Записка Ф.П. Врангеля в ГП РАК о нарушениях англичанами и американцами заключенных конвенций...

Записка Ф.П. Врангеля в Главное правление РАК о нарушениях англичанами и американцами заключенных конвенций, продаже туземцам рома, огнестрельного оружия и пороха и мерах борьбы с этой торговлей, стремлении англичан утвердиться на р. Стахин

Не ранее 1835 г.

Разсматривая вопрос о продолжении прав, предоставленных гражданам Англии и Северо-Американских Штатов свободно плавать по проливам северо-западных берегов Америки, принадлежащих России на основании конвенций, заключенных между Россией и Великобританией в 1825 году и с Соединенными Штатами в 1824 году, представляется оный с двух сторон определить: во-первых 2, права сии могут ли или не могут быть согласуемы с пользами наших владений в Америке? Во-вторых, выгоды, извлекаемыя иностранцами от торговли с туземцами российско-американских берегов, довольно ли важны, чтобы дозволено было во уважение сих выгод пожертвовать собственно нашими? Разбирая сии вопросы, начинаю для большей ясности Северо-Американскими Соединенными Штатами.

Туземцы северо-западных берегов Америки, о коих здесь говорится, составляют племя немалочисленное, воинственное, дикое. Сохранить согласие с сим народом столько ж трудно, сколько существенно нужно как для безопасности наших факторий на том берегу, так и вообще для того, чтобы с успехом продолжать бескорыстное и благородное дело цивилизации народов, обитающих северо-западнее берега Америки, принадлежащие России. Иждивением Российско-Американской компании заведены школы, воздвигнуты церкви, устроены больницы в разных удобных для сего местах наших владений, и неусыпное старание обращено на то, дабы заведения сии были полезны туземцам. Всяк знакомый с состоянием наших колоний подтвердит сказанное безпристрастным свидетельством и заметит, что виды Правления Компании с добрым успехом приводятся в исполнение всюду, где только не противупоставляется им сторонное влияние. Туземцы тех берегов, кои посещаются гражданами Соединенных Штатов, подвергнуты таковому влиянию, и последствия становятся год от году чувствительнее. Яд, истребляющий целыя племена первобытных жителей Америки – ром – привозится шкиперами из Нью-Йорка и Бостона целыми грузами и составляет у них главнейший товар для вымена пушных зверей, огнестрельное оружие и порох занимает второе место в росписи товарных статей для торговли с нашими американцами, которыя, не получая от нас ни крепких напитков, ни военных снарядов, обращаются с готовностью к иностранным судам для вымена сих вещей. Правда, в 5 статье конвенции именно сии-то вещи изключаются из торговли [328] и называются непозволенными, но в той же статье постановляется, что сии условия не могут никогда служить ни в каком случае предлогом, ни правом, чтобы дозволить себе свидетельство, или задержание судна, или завладение товарами, или, наконец, какия-либо противныя меры противу хозяев судов или их экипажей, которыя будут производить сию торговлю», – постановление, котораго практическое последствие есть совершенно свободное разрешение продавать ром, ружья и порох. И в самом деле торговцы Соединенных Штатов пользовались таковым разрешением во всем возможном объеме. Излишно пояснять, что сия непозволенная и в то же время разрешенная торговля вполне соответствует торговым спекуляциям времяных посетителей той страны, между тем как постоянныя владетели ея чувствуют, весь вред и всю опасность, от сей торговли проистекающие. Шкипера и команды судов из Нью-Йорка и Бостона и др. не довольствуются снабжением туземцев физическими средствами быть для нас опасными, они подстрекают их явно употребить силу противу нас.

Доводы сии показывают, что посещение граждан Соединенных Штатов в наших американских владениях по сию пору имело самое вредное для нас влияние и далеко от того, чтобы согласоваться с пользами оных, право сие, выговоренное в конвенции, всегда будет диаметрально противуположено благим предначертаниям, которыми руководствуется колонияльное начальство в управлении тамошняго края, направляя усилия свои на водворение твердаго устройства, спокойствия и согласия с туземцами, на смягчение их нравов и приуготовление народа дикаго к принятию христианской образованности.

Однако ж невозможно ли дозволить американцам посещать наши проливы с предоставлением себе права употреблять сильныя меры по случаю нарушения первой половины пятой статьи конвенции, уничтожая вторую половину сей статьи? В ответ я должен заметить, что единственно продажа непозволенных товаров доставляет сей торговле некоторую выгоду, и кораблю, не снабженному ими, не для чего и приходить в наши проливы. Можно твердо быть уверенным, что всякий иностранный корабль, вошедший в проливы для торгу с туземцами, подлежит конфискации, ибо, наверно, найдется в его грузу ром, ружья и порох. Истина сего обстоятельства не подлежит ни малейшему сомнению, и самые торговцы Соединенных Штатов должны подтвердить сказанное.

Так для чего ж дозволять американцам то, что только послужило бы к неприязненным столкновениям, не обещая гражданам Штатов никаких законных выгод, повторяю, что выгоды сей торговли основаны единственно на незаконности оной.

Обращаюсь теперь к разбору втораго вопроса: важна ли вообще сия торговля в отношении к промышленности Соединенных Штатов Северной Америки? Для сего указываю на факты. Давно уже не приходило в наши проливы более четырех иностранных судов от 150 до 200 тонов каждое в течение целаго года, а в последние три года, когда Российско-Американская компания обратила более внимания на торговлю с туземцами, американские шхипера не находили уже более своего счета, так что, потерпевая убытку, понемногу отставали они от сей торговли, и в 1834 году не приходило ни одно судно в наши проливы, и в следующем, 35 году, было там только одно в 200 тонов.

Мне наверно известно, что торговля сия не доставляет американцам значительных барышей, не говоря уже о ничтожности оной в отношении к промышленности целой нации. Поистине тому, кто знаком с ходом сей торговли, должно казаться весьма странным, что правительство Республики в Вашингтоне ходатайствует о доставлении одному кораблю в 200 тонов возможности снабжать туземцев в российско-американских владениях ромом, ружьями и порохом! Какое приращение в коммерции Соединенных Штатов! Однако ж при всей ничтожности этой торговли оная производит важнейший вред для наших колоний, и одно малое судно, если б даже изредко приходило в наши проливы, может наделать премного вреда, как выше пояснено.

Наконец, родилось сомнение: наши колонии достаточными ли владеют способами, чтобы охранять наши проливы от посещения иностранцев, если б им то запрещено было? В колониях ныне имеется 15 исправных мореходных судов разных [329] величин и начат строиться один пароход. Из сего числа 10 судов иногда бывают в разсылках для обыкновенных сношений с отделами колоний, а 5 судов и один пароход всегда могут быть готовы в главном нашем порте Ново-Архангельске разсылать по соседним проливам и крейсировать около известных нам мест так, что иностранное судно не в состоянии бы было укрыться от нас. Колонияльныя власти не пользовались сими средствами потому, что по силе конвенции оне не имели права принять какия-либо противныя меры противу хозяев судов или их экипажей, которыя будут производить противузаконную торговлю. Ныне мы основали новую факторию на матером берегу северо-западной Америки 3, в центре той торговли, права на который американцы домогаются. Также обретены и описаны наши весьма удобные проливы для скорых сношений между Ново-Архангельском и новою факториею не токмо посредством парусных судов и парохода, но даже гребными судами – обстоятельства, которыя придали нам новую силу для охранения наших владений от нарушителей постановлений.

Вышеприведенные доводы имеют одинаковую силу и в отношении к Великобритании, как в отношении к Соединенным Штатам. Начальник фактории Гудзонбайской компании в нашем соседстве г-н Огден в 1832 году, зашед в Ново-Архангельск, объявил мне лично, что, соперничествуя с американцами Соединенных Штатов, разрешил от себя и своих подчиненных продавать ром туземцам наших проливов, где в то время мы еще не имели факторий. Впоследствии г-н Огден или суда Гудзонбайской компании продавали туземцам и огнестрельное оружие, и порох к великому убытку нашей Российско-Американской компании. Но что предосудительнее всего этого, так это мера, употребленная агентами сей компании, дабы посеять неприязнь к нам в жителях реки Стахин, где устроена наша фактория 4. Присыланы были от них люди, знавшие язык туземцев, которыя научали сих последних поднять оружие противу нас, дарили старшин на условиях действовать согласно на нашу погибель и не гнушались таковыми средствами для достижения сей ужасной цели, от которой единственно наши превосходныя силы в той стране их удерживают, хотя последствия от разстройства согласия между нами и туземцами могут быть сопровождаемы большими неудобствами для нас, не принося Гудзонбайской компании равносильных выгод, ибо необходимость в собственной защите понудит наше колонияльное начальство прибегать со временем к таким средствам, от коих оно доселе удерживалось, и платить агентам Гудзонбайской компании той же монетою. Английская компания, нарушив постановление о непозволенных товарах, нанесла нашей Российско-Американской компании весьма важныя убытки, и если первая утвердится на реке Стахин, на самом рубеже наших границ, то она, конечно, употребит все меры вредить нам еще более. Всему свету известно, что до путешествий капитана Франклина по Северной Америке 5, когда там существовали две отдельныя торговыя компании – Гудзонбайская и Северозападная, соперничество в торговых их операциях до такой степени их возжигало, что нередко промышленники обеих сторон, природные англичане, встречаясь в лесах, друг друга убивали. Правительство, известясь от капитана Франклина о подобных безчинствах, успело соединить обе компании в одну, ныне существующую, и тем прекратило зло. От лиц, не затрудняющихся в средствах для приобретения купеческих барышей, как бы противны они не были правам народов и постановлениям, от таких лиц, подобных нынешним агентам Гудзонбайской компании, в нашем соседстве нельзя ничего другаго ожидать как всегдашное нарушение наших прав.

Tags: