Расспросные речи в Енисейской приказной избе даурского войскового атамана А. Ф. Петриловского...

1659 г. октября 3. — Расспросные речи в Енисейской приказной избе даурского войскового атамана А. Ф. Петриловского с товарищами о столкновении маньчжурских войск с русским отрядом на Амуре

/л. 63/ 168 года октября в 3 день. В Енисейском в съезжей избе воеводе Ивану Ивановичю Ржевскому да подьячему Викуле Панову амурские служилые люди выборной войсковой атаман Артюшка Филипов, да рядовые служилые люди Ивашко Герасимов сын Чебычаков, Сидорко Тимофеев, Сидорко Дементьев, Исачко Кирилов, Ивашко Григорьев по допросу сказали:
В прошлом де во 166 году июня в 30 день на великой реке Амуре ниже Шингалу-реки пришли на них богдойские люди с великим войском на сороке на семи бусах с большим /л. 63 об./ огненным нарядом, с пушками и с мелким оружьем, и на них де, амурских служилых людей, напустили, и ис пушек с судов их збили, и государеву ясачную соболиную казну прежнево збору приказново человека Онофрея Стефанова с товарыщи отбили (а государевы де ясашной казны было в тое пору в зборе 87 сороков в шубах и в лисицах красных, а от того погрому осталось 4 лисицы черных анофриева збору на Спаском судне, в котором судне служилые люди ушли на море), и государев наряд (пушки и порох и свинец) и их казачьи хлебные запасы и платье и всякой борошен взяли, и приказново де человека Онофрея Стефанова да служилых людей 270 человек на том бою убили; а от тово де погрому живых служилых людей в гору ушли и на Спаском судне ушли и с теми, что и в походе были, 227 человек. И после де тово розгрому собрались и их, служилых людей, в одно место в прошлом же во 167 году всего 180 человек.

И собрали де государева ясаку з дючерских и з гиляцких людей осьмнатцать сороков соболей, и в шубах пластин собольих, и за соболя лисицами, да осталых от погрому 4 лисицы черных; да с моря идучи, взяли государев ясак /л. 64/ з гиляцких людей 3 лисицы черные же. И с тою государевою казною пошли вверх по Амуру-реке к воеводе Афонасью Пашкову. И дошли они до Комарсково острогу, и тут де их взяла хлебная нужа и изнял голод. А всех де их собралось в тое пору 227 человек, и они розделились надвое: половина служилых людей осталась в Комарском остроге и пошла в поход по Зие-реке кормитца, а другая де половина служилых людей 107 человек пошли вверх по Амуру-реке к воеводе Афонасью Пашкову, а чаяли его, Афонасья, дойти в Албазине в старом городище. И они де до Албазина дошли, а Офонасья Пашкова в Албазине нет. А сверху де по Амуру-реке, встретили оне, несет водою городовой и острожной и башенной рубленой лес (В тексте ошибочно: лет.) в плотах и врознь, и на плотех судовые снасти, шеймы. И от Олбазина они шли до Тугирсково волоку до реки Урки. И Афонасья де Пашкова не сыскали и признак никаких Афонасьевых полчан не видали.
И тут де изняла их хлебная нужа и голод. И за тем выше Тугирсково волоку вверх по Шилке-реке к Офонасью Пашкову не пошли, и пошли за Тугирской волок на Олекму-реку. А государеву ясачную соболиную казну за Тугирской волок перенесли на себе. А волоком идучи, ели губу, и траву, /л. 64 об./ и ягоды, и коренье.
А от иноземцов де оне слышали и языки, которые в походех на боях иманы, им, служилым людей, сказывали: богдойское де войско, которое в прошлом во 166 году на них, служилых людей, шло, отделилась того войска треть, и пошла вверх по Амуру на Афонасья Пашкова и на государевых ратных людей. А жив ли де Афонасей Пашков в вершине Шилки-реки с своими полчаны с ратными людьми, и того оне, амурские служилые люди Артюшка Филипов с товарыщи, впрямь подлинно не ведают.
И с Тугирского де волоку с государевою ясачною соболиною казною дошли до Илимского острогу. И в Илимском де остроге стряпчей и воевода Петр Бунаков тое государеву соболиную казну велел торговым людей разобрать и оценить, и оценя тое государеву казну, послал к великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, к Москве с ними, служилыми людьми с Ортюшкою Филиповым с товарыщи, с шестью человеки. И в Енисейской де оне приплыли поздно, в самой замороз. А из Енисейского де им с тою государевою соболиною казною осенью и зимою на нартах итить не мочно.

ЛОА АН СССР, ф. Портфели Миллера, оп. 4, кн. 23, № 43, лл. 63—64 об. Копия XVIII в. с подлинника.
Опубл.: «Дополнения к Актам историческим», т. 4, СПб., 1851, № 64, стр. 176—177.

Примечания:

1. В фонде Сибирского приказа сохранился следующий обрывок других допросных речей А. Ф. Петриловского:
«...людей только 140 человек. И те де осталые служилые люди, идучи вниз по Амуру, нашли служилых же людей, которые от богдойских людей з бою ушли ранены, ево Ортюшку Петриловского с товырыщи 45 человек. И собрався все вместе пошли на них к морю, и пришли к Гиляцкой земле, и поставили острог промеж Гиляцкой и Жучерской земли во 167 году, и в том остроге зимовали, и на великого государя ясак збирали. И к ним де гиляцкие люди к острогу приступали, и острог в трех местех зажигали, и убили у них 3 человек казаков, а иных многих ранили. А на весне де ис того острожку пошли они, служилые люди Ортюшка с товарыши, вверх по Амуру-реке к Офонасью же Пашкову всех 180 человек, и нашли они на Омуре ж служилых людей 40 человек которые з богдойского ж бою ушли на спасском дощенике. И собралося их всех служилых людей 220 человек. И в Ачаньском улусе сказывали им многие языки, что де идут на них богдойского царя ратные люди 20 бус и хотят достальных всех побить. И они де, служилые люди...» (ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, стлб. 1572, л. 15).

Воспроизводится по:
Русско-китайские отношения в XVII в. Материалы и документы. Т. 1. 1608-1683. М. Наука. 1969

Tags: