odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Расспросные речи в Сибирском приказе даурских служилых людей А. Ф. Петриловского с товарищами...

1660 г. сентября 4. — Расспросные речи в Сибирском приказе даурских служилых людей А. Ф. Петриловского с товарищами о походе по Амуру

/л. 196/ А в прошлом во 169 году сентября в 4 день в Сибирском приказе даурские казаки Ортюшка Петриловской с товарыщи 6 человек в роспросе сказали:
В прошлом де во 158 году по указу великого государя послали их из Якуцкого острогу воевода Дмитрей Франзбеков да дьяк Осип Степанов на государеву службу в Даурскую землю на Амур-реку с приказным человеком с Ярком Хабаровым. И служили де они в Даурской земле до приезду Дмитрея Зиновьева пол 4 годы. А как де Дмитрей Зиновьев из Даурской земли поехал к Москве, и приказного человека Ярка Хабарова взял с собою к Москве, а на ево Яроков место велел у них быть приказным человеком ис казаков Онофрейку Степанову. А в ту де пору было служилых людей с Онофрейком в Даурской земле 540 человек. И служили с Онофрейком в Даурской и в Чючюрской и в Гиляцкой землицах со 161 году по 166 год. А в тех годех зимовали в розных острожках, потому что за малолюдством от богдойских людей убегали к морю и где б мочно прокормитца, а летом ходили на судах для збору государева ясаку. А во 166 году /л. 195/ зимовали они в Дючерской земле на Амуре-реке в Куминском острожке, а на весне [пошли] (Вставлено по смыслу.) ис Куминского острожку вверх по Амуру-реке в судех для государева ясачного збору и для проведыванья воеводы Офонасья Пашкова и государевых ратных людей, и недошед Шингалу-реки в Косогорском улусе поймали языков неясачных дючерских людей. И те де языки в роспросе им сказали, что идут на них, служилых людей, богдойского царя многие ратные люди в судех. И Онофрейко де Степанов для проведыванья ратных людей послал от себя по Амуру-реке вверх в лехких судах служилых людей Климка Иванова с товарыщи 180 человек, а Онофрейко де Степанов з достальными служилыми людьми в больших судех за ними ж, Климком, пошли по Амуру-реке вверх. И в Корчеевской луке пришли на них, Онофрейка с товарыщи, богдойские люди в 47 бусах с вогняным боем, с пушками и с пищальми, и Онофрейко с служилыми людьми с судов збили на берег, а иных и на судех побили. И на том бою ево, Онофрейка, убили и служилых /л. 194/ людей 220 человек побили и государеву казну 77 сороков соболей и с пупки, да 4 пушки медных и железных руских, да 2 пушки железные богдойские погромные, и порох, и свинец, и знамена войсковые, и суды с хлебными запасы у них отбили, только де казенное одно судно с образы и со всякою спаскою казною казаки 95 человек отстояли и побежали к морю. А достальные де казаки с судов розбежались с Амура-реки и з берегу врознь.
А Климко де с товарыщи, которые посыланы были для проведыванья богдойских людей, с теми богдойскими людьми на Омуре-реке в островах розошлися и пошли к Онофрейку, и не дошед до них, увидели на Омуре богдойских ратных людей — стоят судами на якорех через всю реку, а Онофрейковы суды все розбиты. И он, Климка с товарыщи, побежали Амуром-рекою вверх, а богдойские де люди за ними не гонялись. И на третей де день в вечеру встретили ево, Климка, в каменю Офонасьева полку Пашкова служилые люди пятидесятник Ондрюшка Байкаловской с товарыщи, 30 человек, и привезли государеву грамоту, какова послана с Москвы к Онофрейку Степанову с служилыми людьми, и от Офонасья Пашкова память, что по указу /л. 193/ великого государя велено ему, Онофрейку, с служилыми людьми итти к нему, Офонасью Пашкову, всход и быть у него в полку. И Климко де Иванов с служилыми людьми с ним, Ондрюшкою Байкаловским, пошли к Офонасью Пашкову. И прошод камень промеж Даурской и Дючерской землиц, у него, Климка и Ондрюшки с служилыми людьми, хлебных запасов не стало. И он, Ондрюшка де Байкаловской, по совету с Климком, взяв с собою 30 человек служилых людей, пошол к Офонасью Пашкову наскоро, чтоб Офонасью про убивство Онофрейка Степанова и служилых людей учинить ведомо и хлебных бы запасов от Офонасья Пашкова Климку с товырищи навстречю прислать, чем им до Офонасья дойтить. И хлеба де к ним вскоре было не прислано, и из них де учали помирать многие голодню смертию. И не дождався де Ондрюшки, пошли они, Климко с товарыщи, вниз по Амуру-реке к морю кормитца, а 37 человек из них, казаков, пошли к Офонасью ж Пашкову, и не дошед ево, Офонасья, на усть Урки-реки все з голоду померли. А Климка де Иванова, идучи к морю, дючерские люди убили и служилых людей многих ранили, и осталось де от Климка служилых /л. 192/ ... (Один лист утрачен.)1 с теми богдойскими ратными людьми в островах розошлись и дошли до Камарского острожку, в котором они наперед сего зимовали. А по Амуру де реке по островам и по берегам видели, что лежит многой лес церковной и острожной и башенной, и то де они чают, что тот лес рознесло от Офонасья Пашкова. И они де, служилые люди, убоясь того, что им до Офонасья Пашкова всем не дойти, что хлебных запасов у них не стало, а Офонасей Пашков жив ли или нет, про то им не ведомо, а поговоря де меж собою, отобралися с Спасовым образом и з государевою казною с ним, Ортюшкою Петриловским, 100 человек здоровых и пошли к Руси, а 120 человек пошли по Зие-реке кормитца и ожидать на Омуре-реке великого государя указу и от воеводы от Офонасья Пашкова вести.

Примечания:
1. В другом фонде Сибирского приказа сохранился считавшийся утраченным лист распросных речей А. Ф. Петриловского (примечание сайта "ПАМЯТНИКИ СИБИРСКОЙ ИСТОРИИ"):

«...людей только 140 человек. И те де осталые служилые люди, идучи вниз по Амуру, нашли служилых же людей, которые от богдойских людей з бою ушли ранены, ево Ортюшку Петриловского с товырыщи 45 человек. И собрався все вместе пошли на них к морю, и пришли к Гиляцкой земле, и поставили острог промеж Гиляцкой и Жучерской земли во 167 году, и в том остроге зимовали, и на великого государя ясак збирали. И к ним де гиляцкие люди к острогу приступали, и острог в трех местех зажигали, и убили у них 3 человек казаков, а иных многих ранили. А на весне де ис того острожку пошли они, служилые люди Ортюшка с товарыши, вверх по Амуру-реке к Офонасью же Пашкову всех 180 человек, и нашли они на Омуре ж служилых людей 40 человек которые з богдойского ж бою ушли на спасском дощенике. И собралося их всех служилых людей 220 человек. И в Ачаньском улусе сказывали им многие языки, что де идут на них богдойского царя ратные люди 20 бус и хотят достальных всех побить. И они де, служилые люди...» (ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, стлб. 1572, л. 15).

Воспроизводится по:
Русско-китайские отношения в XVII в. Материалы и документы. Т. 1. 1608-1683. М. Наука. 1969
Tags: Сибирь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments