина, в которой паслась семья лосей.
Мы собирались прийти сюда, но суета взрослой жизни заставляла из года в год откладывать эту встречу. И сейчас я испытывал целый каскад чувств: восхищение, радость, мистическую благодарность, тихую грусть.
Я не пришёл сюда, когда был молод и полон сил. Не дошёл, когда был в отчаянии и болен. Я пришёл, когда другого пути у меня не осталось… и это моя единственная надежда.
А озеро моего детства, моего поклонения, сверкало алмазом, огранённым гранитными скалами, и было сказочно прекрасным и чистым.
Ни намёка на обиду или недовольство. Как великодушна вечная красота! А человек так несовершенен!
Вновь матушка Природа сохранила мне жизнь и подарила остров с растительностью и пресной водой!
Скорее назад, к машине. Остаток пути бреду в сумерках. Но вот чёрная тень машины и запах лиственничного дыма. Какое счастье, когда тебя ждут!
Перед сном долго обсуждаем дальнейшие действия. Решили: утром перегоним машину ближе к озеру.
Наш друг и спаситель «Урал» с трудом преодолевает крутые склоны скалистых сопок. Мы ставим его в ложбину, густо поросшую ольхой. Обкладываем валунами, маскируем брезентом и ветками. Отсюда хорошо видно озеро, до которого метров пятьсот.
Берём канистры под воду и спускаемся вниз. Какая удача! В озере прекрасная пресная вода, ключи исправно поставляют её из недр земли. «Ясное» скрыто от посторонних глаз скалистыми отрогами. На них, как и прежде гусиные перья. Видимо, здесь отдыхают перелётные птицы.
Звонкий ручей, вытекающий из озера, в месте впадения в океан создал небольшую пресноводную заводь. Вода в ней подозрительно чёрная и неспокойная. Неужели? Спускаемся к берегу. Потрясающее зрелище: вся заводь буквально забита рыбой, она стоит пластами, наслаждаясь пресной водой! Это рыба из колымского водохранилища. Нельзя упустить такую возможность – большая часть рыбы наверняка погибнет.
Берём из машины лодку, сеть и к берегу. Мешают накат и торчащие из воды деревья и кустарники. Облачившись в болотные сапоги, вырубаю подход к берегу, ставлю сеть.
То, что было дальше, рыбалкой назвать нельзя. Сеть тонет от крупных щук, окуней, остроносок и хариусов. Час – и у нас около ста килограммов отменной еды.
На сегодня ловить больше нет смысла. Галина жарит рыбу, я солю остальную. Пора вялить позавчерашний улов. Стоит холодная погода, мух нет. Развешиваю её на верёвки, натянутые прямо среди деревьев, на ветерке. В «Урале» полно всякой проволоки, в том числе и алюминиевой, из которой я изготавливаю крючки.
Видимо, так устроен человек: он способен радоваться мелочам, даже попав в катастрофические условия. Он стремится продлить свою жизнь и обустроить её. Целый день работаем не покладая рук. К вечеру возвращаемся к машине, прихватив с собой воду и жареную рыбу.
С вершины осматриваем окружающую нас водную стихию. Ничего!
За ужином съедаем на двоих одну небольшую лепёшку хлеба, муки у нас всего килограммов десять. Надо растянуть удовольствие, ведь, вероятно, это последний хлеб в нашей жизни.
Дико звучит, но вырастить хлеб на Колыме никому не удавалось. Нет семян и земли, которую можно возделать. От этой простой истины становится жутко.
О встрече с людьми не хочется и думать. Ведь они появятся не из допотопного, благополучного мира. Кто знает, что им нужно от нас? Поэтому мы маскируем свой передвижной дом.
В том счастливом мире Галина и я не раз защищали и спасали чужую жизнь. На сей раз нам надо первыми увидеть людей, чтобы убедиться в их намерениях.
Как ни тревожно на душе, сон берет своё.
Свежий морской воздух быстро восстанавливает силы...

Александр Валеев
(продолжение следует)

Tags: