Как раздавали дальневосточные земли в царской России

Казаки-первопроходцы, гендерная дискриминация переселенцев и участок размером с два Ватикана на одну крестьянскую семью
Алексей Волынец. 16 мая 2016

Переселенческий пункт близ станции Канск
nuF84DME7sg.jpg

С 1 мая 2016 года в России вступает в силу новый закон «Об особенностях представления гражданам земельных участков в Дальневосточном федеральном округе». Планируется, что каждый россиянин сможет взять гектар земли в одном из девяти регионов на пять лет в безвозмездное пользование. В XIX веке российским властям уже приходилось решать проблему «недонаселения» в этом регионе.
Российским властям уже приходилось решать проблему «недонаселения» на Дальнем Востоке. В середине XIX столетия, после окончательного присоединения земель по Амуру и в Приморье, Россия получила огромный и почти безлюдный край. К тому же отделённый от мест проживания основной массы населения сотнями, даже тысячами вёрст сибирской тайги и бездорожья. Но всего за полвека властям Российской империи удалось решить вопрос заселения Дальнего Востока, предоставляя землю, помощь и льготы переселенцам. Сегодня такой урок истории будет как никогда актуален.

Казаки на китайской границе

Первыми жителями новых земель, как это часто бывало в русской истории, стали казаки. 29 декабря 1858 года указом царя Александра II было образовано Амурское казачье войско. Вскоре, 1 июня 1860 года, появилось «Положение об Амурском казачьем войске» — первый документ в российской истории, регулировавший предоставление земель в этом регионе.

Казаки Уссурийского пешего батальона
DVBMg4yW0AAiyJ6.jpg

Тогда, в середине XIX века, на территории современных Амурской области, Еврейской автономной области, Сахалина, Хабаровского и Приморского краёв проживало в общей сложности около 18 тысяч человек. Для сравнения: сегодня общая численность населения в этих регионах — около 5 миллионов человек, почти в 300 раз больше. Крошечные племена гиляков (нивхов), гольдов (нанайцев), орочей и удэгейцев были практически незаметны в бескрайней дальневосточной тайге. Новая граница России с Китаем протянулась почти на 2000 км и требовала не только охраны, но и заселения. Казачье войско формировалось из казаков, бурят и крестьян Забайкалья. Их расселяли по границе, на берегах Амура и Уссури, в указанных властями местах. В качестве компенсации казаки-переселенцы получали большие земельные наделы. Офицерам, в зависимости от звания, выдавалось от 200 до 400 десятин, а рядовым — по 30 десятин земли на каждую мужскую душу в семье. Десятина — дореволюционная мера площади — равнялась 109 соткам, или 1,09 гектара. То есть каждая казачья семья получала в вечное владение многие десятки гектаров дальневосточной земли. Такие меры правительства быстро дали видимый результат. Всего через год, в 1862 году, по недавно безлюдным берегам Амура насчитывалось 67 казачьих станиц с населением почти в 12 тысяч человек, а в Приморье — 23 станицы, где проживали 5 тысяч казаков.

Гектар за 3 рубля

Но для огромных пространств Дальнего Востока этого было ничтожно мало. Новое казачество позволило лишь организовать пограничную охрану, для полноценного освоения земель требовались даже не десятки, а сотни тысяч переселенцев. Поэтому 26 марта 1861 года правительство Российской империи утвердило положение «О правилах для поселения русских и иностранцев в Амурской и Приморской областях Восточной Сибири». По этим «Правилам» переселившиеся на Дальний Восток крестьяне получали бесплатно во временное пользование на 20 лет до 100 десятин земли на одну семью с правом последующего выкупа. Земля могла и сразу же приобретаться в собственность по цене 3 рубля за десятину. 100 десятин (или 109 гектаров) — это было почти в 30 раз больше, чем средний земельный надел крестьянской семьи в европейской части России. Кроме того, все дальневосточные переселенцы имели льготы. На 10 лет они освобождались от призывов в армию и пожизненно от уплаты подушной подати — самого большого налога, который тогда платили крестьяне. Политика предоставления земли и льгот была успешной. За 20 лет, с 1861 по 1881 год, на Дальний Восток переехало 11 634 крестьянских семей. Но переселение к берегам Амура было очень долгим и сложным. Железных дорог к востоку от Урала ещё не построили — переезд на крестьянской телеге по сибирскому тракту и почти полному бездорожью Забайкалья растягивался на полтора-два года.

Pereselentsy-edut-osvaivat-novye-zemli.jpg

Выдержать два года дороги в принципе через всю Россию могли немногие. Тем более что правительство, предоставив землю и льготы переселенцам, не озаботилось поддержкой в ходе самого переселения. Преодолевать по сути пешком около 5000 верст от Урала до основанного в 1858 году Хабаровска крестьянам приходилось за свой счет.

Осознав, что в таких условиях, несмотря на щедрую землю и льготы, темп переселения будет низким, правительство Российской империи в 1882 году занялось организацией переселения с привлечением самых современных тогда технологий. Решено было возить отправляющихся на Дальний Восток пароходами.

На Дальний Восток через Одессу

Такой путь получался дорогим и экзотическим: из Одессы морем, через проливы Босфор и Дарданеллы мимо Крита и Кипра к Суэцкому каналу. Далее пароходы шли по Красному морю в Индийский океан. Мимо Индии и острова Цейлон они направлялись к Сингапуру, а оттуда, вдоль берегов Вьетнама, Китая, Кореи и Японии, шли к русскому Приморью во Владивосток.

1 июня 1882 года был принят закон «О казеннокоштном переселении в Южно-Уссурийский край», согласно которому ежегодно в Приморье за «казенный кошт», то есть за счет государственных средств, переселялось несколько сотен семей. Путь на пароходе из Одессы во Владивосток требовал не менее 50 суток, и каждая переселенная таким образом семья обходилась государству в 1300 рублей - огромная по тем временам сумма, месячный средний заработок по стране не превышал 15 рублей. К тому же с марта 1896 года переезжающим на Дальний Восток выдавали беспроцентные ссуды в размере 100 рублей на семью сроком на три года.

Выплачивались и безвозвратные пособия на перевозку людей и имущества. Только в 1895 году на перевозку переселенцев пароходами по реке Амур государство потратило свыше полумиллиона рублей. До завершения строительства Транссибирской железнодорожной магистрали пассажирское плавание по рекам Шилка и Амур, из Забайкалья до Хабаровска, было очень дорогим - путь занимал 10 дней, переселенцы платили 10 рублей за взрослый билет и 5 рублей за детский.

Улица Муравьева-Амурского в Хабаровске, 1900 год
857523_900.jpg

Поток переселенцев постепенно увеличивался. С 1882 по 1891 год на Дальний Восток для ведения сельского хозяйства приехали 25 223 крестьянина. В следующее десятилетие, с 1892 по 1901 год, крестьян прибыло заметно больше - 58 541 человек.

В связи с ростом населения Дальнего Востока (за 20 лет более чем в 3 раза) правительство изменило нормы бесплатного наделения землей. С 1 января 1901 года переселившаяся семья получала надел из расчета 15 десятин (чуть более 15 га) удобной земли на каждую душу мужского пола.

Тогда же правительство обратило внимание на перекос в демографии переселенцев: на Дальнем Востоке оказалось заметно больше мужчин, чем женщин. И с 1882 по 1896 год за счет государства перевозились те семьи, в которых число девочек и женщин превышало количество мужчин.

Российский орел - одной головой на Восток

Всего за пять последующих лет, с 1901 по 1905 год, на Дальний Восток прибыло 44 320 крестьян. Рост числа переселенцев был вызван пущенной в эксплуатацию Транссибирской железнодорожной магистралью. Отныне путь из европейской части России до Владивостока занимал не полтора года на телеге и не два месяца на пароходе, а всего две-три недели в железнодорожном вагоне.

Более того, государство побеспокоилось создать вдоль Транссиба «врачебно-продовольственные пункты», где «засельщики», как тогда официально именовались переселенцы, могли получить бесплатную медицинскую помощь и купить продукты по сниженным ценам. Детям переселенцев горячая пища предоставлялась государством бесплатно.

Следующий взрывной рост количества переселенцев на Дальний Восток был связан с аграрной политикой премьер-министра Петра Столыпина. В апреле 1908 года он ярко и образно высказался в одном из выступлений перед депутатами Государственной Думы, возражая тем, кто был против увеличения государственных затрат на развитие Дальнего Востока: «Наш орел - орел двуглавый. Конечно, сильны и могущественны и одноглавые орлы, но, отсекая нашему русскому орлу одну голову, обращенную на Восток, вы не превратите его в одноглавого орла, вы заставите его только истечь кровью…».

В ходе проведения столыпинской аграрной реформы крестьяне получили право выйти из прежней сельской общины и закрепить свой индивидуальный надел в частную собственность. Возможность продать свой участок земли позволила массе крестьян переселиться в новые районы, богатые неосвоенными, свободными землями.

В период деятельности правительства Столыпина продолжала действовать норма о бесплатном выделении на Дальнем Востоке по 15 гектаров земли на каждого крестьянина мужского пола. При этом были увеличены в два раза, до 200 рублей, ссуды переселенцам для устройства на новом месте. В период с 1905 по 1907 год за этой финансовой помощью обратилось свыше 90% переселенцев, прибывших на берега Амура и в Приморье.

В 1912 году для Приамурского края размер максимальной ссуды еще раз повысили - до 400 рублей на семью. Это была немалая сумма: лошадь в Сибири стоила около 40 рублей, а корова - не более 30. Половину ссуды переселенцы получали сразу, вторую часть - только после того, как чиновник на местах убеждался в целевом расходовании первой половины. Такие ссуды выдавались сроком на 33 года: 5 лет переселенцы пользовались деньгами без уплаты процентов, затем платили ежегодно по 6% от общей суммы.

Весь комплекс государственных мер обеспечил резкий рост переселения на Дальний Восток. Например, только в 1907 году в Амурскую область переселилось 11 782 крестьянина, а в Приморскую область в этом же году прибыло 61 722 человека. То есть за год переселилось почти столько же, сколько за весь XIX век.

Вспоминает КРАХМАЛЕВА Полина Романовна, 1926 года рождения, проживавшая в селе Чембары Свободненского района Амурской области: «Переехал вперед наш Алексеенко Степан. Он и был первым поселенцем. Мама сюда переехала в четырнадцатом году, а отец в двенадцатом из Киевской губернии. В шестнадцатом они поженились… Когда деревню называли, перескандалили все! Это было вскорости после свадьбы. Алексеев хотел, чтобы назвали Алексеевка! А был такой Чембаров. Он был нужный человек. Был скандал! Но назвали Чембары…».

Всего же с 1906 по 1914 год включительно в Амурскую и Приморскую области Российской империи переселилось 44 590 крестьянских семей, или 265 689 человек. Ими было основано 338 новых селений и освоено свыше 33 миллионов га новых земель. На начало XX столетия это позволило не только заселить прежде почти безлюдные пространства, крепко привязав их к России, но и обеспечить внушительное социально-экономическое развитие Дальнего Востока.

КСТАТИ

«Здесь сытнее было…»

Переселенцы конца XIX - начала XX веков в большинстве своем были неграмотными крестьянами, поэтому мемуаров о дальневосточной одиссее сельского населения не осталось. Лишь в наши дни историки и этнографы смогли записать отдельные воспоминания детей дореволюционных переселенцев.

В муниципальном районе имени Лазо Хабаровского края более века назад крестьяне-переселенцы из Белоруссии основали села Полетное, Прудки и Петровичи. Вспоминает Александр Титович ПОТЮПИН, 1928 года рождения, из села Петровичи: «Мои предки были из Могилевской губернии. Мне все дедушка рассказывал, как он сюда приехал. Приехал сюда в 1900 или 1902 году. Приехал, поглядел местность эту. А потом только в 1907 году вся семья сюда перебралась. Ехали на поезде через Маньчжурию, а потом на лошадях. Они все хозяйство везли с собой: лошадей, утварь, семена. А надо ж было покорчевать еще, кругом тайга была. Вначале ставили землянки. Потом делали хаты осиновые».

Хабаровка, берег Амура, 1901 год
857695_900.jpg

Причины переселения емко характеризует Софья Моисеевна Самусева, 1934 года рождения, проживающая в селе Полетное: «Мать рассказывала, что на родине все жили очень бедно. В домах были земляные полы… Здесь сытнее было».