ЭОН-18. Переброска боевых кораблей с Дальнего Востока на Северный флот.

В июне 1942 г. ГКО было принято решение о переброске Северным морским путем нескольких боевых кораблей с Дальнего Востока в поддержку Северного флота.

С этой целью в январе 1942 г. на ЭМ «Ретивый» для исследования прочности корпуса была сооружена «ледовая шуба» — широкий пояс из деревянных брусьев и досок в районе ватерлинии (в носовой части двойной), охватывающий корпус корабля по всей длине, включая транец. Во внутренних помещениях были установлены дополнительные подкрепления из металлических коробчатых балок и угольников, а также деревянные стрингеры и пиллерсы, раскрепленные деревянными брусьями между бортами. Всюду, включая и бортовые цистерны, установили датчики для определения давления на корпус корабля. Ходовые испытания, проведенные на «Ретивом» зимой и весной 1942г., показали, что наличие «шубы» позволило повысить безаварийное давление на борт в 10 раз.

8 июня 1942 г. Нарком ВМФ адмирал Н.Г.Кузнецов подписал приказ № 0192 на переход экспедиции особого назначения — ЭОН-18. В состав отряда боевых кораблей вошли — лидер «Баку» (командир капитан 3 ранга Б.П.Беляев), ЭМ «Разумный» (командир капитан-лейтенант В.В.Федоров), ЭМ «Разъяренный (командир капитан-лейтенант Н.И.Никольский) и ЭМ «Ревностный» (командир капитан-лейтенант Г.Т.Карука).

Командир ЭМ «Разумный» капитан-лейтенант В.Федоров 1942 г.
01.jpg

ЭМ «Разумный» и командир лидера «Баку» капитан 2 ранга Б.П.Беляев.
02.jpg03.jpg

Командиром экспедиции был назначен командир БЭМ ТОФ капитан 1 ранга Б.И.Обухов (в 1936г., будучи командиром ЭМ «Сталин», он совершил переход Северным морским путем из Кронштадта во Владивосток. Кстати, тогда в переходе на ЭМ «Войков» участвовал и В.В.Федоров).
Военкомом был назначен батальонный комиссар П.А.Самойлов, начальником походного штаба — капитан 2 ранга Л.К.Бекренев, флагманским корабельным инженером — инженер капитан 2 ранга А.И.Дубровин (также участвовавший в проводке ЭМ «Сталин и «Войков» Северным морским путем), флагманским инженер капитан 3 ранга С.И. Саморуков.

Начальник походного штаба капитан 2 ранга Л.Бекренев и П.Самойлов.
04.jpg

Начальником проводки судов назначили знаменитого полярника Героя Советского Союза капитана 2 ранга М.П.Белоусова, ледовыми капитанами — известных навигаторов ледокольного флота капитана 3 ранга В.И.Воронина и ст.лейтенанта Т.А.Калинича. Ледовую разведку поручили вести полярному летчику И.И.Черевичному.

Впервые в истории покорения Арктики нашим военным морякам предстояло совершить переход по Северному морскому пути в направлении с Востока на Запад.

Выход кораблей из Владивостока намечался на 15 июля 1942 г. Руководство переходом ЭОН — 18, который предполагалось осуществить в 3 этапа, возлагалось — от Владивостока до бухты Провидения (2877 миль) — на командование и штаб ТОФ. От бухты Провидения до о. Диксон (2955 миль) — на Главный штаб ВМФ. От о. Диксон до Полярного (1297 миль) — на командование и штаб СФ.

Для облегчения проводки кораблей во льдах, снабжения их топливом и материалами привлекалось 3 линейных ледокола, 3 танкера и 2 транспорта. Вся подготовка к походу, занявшая 1,5 месяца, проходила в условиях полной секретности. Официальной легендой цели подготовки кораблей являлось перебазирование дивизиона ЭМ на Камчатку. Об истинной цели ЭОН-18 знал очень ограниченный круг лиц.

Времени было в обрез. Личный состав кораблей трудился вместе с рабочими владивостокского «Дальзавода» от темна до темна — сначала в доке, затем у стенки завода, где работы завершились уже на плаву. По опыту «Ретивого» на лидере «Баку» и других кораблях экспедиции их корпуса были «одеты шубой», нижняя кромка которой находилась ниже ватерлинии на 3 м., а в носовой части была двойной и доходила до киля. Верхняя кромка выступала из воды на 1 м. Для обогрева приемников турбоциркуляционных насосов и кингстонов смонтировали трубопроводы насыщенного пара.

Для плавания во льдах один штатный (бронзовый) винт заменялся ледовым (стальным) уменьшенного диаметра, со съемными лопастями это позволяло иметь скорость хода всего 8 узлов. Второй штатный со специальной оковкой позволял на чистой воде развивать скорость до 24 узлов, т.е. сохранять кораблю достаточно высокие маневренные качества. Лидер «Баку» имел трехвальную ГЭУ, поэтому ледовый винт установили на центральной валолинии, а лопасти крайних штатных винтов имели оковку. Все корабельные приборы установили на амортизаторы для предотвращения выхода из строя при вибрации корпуса во время ледового плавания.

Выполнили модернизацию зенитного вооружения — вместо полуавтоматических 45-мм орудий 21К установили 37-мм автоматы 70К. На лидере «Баку» — 6, а на эсминцах в количестве 3 штук.

На всех кораблях был проведен необходимый ремонт механизмов. Кроме штатных офицеров БЧ-5 в состав экипажей дополнительно включили помощников командиров БЧ-5 по корпусу и по 2 тяжелых водолаза со снаряжением.

После завершения всех работ в течение нескольких дней провели ходовые испытания. Конечно, мореходные и маневренные качества кораблей изменились, но зато они были надежно подготовлены для перехода через арктические моря.

Наконец, все приготовления остались позади. Приняв топливо и необходимые запасы, корабли вышли на рейд и стали на якорь в проливе Босфор Восточный. Утром 15 июля 1942 г. на каждый корабль экспедиции поднимался командующий ТОФ вице-адмирал И.С.Юмашев, желал экипажам кораблей счастливого плавания и боевых успехов в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками на Севере.

В 11.00 корабли ЭОН-18 — «Баку», «Разумный», «Разъяренный» и «Ревностный» в кильватерной колонне вышли в поход. 17 июля корабли вошли в залив Де-Кастри, где пополнили запасы топлива, воды и продовольствия, и на следующий день продолжили свой путь. Татарским проливом в Охотское море и далее в Петропавловск-Камчатский.

ЭМ «Разумный» на переходе.
05.jpg

Мостик «Разумного»
06.jpg

Под вечер 18 июля, следуя концевым кильватерной колонны «Ревностный» столкнулся со следовавшим навстречу транспортом «Торней», получил значительные повреждения в носовой части и 19 июля был отбуксирован в Советскую Гавань, а позже исключен из состава ЭОН-18. Остальные корабли экспедиции продолжили свой путь.

На рассвете 22 июля при подходе к первому Курильскому проливу были замечены японские боевые корабли, «случайно» оказавшиеся в этом районе. На всех советских кораблях сыграли боевую тревогу и усилили наблюдение за водой и воздухом с целью исключения возможной провокации. Корабли мирно разошлись, и уже вечером 22 июля ЭОН-18 зашла в Авачинскую губу и стала на якорь в б.Тарья. Пополнив запасы, экспедиция покинула Авачу и взяла курс на Чукотку.

Берингово море встретило советских моряков мертвой зыбью и туманами, сопровождавшими их до бухты Провидения. 30 июля корабли благополучно прибыли на Чукотку, отдав якоря в б.Эмба. На рейде их ждали транспорты, танкер «Локк-Батан» и пароход «Волга», которым было поручено сопровождать ЭОН-18 на трассе Северного морского пути. На «Волге», в частности, находились запасы аварийно-спасательного имущества, ЗИП, двухмесячный запас продовольствия, резерв топлива в бочках и танках. В ожидании линейного ледокола «А.Микоян», совершившего в ноябре 1941 г. изумительный по дерзости прорыв через Черное и Средиземное моря и далее Суэцкий канал вдоль восточного побережья Африки, мимо м.Доброй Надежды, вокруг м.Горн к Сан-Франциско, откуда судно направилось в б.Провидения на соединение с ЭОН-18 на лидере и эсминцах проводился осмотр корпусов, винтов, устранялись отдельные неисправности и поломки, неизбежные в таком большом походе. Так, при подходе к пирсу «Разъяренный» погнул о необозначенную банку штатный винт и оконечность вала. Командование ЭОН-18 приняло решение заменить винт на плаву.

Операция оказалась очень трудной. К корме «Разъяренного» подошел задним ходом транспорт «Белоруссия», откуда поврежденный винт эсминца вывесили на тросах грузовой стрелы. На стальном тросе опускали тяжелый накидной гаечный ключ, который водолаз надевал на гайку, крепящую винт. При помощи талей поворачивали ключ на четверть оборота до тех пор, пока не сняли гайку. Однако винт с конуса гребного вала не снимался. После водолазного осмотра было принято решение о снятии поврежденного винта направленным взрывом. Опыт удался. После этого поврежденный винт заменили запасным винтом с «Разумного», что также потребовало большого умения и смекалки.

9 августа, когда основные работы были закончены, в б.Провидения вошел линейный ледокол «А.Микоян» (командир капитан 2 ранга Ю.В.Хлебников).

Лидер «Баку» (снято с «Разумного»)
07.jpg

15 августа снялись с якорей транспорты, а не следующий день — боевые корабли. Во второй половине дня в Беринговом море у м.Уэлен встретились первые льды. Более двух суток пробивались через них, осваивая новую для боевых кораблей «тактику» ледового плавания. Особенно трудно пришлось личному составу машинистов-турбинистов, когда вахтенным у маневровых клапанов приходилось по 300-400 раз за вахту выполнять команды об изменении хода корабля. Ледоколу «А.Микоян» приходилось то вызволять эсминцы, то идти на помощь транспортам. Стало ясно, что одному ему с проводкой не справиться.

18 августа из б. Провидения прибыл ледокол «Адмирал Лазарев», на котором находился начальник проводки М.Белоусов. Однако, несмотря на работу двух ледоколов, экспедиция продвигалась очень медленно. На подходе к проливу Лонга усилилась вибрация корпуса на эсминце «Разумный» — оторвалась оковка штатного гребного винта (левого). Водолазы, спустившись в ледяную воду, срубили часть оковки, но винт оказался совершенно разбалансированным и работать им было можно, не превышая 50 об. мин.

Пройдя пролив Лонга, лидер «Баку» и ЭМ «Разъяренный» в начале сентября стали на якорь на рейде бухты Певек Чаунской губы. Не дождавшись «Разумного» и других судов, они направились в б. Амбарчик. Этот отрезок пути, протяженностью 212 мили ЭОН-18 преодолевала со средней скоростью всего лишь 2,89 узла. У острова Айон, пробившись через тяжелые льды, «Баку» и «Разъяренный» пошли малыми глубинами у берега (на воду спускали шлюпку и шли с ее скоростью, по промерам). «Разумный» пошел мористее и был зажат тяжелыми льдами.

08.jpg
09.jpg
10.jpg

Днем и ночью специальные команды моряков сходили на лед, подрывали его, скалывали пешнями. Иногда за сутки ЭМ удавалось пройти лишь 30-40 метров. Возник момент, когда винты корабля намертво вмерзли в ледовом поле, и освободить их удалось лишь с помощью водолазов, которые обрезали вокруг винтов лед паром.

11.jpg
12.jpg
13.jpg

31 августа на помощь экспедиции прибыл еще один ледокол — флагман советского арктического флота «И.Сталин». Своим внешним видом он напоминал боевой корабль — корпус его был камуфлирован черными и белыми полосами, на палубе и надстройках виднелись 4 орудия калибра 75 мм, несколько зенитных автоматов и пулеметов. Уже 3 ледокола выводили «Разумный» из льдов. Только 11 сентября эсминцу удалось прорваться в Восточно-Сибирское море, где в б. Амбарчик с танкера «Донбасс» топливные цистерны корабля наполнили мазутом.

Ледовый плен «Разумного», продолжавшийся с 26 августа до 8 сентября, не прошел бесследно — корпус корабля получил серьезные повреждения. Но моряки упорно продолжали свой путь.

11 сентября 1942 г. Вновь чистая вода.
14.jpg

В таких условиях ЭОН-18 пробивалась через Восточно-Сибирское море в море Лаптевых. Там они попали в сильный (до 8 баллов) шторм. Отвыкшие от плавания в чистой воде моряки чувствовали себя не лучшим образом. Лидер и ЭМ «Разъяренный» более благополучно прошли сквозь тяжелые льды Восточно-Сибирского моря до Тикси, где был произведен осмотр корпусов, мелкий ремонт и были пополнены запасы топлива. По чистой воде «Разъяренный» почти весь путь шел на буксире у лидера, т.к. самостоятельно не мог развить скорость более 7-8 узлов из-за погнутости гребного вала, полученной еще в б.Провидения. На буксире же корабли шли со скоростью 12 узлов.

Командир «Разумного» В.В.Федоров на мостике эсминца, море Лаптевых.
15.jpg

Несмотря на своевременно принятые меры по сохранению тайны перехода, немецко-фашистское командование, благодаря услугам японской разведки, узнало о движении экспедиции и готовилось нанести удар по нашим арктическим коммуникациям и портам с целью уничтожения кораблей и ледоколов ЭОН-18.

В операции под кодовым названием «Вундерланд», приняли участие «карманный линкор» «Адмирал Шеер» и 5 подводных лодок. Крейсер вышел из Нарвика 16 августа и, обогнув с севера Новую Землю, вошел в Карское море. Лодки покинули свои базы 6 днями раньше.

Враг рассчитывал, что в середине августа советский караван войдет в Карское море, где станет легкой добычей тяжелого крейсера. ПЛ 601 и 251 должны были обеспечить рейдер данными о движении каравана и о ледовой обстановке, а остальные — прикрыть его со стороны Баренцева моря.

Однако героические моряки ледокольного судна «Александр Сибиряков» и полярники о. Диксон сорвали эту операцию немцев, а командование СФ и Беломорской военной флотилии приняли все меры для обеспечения прикрытия ЭОН-18 путем проведения специальной операции под общим руководством командующего СФ.

Так авиация Северного флота активизировала свою деятельность в Заполярье нанесением ряда мощных ударов по вражеским аэродромам, с которых противник мог производить налеты на ЭОН-18. В проливах Карского и Баренцева морей с задачей противодействовать немецким рейдерам были развернуты позиции наших ПЛ. При подходе каравана к районам досягаемости нашей истребительной авиации последняя приводилась в полную боевую готовность для прикрытия кораблей с воздуха.

Из Тикси экспедиция вышла 19 сентября, ведомая ледоколом «Красин». В проливе Вилькицкого на подходе к Карскому морю ЭОН-18 перешла на повышенную боевую готовность. Экипажи отрабатывали варианты совместной обороны кораблей.

24 сентября корабли и суда стали на якорь в гавани о. Диксон — началась подготовка к последнему этапу перехода. На «Разъяренном» с помощью кессона, специально доставленного из Игарки, с огромным трудом сняли с погнутого вала штатный винт, а ледовый на другом валу заменили запасным. Погнутый вал исправить не представлялось возможным, поэтому весь остаток пути до Ваенги эсминец шел под одной машиной. На «Разумном» с помощью водолазов сняли уже ненужную оковку со штатного винта и выправили лопасти. Ледовый винт заменили лишь в Ваенге после перехода.

Устранив неисправности на лидере «Баку» и других судах, 9 октября ЭОН-18 отправилась дальше. Как и море Лаптевых, Карское также встретило экспедицию штормом — на этот раз 9-бальным. К исходу следующего дня вошли в пролив Югорский Шар. Здесь уже ждали корабли СФ — ЭМ «Валериан Куйбышев», сторожевик и тральщики.

На рассвете 14 октября 1942 г. ЭОН-18 входила в Кольский залив, где у острова Кильдин ее встречал командующий Северного флота вице‑адмирал А.Г.Головко. В состав СФ вошли 3 новых, боеспособных корабля.

Встреча комфлота СФ А.Головко, рапорт отдает командир «Разумного» Федоров.
16.jpg
17.jpg

Экипаж лидера «Баку».
18.jpg

91 сутки длился этот беспримерный переход трех боевых кораблей ТОФ к берегам Мурмана. За 923 ходовых часа корабли преодолели 7327 миль, 1000 из которых — во льдах Северного Ледовитого океана. Было израсходовано 9808 т. топлива, которое принимали на переходе 12 раз, в т.ч. 1 раз во льдах.

26.jpg27.jpg28.jpg29.jpg

Анализ опыта обеспечения перехода командованием СФ показал, что главной опасностью на последнем этапе являлись мины. Выявилась также необходимость развертывания сети опорных пунктов с береговой и зенитной артиллерией в районах проливов Югорский Шар и Маточкин Шар, а также базирования в Карском море специальной группы кораблей на период навигации.
31.jpg

Недолго длился отдых моряков, совершивших тяжелый ледовый переход с Тихого океана. Не сняв даже ледовой обшивки (на «Разумном» ее сняли лишь в мае 1943 г.), уже 29 октября 1942 г. лидер «Баку» и ЭМ «Разумный», приблизившись к вражескому берегу, открыли беглый огонь по огневым точкам врага, мешавшим наступлению наших войск. Уничтожив 2 батареи и несколько ДОТов, корабли благополучно вернулись домой.

Так началась новая страница боевого пути кораблей ЭОН-18. Они внесли весомый вклад в боевые дела СФ. Особенно отличился «Баку», который за выдающиеся боевые заслуги был награжден орденом Красного Знамени.

Между тревогами на берегу с моряками «Разумного» п. Роста, март 1943 г.
19.jpg

Снимок на память с моряками «Разъяренного» г. Архангельск, 1944 г.
20.jpg

Оценивая спустя более 55 лет удивительный ратный подвиг моряков военного, ледокольного и транспортного флота ЭОН-18 в тяжелом для нашей Родины 1942 году следует прежде всего, отметить сложность этой операции. Её проведение потребовало колоссальной организаторской работы Наркоматов ВМФ и Морского флота, напряжения и физической выносливости экипажей кораблей, преодолевших суровые климатические условия Арктики, тяжелые льды, шторм и напряженные условия войны. Переход показал, что требуется более значительное оснащение его ремонтными средствами, создание баз снабжения, лучшее обеспечение танкерами, рефрижераторными судами и плавучими мастерскими. Как показал опыт, при плавании во льдах устройство «шубы» и установка ледовых винтов полностью себя оправдали, а вот оковка штатных скоростных винтов лишь осложнила плавание и доставила массу неприятностей.

За последние годы неизмеримо изменился наш ВМФ, а также его транспортный и ледокольный флот, вооруженный атомной энергетикой. Но по‑прежнему сурова Арктика и по‑прежнему освоение нашей главной национальной транспортной магистрали, которой является Северный морской путь, требует знаний, мастерства, большого мужества.

Поэтому опыт, накопленный с момента первого в советский период перехода ледокола «Александр Сибиряков», в годы Великой Отечественной войны и в последующее время, должен быть максимально использован современными поколениями российских моряков.

В заключении хотелось бы предложить еще одну ссылку. Это воспоминания контр-адмирала Н.И.Трухнина, который на момент перехода был командиром БЧ-4 эсминца «Разумный».

Размещаем еще несколько фотографий В.В.Федорова, в том числе Трухнина и других членов экипажа корабля.

Н.Трухнин и ледокол «А.Микоян»
21.jpg

Офицеры «Разумного» Семенчук, Морозов, Парфенов
22.jpg

Огневая подготовка экипажа эсминца «Разумный»
23.jpg

Запас воды под руководством Морозова.
24.jpg

Благодарим Вилория Викторовича Федорова за оказанную помощь.
25.jpg

Подготовил В.Арапов.
Опубликовал К. Трунов.
http://cruiser.patosin.ru/story/shidlovskij/index.html

Tags: