Александра Светогорова продолжают спасать от забвения...

И вот ещё одна мемориальная доска, посвящённая славному полярному лётчику, появилась в чукотском поселке Провидения – там, куда он когда-то на своём самолёте «Савоя С62БИС» доставлял попавших почти в безвыходную ситуацию челюскинцев

"...Мемориальная доска, посвящённая незаслуженно забытому участнику челюскинской эпопеи лётчику-пограничнику Александру Светогорову, появилась на здании Провиденского аэропорта. Для участия в акции по увековечиванию памяти авиатора, который трагически погиб в далёком 1935 году, на Чукотку из Хабаровска специально прибыли члены Общественного совета по изучению и сохранению исторического наследия Дальнего Востока – председатель организации Геннадий Басюк, а также журналист, автор книги «Красный сон Светогорова» Константин Пронякин.
Митинг, предшествующий открытию мемориальной доски, прошёл прямо на площади возле здания аэропорта. На нём присутствовали представители администрации Провиденского городского округа, военнослужащие пограничного отдела, юнармейцы, учащиеся школы. Право открыть мемориальную доску Александру Светогорову было предоставлено сотруднику пограничной службы майору Максиму Синеглазову.
Выступая перед собравшимися, председатель Совета Геннадий Басюк отметил, что за свою недолгую жизнь лётчик Светогоров сделал немало для своей Родины: в качестве лётного инструктора готовил военных лётчиков, в том числе прославленную фронтовую лётчицу Героя Советского Союза Нину Распопову, принимал участие в становлении пограничных авиационных отрядов на Дальнем Востоке. Одним из первых отправился спасать челюскинцев, которых советские лётчики вывозили в Провидения.

Мероприятия вахты памяти Александра Светогорова продолжились и в последующие дни пребывания членов Общественного совета в Провидения. Ими были проведены встречи с учащимися школ Провидения и села Новое Чаплино, в городской библиотеке – встреча с жителями посёлка, был показан документальный фильм «Челюскинская эпопея», проведена презентация книг об Александре Светогорове. На встречах Геннадий Басюк подробно рассказал о судьбе Александра Светогорова и той работе, которую проделал Общественный совет, чтобы спасти от забвения имя лётчика, погибшего на Дальнем Востоке в 1935 году.
Александр Светогоров служил в гидроотряде Амурской краснознамённой военной флотилии – Амурские ВВС. 1930 г.

«Лечу в тумане, потерял ориентировку…»

Хронология последнего дня Светогорова установлена довольно точно. Пассажирский гидросамолёт «Савоя C.55П» 26 июня 1935 года вылетел по маршруту Александровск-Сахалинский – Хабаровск. На борту было 12 человек: 3 члена экипажа и 9 пассажиров, включая ребёнка. Полётное время в пути — 5 час. 20 мин., протяжённость – 1200 км. С Сахалина борт взлетел в 10 часов 40 минут. Примерно через час полёта самолёт разбился. Маршрут гидросамолёта лежал от Александровска-Сахалинского через Татарский пролив с заходом на материк в районе озера Большие Кизи. Далее – оставляя слева посёлок Де-Кастри, самолёт должен был, ориентируясь по Амуру, выйти на Хабаровск.

Однако из-за тумана командир корабля Александр Светогоров ворота материка пропустил. Он взял курс на север и, пролетев ещё 50 км, оказался за посёлком Лазарев, в районе реки Тыми. Последнее радиосообщение, принятое с самолёта, было: «Лечу в тумане, потерял ориентировку, сообщите погоду». На небольшой высоте самолёт задел макушку лиственницы, оторвал одну лодку, потом машину резко повернуло против оси, и следующий удар уже пришёлся по кабине пилота…

К моменту трагической гибели за плечами Светогорова был 31 год очень интересной и насыщенной жизни. Будущий лётчик родился в Подмосковье, в 16 лет вступил в ряды РККА, а в 19 – поступил в Егорьевскую военную школу Красного воздушного флота. С тех пор его жизнь неразрывно была связана с военной авиацией. Военная школа морских лётчиков в Севастополе, Высшая военная авиационная школа воздушной стрельбы и бомбометания в Серпухове, служба в 8-й эскадрилье ВВС РККА Московского военного округа. В Средней Азии участвовал в борьбе с басмачами.

В 1930 году Александр Светогоров был переведён в Хабаровск, на службу в 68-й отдельный речной гидроавиаотряд. Затем работал инструктором в Хабаровской краевой школе гражданских пилотов им. И. С. Уншлихта Далькрайсовета Осоавиахима.

Эпопея «Челюскина», который был зажат льдами в 1934 году в Чукотском море, застала Светогорова в должности командира звена эскадрильи Управления Краснознамённой пограничной и внутренней охраны по Дальневосточному краю. 18 февраля 1934 года он был командирован из Петропавловска-Камчатского во Владивосток для участия в снаряжаемой экспедиции для оказания помощи команде «Челюскина».

Справка № 1 70 от 23.09.1934 г. начальника авиационного отделения Управления пограничной и внутренней охраны УНКВД ДВК лаконично и сухо описывает участие лётчика в спасении челюскинцев: «4 мая 1934 года Светогоров, прибыв на пароходе «Сталинград» в район Чукотки, взлетел на самолёте «Савоя С62БИС» со льда на лыжах в районе мыса Олюторский с врачом Леонидом Михайловичем Старокадомским, перебросил группу челюскинцев от с. Уэлен до п. Провидения, также транспортировал горючее. Всего Светогоров доставил в п. Провидения – основную точку сбора зимовщиков – 29 пассажиров и членов экипажа затонувшего парохода «Челюскин»… Челюскинскую лётную эпопею Александр Светогоров завершил без единой поломки».

За спасение челюскинцев Александр Светогоров был представлен к ордену Красной Звезды, который ему так и не был вручён, хотя другие полярные лётчики, принимавшие участие в этой операции, были удостоены званий Героев Советского Союза.

Бастрыкин оказал содействие

– За годы, прошедшие со дня гибели Светогорова, к месту катастрофы было совершено несколько экспедиций, – рассказывает Геннадий Басюк. – В 2006 году на Первом канале прошёл репортаж о том, что в дальневосточной тайге найдены обломки самолёта Светогорова. Однако останки лётчиков и пассажиров так и продолжали лежать на горе вместе с самолётом, к тому времени частично растащенном на металлолом. Часть костей местные жители собрали в мешок и захоронили на краю кладбища в посёлке Лазарев Николаевского района в безымянной могиле.

И только в 2015 году была организована очередная экспедиция к месту гибели «Савои». Общественный совет по изучению и сохранению исторического наследия Российского Дальнего Востока, который работает при Хабаровском отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, по факту обнаружения следов авиакатастрофы и человеческих останков в тайге Николаевского района обратился с заявлением в Дальневосточное следственное управление на транспорте СКР. После проведения следственных действий, судмедэкспертизы, работы в архивах, со свидетельскими показаниями, был подтверждён факт обнаружения разбившегося 80 лет назад гидросамолёта «Савоя С.55П» с бортовым номером «СССР Л840» и непогребённых останков экипажа и пассажиров.

– Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин принял решение оказать максимальное содействие работе экспертной группы в Хабаровске по делу найденного разбившегося самолёта «Савоя С.55П», а также провести дорогостоящую генетическую экспертизу останков на ДНК. Такие исследования на ДНК в России проводили второй раз в истории, первый раз это были останки царской семьи Романовых, – отмечает Геннадий Басюк.

Так началась очередная страница эпопеи лётчика-полярника. 25 мая 2016 года в Хабаровском авиаклубе была установлена мемориальная доска памяти прославленного лётчика СССР, участника спасения челюскинцев, первого лётчика-инструктора Хабаровской авиашколы Александра Светогорова. А 25 июня на Аллее Памяти в Хабаровске состоялись траурные мероприятия по захоронению останков экипажа и пассажиров самолёта «Савоя С.55П» и установлению памятника.

И вот теперь – ещё одна мемориальная доска, посвящённая славному полярному лётчику, появилась в Провидения – там, куда он когда-то на своём самолёте «Савоя С62БИС» доставлял попавших почти в безвыходную ситуацию челюскинцев..."

Светлана Мусияка, газета «Крайний Север», Чукотка
30.10.2016