Красный сон Светогорова: Впереди должен быть выход на Амур...

Только в 11.30 радист аэропорта Нижняя Тамбовка принял радиосообщение от Ефремова: «Лечу в тумане, потерял ориентировку, сообщите погоду». Сводка о погоде была передана. Больше никаких сообщений не поступало. Ч. 3

Александр Светогоров
15502.jpg

На борту самолета знаменитый полярный исследователь – Леонид Михайлович Старокадомский[1]. Но в данном случае, он выступал в роли врача, прикомандированного.
- Саня, давай все же сначала в Лаврентия, потом в Провидения, – ловко завязывая, одной рукой, на подбородке веревки малахая, чтобы не сорвало ветром, одетый в большую тяжелую малицу[2], дед старался перекричать двигатель, работающий прямо над головой. Светогоров, хоть и был в пыжиковой маске, увидел в зеркало, как врач перекрестился: «С богом!» Пошла на взлет голубая лодка...
Вот тут и вспомнил он своего командира Каминского[3], когда в нестерпимую жару, в Средней Азии, по пескам гоняли басмачей. Там ведь тоже не было никаких ориентиров. Песок и желтая бесконечность. «Карта и компас – главное отличие летчика от верблюда», – говорил молодым летчикам Каминский. Это многим спасло жизнь: Лухту[4], Мазуруку[5], Ренкасу[6].
Врача Старокадомского Светогоров оставил в бухте Провидения – основной точке сбора зимовщиков, а сам улетел в Уэлен, куда эвакуировали со льда челюскинцев. В Уэлене было как в муравейнике: стояли несколько яранг, а вокруг ходили челюскинцы, летчики... чукчи, звучал их непонятный язык. Местные, встретив, говорили: «Етти!», так по-чукотски звучит «Привет!»...
На обратном пути свернул на мыс Северный (ныне Отто Шмидта), откуда эвакуировал больных цингой пассажиров с парохода «Хабаровск», зимовавшего во льдах Чукотского моря.
На «Сталинград» Светогоров дал радиосообщение с запозданием, только из Уэлена: «Долетели благополучно, вышли точно в бухту Провидения. Полет проходил на высоте 10-15 метров, над туманом. Местами пробивали снегопад. В пути отказала радиостанция. Три дня ожидали погоду в Уэлене. Сегодня лечу в Провидения, на борту – семеро челюскинцев. Обнимаю товарищей по путешествию. Саша». Это он уже из Уэлена возвращался с бухту с пассажирами затонувшего «Челюскина».
Первого Мая в Провидения был праздник. Чукотские мальчишки просились прокатить их на «ките с крыльями». Трогали как чудо-птицу крыло самолета и галдели: «О ка-ку-мэ!» И Светогорову ничего не осталось, как исполнить мечту ребят: весь день он катал малышей на «ките». Потом было торжественное собрание: на складе, при свете ламп «летучих мышей». Поздравляли по-русски и по-чукотски. Хотелось спать...

- ...Там туман, летим выше, – забеспокоился бортмеханик Стыченко. – Запроси погоду, – обратился он к бортрадисту Ефремову. Но до Нижнетамбовского привода радиомаяка не «добивали».
Только в 11.30 радист аэропорта Нижняя Тамбовка принял радиосообщение от Ефремова: «Лечу в тумане, потерял ориентировку, сообщите погоду». Сводка о погоде была передана. Больше никаких сообщений не поступало.
Они пролетели уже Лазарево[7], это еще час лету от «ворот на материк». Здесь ветер с пролива разнес туман, был визуальный контакт – внизу море тайги. Пошли на Амур по долине, на высоте 10-15 метров.
«Карта и компас – главное отличие летчика от верблюда», – еще раз промелькнуло в голове Светогорова. «Через распадок меж гор Медвежьей и Полосатой Чертова хребта – должен быть проход. Идем по реке Тыми...», – сверял он карту. Туман снова стал обжимать, зарядил дождь. Впереди должен быть выход на Амур... Поворот. Трос. Этот кунгас... Вспышка и тишина. Природа еще долго плакала...

...Просыпайся, по телевизору показывают вашу пресс-конференцию, – позвали меня. – ...Найдена рулевая колонка, того самого гидросамолета «Савоя С.55», которым управлял легендарный летчик Светогоров...

Послесловие
За спасение челюскинцев А. П. Светогоров так и не получил наград. На долгие годы о летчике и его подвиге забыли[8].
Как писал начальник авиационного отделения УКПВО УНКВД по ДВК Э. М. Лухт, всего Светогоров доставил в п. Провидения – основную точку сбора зимовщиков – 29 пассажиров и членов экипажа затонувшего парохода «Челюскин».
Полномочный представитель ОГПУ по ДВК Т. Д. Дерибас[9]: «Светогоров один из лучших наших летчиков, знакомый с условиями полярных полетов, энергичный, настойчивый, безусловно заслуживает быть отмеченным за эту работу и награждение орденом Красной Звезды...»
Награда не нашла своего героя... Ему присвоили звание «Почетный чекист» и наградили знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ(XV)» «за участие в спасении челюскинцев» (постановление коллегии ГПУ от 07.07.1934 г., приказ ОГПУ СССР № 131)[10].
Уже в октябре 2015 года, после нашей экспедиции к месту авиакатастрофы[11], что в 67 км от п. Лазарев Николаевского района Хабаровского края[12], организованной Общественным советом по изучению и сохранению исторического наследия российского Дальнего Востока, в Государственном архиве Хабаровского края было найдено заключение комиссии Дальневосточного краевого комитета ВКП(б) от 31 августа 1935 года на 39 листах[13].
В главе VIII «Катастрофа Светогорова» заключения сказано: причиной стала «нелетная погода». Там же написано, что Светогоров в дни перед катастрофой был явно перегружен, совершил с 24 июня 1935 года несколько перелетов с Сахалина в Хабаровск и обратно, сидел на трассе на вынужденных посадках. В июне 1935 года за 15 дней налетал 75 часов, выполнив всю месячную норму.
Исполнительный директор Межгосударственного авиационного комитета (МАК) Виктор Сороченко в письме за № 03-291 от 15.10.2015 г. в Хабаровское краевое отделение ВООПИиК сообщает: МАК «не видит оснований сомневаться в выводах о причинах катастрофы самолета «Савоя С.55П» 26 июня 1935 года, сделанных комиссией Гражданвоздухофлота»[14]...».
Восемьдесят один год Александр Светогоров, экипаж и пассажиры самолета «Савоя С.55П» не были захоронены. За все эти годы местные жители лишь растащили самолет, личные вещи... Кстати, часы Буре за перелет Хабаровска – Камчатка[15] могут тикать у одного хабаровского чиновника...

Константин Пронякин
Окончание.
Отрывок из книги «Красный сон Светогорова: документально-историческое повествование».

* * *
Список людей, находившихся на борту самолета «Савоя С.55П» 26 июня 1935 года:
Экипаж:
Светогоров Александр Павлович – командир (КВС),
Ефремов Леонид – бортрадист,
Стыченко Иван Григорьевич – бортмеханик.
Пассажиры:
Шереметьев Антон Васильевич – директор Тымовской МТС (машинно-тракторная станция в селе Воскресеновка Тымовского района Сахалинской области),
Щетинин Степан – главный бухгалтер МТС,
Вараксин Сергей Валентинович – главный механик МТС,
Ильинская Анна Григорьевна – жена Вараксина,
ребенок (имя неизвестно) Ильинской и Вараксина,
Грановский (имя неизвестно) – бухгалтер «Сахлестреста»,
Докучаева Мария Александровна – супруга сотрудника областного земельного управления,
Корнышен (имя неизвестно) – инструктор отдела административно-организационного управления (АОУ) НКВД ДВК,
Меднис (имя неизвестно) – инструктор НКВД ДВК.

* * *

Приложение

Краткая биография летчика А. П. Светогорова
Светогоров Александр Павлович родился 10.04.1904 г., уроженец д. Ширяева Клинского уезда Соголевской волости Московской губернии, ныне д. Ширяево Клинского района (Воронинский сельсовет) Московской области, с 1930 г. жил, служил и работал в Хабаровске.

С 1912 по 1916 гг. учился в сельской школе при бумаго-прядильной фабрике «Товарищества Высоковской мануфактуры» в д. Некрасино Клинского уезда Петровской волости Московской губернии,

с 1920 г. уехал в Москву, вступил в ряды РККА, работал водителем в Морском штабе Республики (Штаб Коморси), возил командующего Э. С. Панцержанского,

в 1923 г. поступил в Егорьевскую военную школу (Московская обл.) Красного Воздушного флота,

в 1924 г. перевелся в Военную школу морских летчиков (ВШМЛ им. Троцкого) в Севастополе, работал там же инструктором,

в 1925 г. закончил Высшую военную авиационную школу воздушной стрельбы и бомбометания в Серпухове,

с 1925 г. служил в Московском военном округе (МВО), в 8-й эскадрильи ВВС РККА,

с 1927 г. участвовал в борьбе с басмачеством, был прикомандирован к РВС САВО – Реввоенсовет Среднеазиатского военного округа (штаб Ташкент) – старшим летчиком 8-й отдельной разведывательной авиаэскадрильи, затем переименованной в 30-ю авиаэскадрилью 10-й авиабригады МВО (далее носила номер 13-й авиаэскадрильи/ часть № 1085), 30-я эскадрилья пыталась применять и химическое оружие.

в 1929 г. «за оперативную работу» представлен к ордену Красного Знамени (награжден?),

01.12.1930 г. уволен из рядов РККА, из 30-й авиаэскадрильи (приказ РВС СССР по л/с №920/278-30 г.),

с 1930 г. переведен в Хабаровск, на службу в 68-й отдельный речной гидроавиаотряд (ОРЕЧГАО) Дальневосточной Краснознаменной военной флотилии (Амурской Краснознаменной военной флотилии АмКВФ – ВВС ОКДВА),

с 1931 по 1933 гг. работал инструктором в Хабаровской краевой Школы гражданских пилотов (ШГП) им. И. С. Уншлихта Далькрайсовета Осоавиахима (является учителем прославленной фронтовой летчицы, Героя СССР – Нины Максимовны Распоповой, как инструктор, Светогоров выпустил ее в первый самостоятельный полет в Хабаровске),

с 14.08.1933 г. по 20.02.1935 г. – служба в погранвойсках, летчик, командир звена 11-го (ныне 7-го) отдельного морского авиационного пограничного отряда в составе 2-го отдельного авиаотряда (затем, эскадрильи/полка) погранвойск Управления Краснознаменной пограничной и внутренней охраны (УКПВО по ДВК), с базой в Петропавловск-Камчатском; числился в личном составе 11-го погранотряда (Садгород/Владивосток Приморского края, на 27-м км КВЖД, на берегу бух. Угловой[16]; приказ командира отряда от 07.09.1933 г., №29),

18.02.1934 г. командирован из Петропавловск-Камчатского во Владивосток, в распоряжение уполномоченного Главного управления Северного морского пути Пожидаева Г. А. для участия в снаряжаемой экспедиции для оказания помощи экспедиции и команде «Челюскина» на Чукотке,

с 19.03.1934 г. убыл из Владивостока в командировку «По спасению экспедиции т. Шмидта» (приказ командира погранотряда от 19.03.1934 г., №34), председатель спецкомиссии по спасению челюскинцев В. В. Куйбышев, в интервью иностранным журналистам назвал Светогорова «лучшим полярным летчиком СССР»,

«за спасение челюскинцев» был представлен к ордену Красной Звезды (донесение ПП ОГПУ ДВК от 10.05.1934 г.)/не награжден – документы вернулись, как «неправильно оформленные»,

присвоено звание «Почетный чекист» и награжден знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ (XV)» «за участие в спасении челюскинцев» (постановление коллегии ГПУ от 07.07.1934 г., приказ ОГПУ СССР №131),

с 05.02.1935 года – летно-врачебной комиссией уволен «в запас НКВД»,

с 13.03.1935 г. зачислен на службу в ДВТУ ГВФ (Дальневосточное территориальное управление Гражданского воздушного флота, Гражданвоздухофлот – «Аэрофлот») 13-го гидроотряда Дальневосточного управления ГВФ (база в Хабаровске),

26.06.1935 г. погиб в авиакатастрофе, управляя пассажирским самолетом «Савоя С.55П» (борт СССР Л840) в Дальневосточном крае.

* * *

Из документов о спасательной операции челюскинцев

Сводка Управления Краснознаменной пограничной охраны и войск полномочного представительства ОГПУ Дальневосточного края об обстановке в районе аварии «Челюскина» и мерах, принимаемых по спасению его экипажа 23 февраля 1934 г., 12 час.

Камчатка сообщает: ближайший пункт к месту катастрофы – мыс Онман, 120 км. В районе Онмана имеются чукотские стойбища с собаками; наши ближайшие пункты к Онману, Уэлену, Дежнево, Северному на среднем расстоянии до 10 дней пути на собаках. Использование оленей на мор[ском] берегу невозможно ввиду отсутствия для них кормов.

Радиосвязь Камчатка имеет с Уэленом с большими перебоями, не более одного раза в сутки. Другой пункт рации – мыс Северный (в отношении которого Управление Краснознаменной погранохраны предписало перебросить его к району аварии). Исходным пунктом действия спасательных групп явится мыс Онман, прибытие на который группы Хворостянского, а за ним и Небольсина, по мнению Камчатки, ожидается к 24-25 февраля в случае благоприятной погоды, которая последние 10 дней неблагоприятна: пурга и облачность…

18 февраля 34 г. в 00. 45 мин. Правительственной комиссией во изменение своего первого решения о посылке на мыс Северный – Уэлен [самолета] С-62 Камчатской эскадрильи предложено отправить из Петропавловска два АШ-2, которые вместе с самолетами Главного управления Северного морского пути должны быть погружены на пароход «Смоленск», ожидающийся из Владивостока.

Этим же распоряжением комиссией предложено ввиду недостатка летчиков, имеющих опыт полярных полетов, командировать во Владивосток нашего летчика Светогорова в распоряжение уполномоченного Главного управления Северного морского пути Пожидаева для участия в снаряжаемой экспедиции в составе трех самолетов Р-5 для оказания помощи экспедиции и команде «Челюскина».

В развитие распоряжения Главного управления погранохраны ОГПУ от 18 февраля 1934 г. Управление Краснознаменной погранохраны предписало начальнику Камчатского погранотряда подготовить два самолета АШ-2 и в разобранном виде погрузить в трюмы ожидающегося парохода.

18 февраля 1934 г. Правительственной комиссией дано распоряжение пароходу «Сталинград» (находящемуся на западном побережье Камчатки) направиться в Петропавловск для участия в походе с экспедицией по спасению челюскинцев.

Учитывая, что пароход «Смоленск», в настоящее время находящийся во Владивостоке, подлежит разгрузке и с новой погрузкой для экспедиции значительно задержится, краевыми органами принято решение: пароход «Сталинград» перебросить до Олюторки сразу же после прихода его в Петропавловск, не ожидая «Смоленска». Далее Пармичев летит на Уэлен и возглавляет на месте всю летную группу, в том числе самолеты Гусина, подчиняясь только Шмидту.

19 февраля Петропавловскому погранотряду дано распоряжение к прибытию парохода «Сталинград» подготовить для погрузки самолеты погранохраны и для отправки их в Олюторку, где разгрузить самолеты, откуда последние полетят в Уэлен. Запаса угля на «Сталинграде» имеется 560 тонн плюс 200 тонн пограничного запаса в Петропавловске, какового хватит для похода до Олюторки.

19 февраля 1934 г. в 13 час. 35 мин. пароходу «Смоленск», находящемуся во Владивостокском порту, отдано распоряжение срочно разгрузиться от соли, погрузить уголь для своего похода и для возвращения «Сталинграда», погрузить самолеты Р-5 и все необходимое для экипажа «Челюскина» и срочно направиться вслед за «Сталинградом». Таким путём выигрывается почти 20 суток для ускорения помощи… 17 февраля 1934 г. Камчатский погранотряд сообщил, что в районе местонахождения «Челюскина» свирепствовала пурга, которая не ослабевала и в районе Уэлена. Лед от берега в районе Уэлена оторван, причем южный ветер продолжает создавать угрозу дальнейшего отхода льдов от берега. До наступления ветра с севера нарты в море пойти не смогут. По тем же сведениям, дополнительно к отправленным в Уэлен собакам в бухте Лаврентия мобилизуется еще 15 нарт. Связь из Петропавловска с Уэленом осуществляется только раз в сутки с большим затруднением.

Начальник Управления Краснознаменной погранохраны и войск ОГПУ Дальневосточного края Чернышев.

Начальник отделения Кан.

* * *

Донесение Управления Краснознаменной пограничной охраны и войск ОГПУ Дальневосточного края заместителю председателя Совнаркома В. В. Куйбышеву о месте нахождения и состоянии здоровья спасенных челюскинцев 6 мая 1934 г.

4 мая утром летчиками Светогоровым, Дорониным, Демировым и Пивенштейном вывезено из [бухты] Лаврентия в [бухту] Провидения 17 чел. Распределение челюскинцев к полудню 4 мая: в Уэлене 2 чел.; радист Иванов, моторист Погасов, ждущие отправки на о. Врангеля; в [бухте] Провидения 55 чел.; в [бухте] Лаврентия 45 чел. В [бухте] Лаврентия приходится оставить 16 чел. больных, 5 женщин, 3 слабых, 12 обслуживающих больницу.

Всего должно остаться в [бухте] Лаврентия 36 челюскинцев. В [бухте] Провидения сейчас находится всего 97 чел.; считая челюскинцев, летный состав, а также зимовщиков Северного. [Бухта] Провидения крайне перегружена, нет больницы. Считаю целесообразным произвести переброску самолетами части больных с мыса Северный в [бухту] Лаврентия, одновременно необходимо разрешить вопрос подхода «Красина» или «Сталинграда» непосредственно в [бухту] Лаврентия для погрузки больных, слабых и других.

Начальник Управления Краснознаменной погранохраны и войск ОГПУ Дальневосточного края Чернышев.

* * *

Донесение полномочного представителя ОГПУ Дальневосточного края о награждении пограничников, отличившихся при спасении челюскинцев 10 мая 1934 г.

Направляется представленный начальником Камчатского погранотряда список пограничников, подлежащих награждению за работу по спасению челюскинцев. Со своей стороны считаю, что представляемые все заслуживают награждения от Правительственной комиссии и ОГПУ, но среди них особо отмечаю:

1) Начальника морского контрольно-пропускного пункта Уэлен Небольсина Андрея Владимировича, [который], будучи начальником контрольно-пропускного пункта Уэлен и членом тройки, проявил исключительную энергию, огромнейшую инициативу и высокую политическую зрелость в деле мобилизации всех местных средств и сил для спасения челюскинцев.

Работая непосредственно с первых дней получения сведений о тяжелом положении «Челюскина» и челюскинцев, Небольсин сделал много не только непосредственно сам, но и, мобилизуя других, заражая всех своей настойчивостью и энтузиазмом. Организовывая заготовки продовольствия, мобилизацию транспорта, работы по подготовке посадочных площадок, бывая всегда на наиболее тяжелых местах работы, в тяжелых полярных условиях далекого Севера, Небольсин проделал на собаках и лыжах за это время до 3000 км. Т. Небольсин сделал очень много для спасения челюскинцев, он пользуется вполне заслуженно авторитетом среди других участников подготовки спасения, безусловно, заслуживает быть награжденным орденом Красной Звезды, о чем телеграфным представлением председателя крайисполкома Крутова было своевременно сообщено председателю Правительственной комиссии т. Куйбышеву.

2) Командира авиазвена погранотряда Светогорова Александра Павловича. Светогоров один из лучших наших летчиков, знакомый с условиями полярных полетов, энергичный, настойчивый, сделал перелет с парохода «Сталинград» в бухту [залив] Лаврентия и перебросил группу челюскинцев от Уэлена до [бухты] Провидения и [вернулся] обратно для транспортировки горючего. Безусловно заслуживает быть отмеченным за эту работу и награжденным орденом Красной Звезды.

3) Начальника контрольного пункта Дежнево Погорелова Якова Гавриловича. С 1931 г. на Чукотке безвыездно. Несмотря на своё болезненное состояние, до прибытия Небольсина принял сам лично активное участие по организации транспорта, в дальнейшем принимал активное участие в работе по подготовке аэродрома и транспорта и снабжении челюскинцев через Уэлен. Заслуживает также награждения знаком Почетного чекиста.

4) Начальника окружного отдела (он же начальник морского контрольно-пропускного пункта Анадырь) Реброва Александра Андреевича. Сам лично руководил работами по подготовке мер, обеспечивающих работу летного состава по спасению челюскинцев, и [принимал] активное участие в спасении потерпевших аварию самолетов группы Каманина. Заслуживает награждения знаком Почетного чекиста.

5) Бывшего начальника морского контрольно-пропускного пункта Анадырь Лукьянова Николая Захаровича. По состоянию здоровья должен был выехать на материк, но, несмотря на это, по личному желанию для работы в тяжелых условиях Севера, выехал на «Сталинграде». По прибытии в место организации базы летного состава принял активнейшее участие в организации связи и мобилизации местных ресурсов для строительства посадочных площадок. Энергичный, активный чекист-пограничник, красноармеец заслуживает награждения знаком Почетного чекиста.

6) Нужно отметить также и работу начальника Камчатского погранотряда, о чем Крутов тоже писал т. Куйбышеву. Тов. Лев провернул организационную работу по рейсам «Смоленска» и «Сталинграда» и основную работу по информации нас и Москвы.

Я считаю, что ОГПУ не должно забыть и ряд других незаметных тружеников Крайнего Севера – красноармейцев и начсостава погранохраны, представляемых Лев. Их всех нужно отметить или Правительственной комиссией, или только ОГПУ.

Полномочный представитель ОГПУ по Дальневосточному краю Дерибас.

* * *

Справка №170 от 23.09.1934 г.,

УКПВО УНКВД по ДВК, г. Хабаровск

Дана старшему летчику авиаотряда УКПВО УНКВД по ДВК тов. Светогорову Александру Павловичу в том, что он действительно участвовал в экспедиции по спасению «Челюскинцев» в апреле – мае 1934 г. в качестве командира экипажа – пилота самолета «Савоя-62», причем перевез 29-ть человек челюскинцев из Уэлена в бухту Провидения, перебросил на мыс Северный медикаменты, врача, а также горюче-смазочное для всех самолетов, участвовавших в спасении челюскинцев.

Настоящая справка выдана на предмет предоставления тов. Светогорову А.П. (см. на обороте) обусловленных постановлением правительства льгот.

Начальник авиаотделения УКПВО УНКВД по ДВК Э. М. Лухт.

* * *

За спасательную операцию челюскинцев (5 марта – 13 апреля 1934 г.)

семь летчиков стали первыми Героями Советского Союза[17]

очередность награждения
герой
вклад
спасение,
чел.рейсы,
колич.самолет


№ 1
Анатолий Ляпидевский
первым обнаружил лагерь челюскинцев 5 марта 1934 года
12
1
АНТ-4, №1


№ 2
[Звезда Героя №4[18]]
Сигизмунд Леваневский
в лагерь Шмидта не долетел, потерпел аварию у мыса Онман, в 30 км от п. Ванкарем
0
0
«Флитстер» (17АF Fleetster), бортовой USSR-SL – СССР-Сигизмунд Леваневский


№ 3
Василий Молоков
внеплановым рейсом, 11 апреля 1934 г. эвакуировал больного Шмидта со льдины в Ванкарем
39
8
Р-5

№ 4

[Звезда Героя №2]
Николай Каманин
34
9
Р-5 (самолет Пивенштейна)

№ 5
Маврикий Слепнев
внеплановым рейсом, 12 апреля 1934 г. вывез Шмидта на лечение в США, на Аляску, в г. Ном/Nome
5
1
«Флитстер» (17АF Fleetster) бортовой USSR-MS – СССР-Маврикий Слепнев/CCCP H55


№ 6
Михаил Водопьянов

10
3
Р-5


№ 7
Иван Доронин
2
1
ПС-4/Юнкерс W33

Прим.
Летчик Бабушкин и бортмеханик Валавин 2 апреля 1934 г. самостоятельно перелетели со льдины в Ванкарем на самолете-амфибии Ш-2, который был на пароходе «Челюскин».

* * *
Пять гидросамолетов Savoia-Marchetti S.55P (Савоя С.55П) закупленных для СССР, работали в ДВК
заводской номер
итальянский реестр
бортовой – регистрационный номер Аэрофлота
история самолета


10527

AABR

СССР Н11

головной, разбился в 1933 г. при перегоне из Италии, пилотировал Б. Л. Бухгольц (УВС ГУСМП, для парохода «Челюскин»)


10528

АABS

СССР Л996

неисправен с 1937 г., списан в 1938 г.


10529

AABT

СССР Л997

закреплен за экипажем А. Я. Иванова, 04.09.1934 г. в районе бухты Ольга получил пробоину и списан


10530

AABU

СССР Л995

авария в 1936 г., списан


10531

AABV

СССР Л840

закреплен за экипажем И. П. Мазурука[19], разбился 26.06.1935 г., пилотировал А. П. Светогоров


* * *
Летно-технические характеристики С.55П
•экипаж – 4 чел. (3 чел. – в гражданской версии)
•длина – 16,75 м
•размах крыльев – 24 м
•высота – 5 м
•крыло площадь – 93 м²
•пустой – 5 750 кг
•максимальная взлетная – 8 260 кг
•силовая установка (2 ед., тандемное расположение типа «тяни-толкай» с тянущим и толкающим винтами) – «Изотта-Фраскини Ассо 750» – «Isotta-Fraschini Asso 750» – 750 v, 656 кВт; номинальная мощность – 885 л.с., на взлетном режиме – 940 л.с., длина двигателя – 2196 мм, ширина – 1060 мм, высота – 1060 мм, рабочий объем – 47,07 л, масса двух двигателей (без масла, воды, ступицы гребного винта и выхлопной трубы) – 1280 кг (640 кг – 1 ед.), алюминиевое литье
•конфигурация двигателя – 18-цилиндровый W-образный, из хром-марганцевой стали, с водяным охлаждением
•карбюраторы (6 ед.) – «Изотта-Штромберг» – «Isotta-Stromberg», распределение – двойной верхний распределительный вал (DOHC) с четырьмя клапанами на цилиндр
•топливо – бензин с октановым числом 87, типа «Regular» (альтернатива: Аи-92)
•удельный расход топлива – 220 г/л.с.·ч
•максимальная скорость – 279 км/ч
•крейсерская скорость – 200-220 км/ч
•посадочная скорость – 120 км/ч
•дальность – 3 500 км
•практический потолок – 5 000 м
•пассажиры – 12 чел. (6-ти местный салон одной лодки)
•окупаемость – 9 руб. 37 коп. на 1 т/км
•всего изготовлено – 23 экз.
•стоимость самолета в 1932 г. – 477 тыс. лир (1 млн руб. золотом)


[1] Леонид Михайлович Старокадомский (1875-1962) – врач, полярный исследователь, участник многочисленных экспедиций (на ледоколах «Таймыр» и «Вайгач» в 1910-1915 гг., на ледорезе «Федор Литке» в 1932-1934 гг.), оперировал одной рукой (левая рука ампутирована по локоть, в Кронштадте заразился трупным ядом).
[2] Глухая одежда с капюшоном из оленьей шкуры мехом внутрь.
[3] Вильгельм Фридрихович (Владимир Федорович) Каминский (1897-1962), возглавлял отряд особого назначения, который принимал участие в военных операциях советской власти против басмачей в Средней Азии.
[4] Эдуард Мартынович Лухт (1893-1940), организатор авиационных частей в Дальневосточном крае, начальник авиационного отделения погранвойск УКПВО по ДВК. Служил в Хабаровске с 1928 года. Участник Первой северной воздушной экспедиции 1927 года – Владивосток – о. Врангеля – Тикси – Якутск – Иркутск. Участник боев на КВЖД 1929 года (с напарником потопили флагман китайской /маньчжурской флотилии – канонерскую лодку «Цзян-Хэн» (Kiang-Heng), до сентября 1943 года оставалась самым крупным военным кораблем, потопленным советской авиацией). Учился вместе в Качинской авиашколе и дружил с будущими участниками спасения челюскинцев и первыми Героями СССР: В. C. Молоковым, М. В. Водопьяновым, С. А. Леваневским. В Одесском гидроавиаотряде учил авиатехнике Сергея Королева – будущего ракетного конструктора. В 1928 году впервые из летчиков пролетел под железнодорожным мостом через Амур у Хабаровска (самолет на реке попал в туман и неожиданно показался мост, Лухт принял решение лететь под, а не над мостом; пассажирами были: командующий ОДВА В. К. Блюхер и командир Амурской военной флотилии (ДВВФ) военмор Я. И. Озолин). Первым предложил строить теплицы для полноценного питания военнослужащих на Дальнем Востоке.
[5] Илья Павлович Мазурук (1906-1989), Герой Советского Союза, с 1932 года работал в Хабаровске, в Дальневосточном управлении Гражданвоздухофлота, командир 13-го гидроотряда ДВУ ГВФ. Участник строительства Комсомольска-на-Амуре (в январе 1932 года в с. Пермское привез правительственную комиссию под руководством первого зам. наркома по военным и морским делам СССР и зам. председателя Реввоенсовета СССР Я.Б. Гамарника, представителя Наркомата тяжелой промышленности – инспектора ВМС РККА Р.А. Муклевича, которая подписала «правительственный акт о постройке на берегу Амура большого промышленного комплекса»). В мае 1935 года за 45 ч. совершил перелет Москва – Сахалин. В 1937 году высадился на первую в мире дрейфующую научную станцию «Северный полюс-1» в Арктике. В 1943 году – командир 1-й перегоночной авиационной дивизии на трассе Алсиб (Аляска-Сибирь).
[6] Карл Матвеевич Ренкас (фин. Ränküs/Рюнгас, 1896-1932), с 1930 года работал в управлении Дальневосточных воздушных линий общества «Добролет» в Хабаровске. Один из первых пилотов гражданской авиации на Дальнем Востоке. Участник боев с бандитами в п. Чумикан и п. Удское на севере Дальневосточного края в апреле 1931 года Трагически погиб в авиационной катастрофе 23 февраля 1932 года. Во время взлета с ледового аэродрома с. Нижне-Тамбовское Нижнетамбовского района ДВК (ныне Комсомольский район Хабаровского края) у грузо-пассажирского самолета JuG-1 (ЮГ-1 – Юнкерс грузовой/Гигант), бортовой СССР Л718 (заводской № 930) общества «Добролет» – на высоте 16 м отвалилось крыло. Самолет упал на лед р. Амур, 9 пассажиров и 3 члена экипаж погибли.
[7] Тогда это нп. Лазарево Нижнеамурского района в составе Нижнеамурской области (областной центр – г. Николаевск-на-Амуре) Дальневосточного края, ныне рп. Лазарев Николаевского района Хабаровского края.
[8] В газете «Правда» о А.П. Светогорове вышла лишь краткая его биография. «Родился в крестьянской семье. В 1924 году закончил теоретическую летную школу. Сначала работал в военной авиации, затем – инструктором школы пилотов Осоавиахима в Хабаровске. В 1933 г. совершил беспосадочный полет на гидросамолете из Николаевска-на-Амуре в Петропавловск-на-Камчатку через Охотское море. Участник экспедиции помощи челюскинцам». / «…И в каждом пропеллере дышит спокойствие наших границ». // «Правда», № 102, 13.04.1934 г., стр. 2.
[9] Терентий Дмитриевич Дерибас (1883-1938), с 1934 года – начальник УНКВД на Дальнем Востоке и начальник особого отдела ОКДВА, в 1937 году арестован по обвинению «в шпионаже, сочувствии троцкизму и организации ряда заговоров в НКВД и Красной Армии», расстрелян. В Хабаровске, на входе в штаб пограничного управления ФСБ России по Хабаровскому краю и ЕАО (ул. Постышева, 4), в 1976 году установлена мемориальная доска. «Дерибас Терентий Дмитриевич 1883-1938 г.г. – профессиональный революционер, активный участник революций 1905 и 1917 годов, чекист, жил и работал в г. Хабаровске с 1930 по 1938 год».
[10] Личное дело А.П. Светогорова. Ф. 129. Оп. 2. Д. 4526, Л. 1-33. / МКУ «Хабаровский городской центр хранения документов».
[11] Приоткрыл завесу тайны лишь Илья Мазурук, командир отряда Светогорова: «Александр Свя[е]тогоров по праву имел репутацию отличного летчика. В июне 1935 года на великолепном гидросамолете С.55 он отправился из Хабаровска на Сахалин. …[Обратный] полет проходил спокойно, строго по трассе, но у небольших гор, отделяющих озеро Кизи от Татарского пролива, Свя[е]тогоров исчез. Длительные и тщательные поиски (и даже аэрофотосъемка!) результатов не дали. …Охотники нашли в горах обломки машины и кости людей. Все это было засыпано обвалом лесистой горы, за которую в тумане зацепился крылом самолет…». / И все-таки приземления состоялись! Рейсы «Земля – Ничто»? Антология таинственных случаев // «Техника молодежи», № 3, 1967 г., стр. 32-34., стр. 34.
[12] Географические координаты места авиакатастрофы самолета «Савоя С.55» установлены: 52°19′34″ с. ш., 140°51′57″ в. д., место находится на высоте 371 метр над уровнем моря.
[13] ГАХК. Ф. П-2, Оп. 1, Д. 677. Л.л. 9-47. Фонд Дальневосточного краевого комитета (Далькрайкома) ВКП(б). / Государственный архив Хабаровского края (ГАХК).
[14] Комиссия Гражданвоздухофлота: С. А. Барминский – особый отдел (контрразведка) ОКДВА и УГБ УНКВД по ДВК, П. Листовский – крайком комсомола (секретарь Далькрайкома ВЛКСМ), Хорин – ОВС ОКДВАрмии, Мильвид – ОВС ОКДВАрмии. Протокол № 107 заседания бюро Далькрайкома ВКП(б) от 01.07.1935 г. Организация по розыску самолета комиссии. ГАХК. Ф. П-2, Оп. 1, Д. 662, Л. 169.
[15] Серебряные швейцарские часы марки П. Буре (№ 519750) с дарственной подписью: «тов. Свя[е]тогорову А. П. за успешный перелет Хабаровск – Камчатка 31[0].VI-29.VII.33 г. ПП ОГПУ ДВК».
[16] По воспоминаниям сослуживцев: «Полеты того периода были примитивными и, как правило, плохо готовились. Летали без карт или со старыми картами, в результате чего тов. Светогоров и Яковлев, пролетая с оз. Ханка во Владивосток, дважды теряли ориентировку. Восстанавливали ориентировку посадкой. Сядут, спросят у жителей как добраться до Владивостока, и по солнцу (если оно есть) летят. Такие полеты привели к тому, что тов. Светогоров, выполняя боевую задачу, потерял ориентировку и произвел посадку на оз. Ханка на чужой стороне. Но по требованию нашего наряда самолет перевели в устье реки Сунгач[а], ближе к советскому берегу...» (Из книги «История 5-й отдельной морской эскадрильи ПВ НКВД СССР»).
[17] Постановление ЦИК СССР «Об установлении высшей степени отличия – звания Героя Советского Союза» от 16 апреля 1934 года. Грамоты ЦИК СССР вручили семи Героям 19 июня 1934 года, дополнительный знак отличия для Героя Советского Союза – медаль «Золотая Звезда» – учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 августа 1939 года.
[18] Когда в 1939 году вручали Звезду Героя, то родственникам С.А. Леваневского (1902-1937), сам он в то время числился пропавшим без вести, выдали медаль за № 4, а № 2 вручили Н.П. Каманину. В наградном Постановлении ЦИК СССР от 1934 года, Леваневский числился в списке за № 2. Он был любимчиком генерального секретаря ЦК ВКП(б) И.В. Сталина. «За Леваневского и всех Героев Советского Союза», – такой тост произнес Сталин на торжественном приеме в их честь в 1934 году.
[19] Самолет с заводским № 10531 было решено доставить своим ходом в СССР из Италии, поэтому на борт была установлена радиостанция типа «marine» (морская) фирмы «Marconi» (Marconi Marino). Самолет вели: командир, пилот А.С. Демченко (за этот «ответственный перелет» он награжден орденом Красной Звезды), второй пилот Е. Конкин, бортмеханик И. М. Эренпрейс, помощник бортмеханика Яровой, штурман Л. Петров. 8 июля 1933 года они совершили сверхдальний перелет из г. Сесто-Календе (Sesto Calende, Италия) во Владивосток (начало августа), с остановкой с 14.07.1933 г. по 28.07.1933 г. на испытания в Севастополе, и, далее, в конце сентября – в оперативно-войсковой отдел (о-ВО) Камчатский (22 000 км). Кроме того, на всех самолетах предусматривалось отопление пилотской кабины (электричеством) и пассажирских салонов (беспламенными печами).

http://www.debri-dv.ru/article/15729/krasnyy_son_svetogorova_vperedi_dolzhen_byt_vyhod_na_amur


На днях как раз наткнулся в архиве на документ, касающийся этой катастрофы. Оказывается, о судьбе погибших очень долго ничего не сообщали родственникам – те были вынуждены обращаться, например, в газету "Правда" с просьбой хоть что-нибудь прояснить.

Начальник ГУГВФ выговаривал руководству Дальневосточного теруправления за чёрствость и непонимание своих гражданских обязанностей.

Это так, к слову.