odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Отписка служиваго человека Терентия Ермолина, об оставлении им в Тугирском зимовье пороха и свинца .

1652г. в августе. — Отписка служиваго человека Терентия Ермолина, об оставлении им в Тугирском зимовье пороха и свинца посланных к приказному человеку Ерофею Хабарову, и о плавании по реке Амуру.

Государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии воеводе Дмитрею Андреевичю да дьяку Осипу Степановичю Якутцкого острогу служилой человек Тренка Ермолин, да Ортюшка Филипов и новоприборные охочие казаки, десятники и рядовые, челом бьем, которые были с нами с Тренкою и с Ортемьем прибраны в Якутском остроге на государеву далную Даурскую службу. Во 159 году посланы . . холопи твои государевы служилые и охочие казаки из Якутцкого острогу на Великую реку Амур к Ерофею Павлову Хабарову в полк; и идучи яз Тренка, с товарыщем своим, и с служилыми и охочими казаками по Олекме реке вверх, шли на государеву службу в Даурскую землю поспешно наскоре, и шли мы из Якутцкого острогу до Тугиря шесть недель; и стретили мы на усть Нукзи реки на ходу от Ярофия Павлова с памятми Стенку Хороховского, и те памяти писаны ко мне Тренке с товарыщем и к служилым и охочим казаком: «чтобы тебе Тренке с товарыщи своими и с служилыми людми и охочими казаками поторопитца ходом наскоре на Амур ко мне и к казаком»; и яз Тренка с товарыщем и служилые и охочие казаки, услыша те памяти Ярофеевы, пошел с служилыми и охочими казаками наскоре, не мешкав.

И пришед под волок Тугирской, яз Тренка с товарыщем своим и с служилыми людми и охочими казаками промеж собою посоветовали, как бы нам на Тугире в зимовье под волоком государева казна оставить, свинец и порох, и по совету я Тренка, с товарыщем, служилых людей и охочих казаков оставили государеву казну свинец и порох на Тугире в зимовье, и выбрали к той государеве казне для ради береженья Служилого человека Ивана Артемьева сына Портнягу, да с ним выбрано семь человек охочих казаков того Тренкина с товарыщем прибору; и велел яз Тренка с товарыщем своим, с служилыми людми и охочими казаками ему Ивану с товарыщи своими ту государеву пороховую и свинцовую казну волочить зимою; на Амур за волок, с великим береженьем и крепостью, да велел же яз Тренка с товарыщем своим ему с товарыщи пожить у государевы казны на Тугире в зимовье, и велел призывать ему Ивану, по государеву указу и по наказной памяти, к государеву величеству Тунгусов, и ясак с них имать, и в аманаты имать мужиков добрых, под коих бы можно государю ясак имать и впредь; и яз Тренка с товарыщем своим и служилыми и охочими казаками ту государеву казну, порох и свинец, на Тугир в зимовье упоромили в месте крепком. И упоромя ту государеву казну, порох и свинец, пошли мы с Тугиря за волок на Амур сентября в 10 день, и мы, перешед тот волок Тугирской, . . . . . на Амур реку, и пришед на Амур и поделав на Амуре суды (и барки и суда [357] делали с великою нужею против Ярофеевы отписки наскоре), поплыл яз Тренка и с товарыщем своим и с служилыми и охочими казаками . . . дни с два с усть Урки; и яз Тренка с товарыщем своим и с служилыми и охочими казаками посоветовали промеж собою, как бы нам языков изымать и про Ярофея весть услышать, и посоветовав и Божиею милостию и государским счастьем и служилых и охочих казаков раденьем, отпустя струги с служилыми и с охочими казаками наниз перед судами вперед, под улусы подгребали, под улус Дасаулов, и в том улусе поимали языков, и яз Тренка с товарыщем своим и служилыми и охочими казаками стали тот язык толмачем роспрашивати про Ярофия и про войско все. И те языки на роспросе сказали про Ярофия и про войско, что де тот Ярофей нашу землю Даурскую проплыл, а мужиков у нас Даурских многих побил, и ясырь имал, а нас Дауров скопных людей нет нигде в Даурской земли, а есть де ниже нашего улусу иной улус, неподалеку от нас стоит, и в том улусе живет князь лутчей Чуронча Даурской, и тот князь Чуронча про того Ярофия болше знает. И яз Тренка с товарыщем своим и с служилыми людми и охочими казаками, промеж собою по совету, отпустили казаков охочих в стругах наскоре вперед на улус князя Чурончи, чтоб на том улусе Чуроичине схватать Чурончу и улусных мужиков, и те наши казаки и охочие пригребали к тому к Чурончину улусу при вечере, и изымали в том улусе Чурончина князца сына, именем Кеноула; и яз Тренка с товарыщем своим и служилыми людми и охочими казаками у того Чурончина князцева сына Кеноуля про Ярофия и про войско роспрашивали толмачем, и тот князцев сын Кеноул сказал, что де тот Ярофей уплыл наниз. И поплыл яз Тренка с товарыщем своим и с служилыми и охочими казаками от того улуса князца Чурончи и поплыли до города Банбулаева, и до Банбулаева города доплыли, и нас тут в Банбулаеве городе замороз взял и плыть нам наниз в судах к Ярофию и к войску его нелзя; в том городке в Банбулаеве князя Банбулая и людей в том городке нет никого, и мы казаки из Банбулаева городка ходили на другую сторону Амура в Камень, и в Каменю в горе изымали мы казаки языки Даурские, и у того языка стали роспрашивать про Ярофия и про войско. И тот язык сказал, что де тот Ярофий и войско его Ярофеево уплыли наниз в Даурскую землю, и мы де того не ведаем, где он Ярофей станет с войском зимовати. И яз Тренка с товарыщем своим и с служилыми людми плыли с усть Урки до Банбулаева городка день и ночь восм дней, и тот Банбулаев городок розломан весь, и в том городке в Банбулаеве яз Тренка с товарыщем своим и с служилыми и охочими казаками зимовали и государевы казны сверху с волоку до весны мы в Банбулаеве городке дожидались. И был у нас изыман, вниз пловучи с усть Урки, в Чурончине князца улусе мужик бокан князя Чурончи, и мы того бокана, по совету с казаками отпустили из Банбулаева городка, чтоб тот князец Чуронча к государскому величеству и чтоб они князцы Даурские принесли государю ясак; а после того бокана мужика приездили осенью Даурские князья и улусные люди, и тот князец Чуронча и улусной мужик к нам казаком к городу Банбулаеву приехали, и тот Чуронча привез к государю поклонных соболей пять, и посылал тот князь Чуронча с теми соболми к нам казаком в город своего мужика улусного именем Шанауля, и тот мужик улусной прошал у нас сроку: дайте де нам Даурским князьям, подумать всем, а Даурские князья и улусные мужики [358] отъехали к себе на жилища свои; и после того они Даурские князья приезжали теж князья и мужики весною перед Христовым днем, и говорят те речи нам казаком, что де нам Даурским князьям не велели давать ясак вашему государю, у нас де пошли Даурские мужики в Богдойскую землю к царю Шамшакану с вестью. И после думы казаки, жили в Банбулаеве городке десять ден и болше, и дожидались с волоку государевы казны, и маия в 3 день посоветовали мы с казаками промеж собою все в Банбулаеве городке, как бы нам казакам про Ярофия, весть учинить и про войско проведать, и яз Тренка с товарыщем своим и с служилыми и охочими, по совету всего войска, придумали мы все казаки отпустить из городка Банбулаева служилых охочих казаков наниз про Ярофия и про войско проведать, где он Ярофей и войско его зимует? и яз Тренка с товарыщем своим и с служилыми и охочими; казаками отпустили из городка Банбулаева для ради вести наниз к Ярофею, для ради проведанья войска, служилого человека Ивана Антонова Нагибу, да с ним служилых людей послано пять человек да охочих казаков двадцать один человек, для ради того чтоб он Ярофий и войско не уплыли наниз к морю, чтоб пождали государевы казны, а мы дожидаемся с волоку государевы казны; а велено служилым людем и охочим казаком плыть с бережью накрепко, а велели им казаком на поплаве стоять . . . . на якорях с караулом, на островах велели класть писма, чтоб не проплыть нам . . . . с Яроѳеем, а велено им казакам плыть десять ден наниз. И яз Тренка с товарыщем своим и с служилыми людми и с охочими казаками, после тех казаков, пожидались государевы казны сверху и поплыл яз Тренка с товарыщем своим и с служилыми людми и охочими казаками из Банбулаева городка наниз, а жил яз Тренка с товарыщем своим после льду десять ден, и поплыл за теми казаками вниз, и плыл четыре, дни из Даурские земли и приплыл под улус в Дючерскую землю. И в том улусе по совету мы с казаками подумали промеж собою, и удумав в том улусе, тайным обычаем ходили ночною порою, и ходя в гору, поимали языков Дючерских князцов, жен и детей князя Тоенча и улусных людей, и мы казаки, послали языки к тому князцу, Тоенче призывать к государскому величеству с братьями его и с улусными мужиками для ясаку государева; и тот князь Тоенча с братьями своими и с улусными мужиками приехал, к государскому величеству честно поклонился, и по своей вере шертовал государю с братьями своими и с улусными мужиками за своих за сто человек, а ясак принес тот Тоенча государю тридцать два соболи, а «впредь яз Тоенча дам государю ясак со всех своих людей, ясак полной как де вы пойдете назад вверх яз де вам ясак весь дам государю полной со ста человек своих». И как мы с Ярофеем сплылись, и пошли, вверх, и пошли мы с Ярофеем вверх до того улуса Тоенчина, и тот Тоенча ясак дал весь государю со ста человек, а жен и детей Тоенчиных отдали без выкупу, и сплылся яз Тренка, с своим товарыщем, и служилые люди и охочие казаки с тем Ярофеем и с войском и государеву казну свинец и порох и служилых людей отдал, и оманатов отдал же всех. И яз Тренка с товарищем своим и служилыми людми били челом государю и подавали челобитную об том, что яз Тренка с товарыщем и с служилыми людми и охочими казаками послали к тебе Ярофею служилых людей двадцать семь человек, и тот Ярофей сказал в войско мне Тренке и товарыщу моему и служилым и охочим казаком те [359] речи, что де яз Ярофейко и мое войско тех служилых людей двадцати семи человек не видали, и росплылись с нами казаками, толко де сказывали нам Шингалиские мужики про тех казаков, что пловут казаки сверху к вам, и мы с ними с теми казаками росплылись около Шингалу, а грамотку нашли тех казаков повыше Шингалу; и мы служилые охочие казаки били челом государю и подавали челобитную в Дючерской земли приказному человеку Ярофею Павлову Хабарову, чтоб нас отпустил наниз проведать казаков и сыскивать, и тот Ярофей нас казаков про тех низовных казаков проведать не отпустил ни сыскивать их голов, «то де дело на мне Ярофейке государь положил, а не на вас.» — А позади подлинной отписки написано: Богдашка Габышев с товарыщи в Якуцком остроге в съезжей избе сю отписку от Ярка Хабарова подали, и в товарыща своего Сергушки Ондреева, руку приложил; Ивашко Гаврилов Телятев с товарыщи в Якутцком остроге в съезжей избе сю отписку от Ярка Хабарова подали, и в товарыща своего Филку Самсонова, руку приложил.

Из рукописи под заглавием: Списки Якутской архивы, (часть I, в лист, на 382 л.), писанной с подлинных столбцев, для академика Миллера, во время путешествия его по Сибири. — Принадлежит Императорской Академии Наук.

Воспроизводится по:
Дополнения к актам историческим, т. III, СПб., 1848, № 104 с.356 – 359.

Tags: Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments