Фрегат «Паллада» со дна совгаванской бухты, наверное, уже никогда не поднимут?

Некоторые военные историки считают, что распоряжение камчатского губернатора Завойко о затоплении этого корабля было совершенно неоправданным. Приказу пытался воспрепятствовать капитан Геннадий Невельской, однако его усилия были тщетными

Кусок обшивки фрегата «Паллада» был выставлен в экспозиции Дальневосточного литературного музея в Хабаровске. Теперь музея нет, а где этот кусок лежит?
13012.jpg

Ровно 160 лет назад в бухте Постовая, напротив нынешней Советской Гавани, был затоплен фрегат «Паллада». Он стал легендарным благодаря одноименному роману писателя Ивана Гончарова, который прошел на нем вокруг света через три океана на Дальний Восток.
Наверное, нет ни одного дальневосточного СМИ, которое бы не писало об этом корабле. Однако в связи с приближающейся памятной трагической датой - 30 января по новому стилю - позволим еще раз напомнить о нем и его судьбе… до и после затопления.

Невезучий

Фрегат был построен в 1832 году по личному указанию императора Николая I. Кстати, первым капитаном «Паллады» стал знаменитый русский адмирал (тогда еще капитан-лейтенант) Павел Нахимов.
Сама судьба фрегата тоже необычна. Проектировался он по лучшим кораблестроительным образцам, денег на постройку не жалели: корпус и обшивку делали из выдержанных лиственницы и дуба, а палубу - из тикового дерева (в ней содержится кремний). Впервые в истории судостроения установили бронзовые иллюминаторы с толстым стеклом, дно обшили красной медью.
В один из ненастных октябрьских дней 1852 года фрегат под командованием капитан-лейтенанта Унковского в составе экспедиции адмирала Ефима Путятина направился из Кронштадта на Дальний Восток. Целью похода было заключение дипломатических и торговых отношений с Японией.

Бури и штормы сопровождали корабль в период всего похода. Уже на первом этапе плавания фрегату не везло - в корпусе судна образовалась сильная течь, появились повреждения рангоута и парусов. После устранения повреждений и ремонта в Портсмуте фрегат вместе с другими судами продолжил поход.
12 апреля 1853 года «Паллада» покинула берега мыса Доброй Надежды и, оставив за кормой 5700 миль, за тридцать два дня пересекла Индийский океан. Во время заходов на остров Ява, в Сингапур и Гонконг экипаж фрегата узнал о конфликте с Турцией, переросшем в Крымскую войну. Опасаясь встреч с англо-французской эскадрой, Путятин направил «Палладу» в Нагасаки, затем на острова Рюкю и Окинаву.

Корабль уничтожить

Пока шли длительные и очень трудные переговоры с японцами, офицеры «Паллады» под руководством известного естествоиспытателя капитан-лейтенанта Посьета произвели съемку неисследованного западного берега Японского моря и побережья Корейского полуострова. Они открыли и описали берега обширного залива, бухты и порта, получивших имена Посьета, Унковского и Лазарева.
В ходе боевых действий с Англией и Францией Унковский получил из Петербурга приказ увести «Палладу» в устье Амура, но из-за малых глубин и подводных препятствий сделать этого не удалось, и судно направилось на зимовку в Императорскую Гавань.
Весной 1855 года, когда сошел лед, в бухту вошли фрегат «Аврора» и корвет «Оливуца» для буксировки «Паллады» в Амурский лиман. Однако из-за ветхости корпуса буксировать корабль было невозможно.
Из опасения, что старый фрегат будет захвачен англо-французской эскадрой, военный губернатор Камчатки Василий Завойко приказал уничтожить корабль.

Зачем было топить?

Некоторые военные историки считают, что это решение было совершенно неоправданным - навигация к тому времени уже закончилась и непосредственной угрозы захвата судна неприятелем не было. А потому фрегат вполне мог бы провести еще одну зиму в Императорской Гавани.
Приказу камчатского губернатора попытался воспрепятствовать исследователь Дальнего Востока капитан Геннадий Невельской, однако его усилия были тщетными.
Пробив во льду канал, фрегат (уже без мачт) при помощи собачьих упряжек отбуксировали на середину бухты и прорубили в нескольких местах его днище. 17 января (по старому стилю) 1856 года морская вода навсегда сомкнулась над «Палладой».
Фрегат хотели поднять много раз, было немало экспедиций. И в.царские, и в советские времена. И даже в годы перестройки.
В 1947 году были подняты части обшивки фрегата и два круглых чугунных якорных клюза. А в 1956 году водолазы извлекли на поверхность якорь «Паллады», который был установлен на острове Русский. 23 октября 1956 года в бухте Постовой была открыта мемориальная стела, увенчанная метровой копией фрегата.

Три года на бумаге

А в 1989 году была даже создана большая поисковая группа с полномочиями федерального НИИ. Однако исследователи каждый раз давали заключение: «Паллада» настолько сильно разрушена, что поднять ее не представляется возможным. И в 1992 году поисковая группа была ликвидирована.
К слову, в 1989 году в Дальневосточном институте рыбного хозяйства появился только что построенный парусный учебный барк. Ему дали громкое имя «Паллада».
У некоторых жителей Ванинского и Совгаванского районов дома хранятся фрагменты легендарного фрегата, поскольку за много лет особенно во время шторма кусочки корабля нет-нет да выносило к берегу.
А в 2013 году в федеральной программе по развитию туризма на Дальнем Востоке появилась строчка о возможности поднятия и так называемой «музеефикации» фрегата. И деньги на туристическую отрасль намечались огромные - почти тридцать миллиардов рублей. На некоторых туристических информационных ресурсах Совгавань значится как место последнего приюта легендарного корабля.
Однако уже более трех лет этот проект остается на бумаге. Скорее всего, «Палладу» уже никогда не поднимут.

Андрей Мирмович,
программа «Реверс», радиостанция «Восток России»

Кстати
Позорные пятна на военно-историческом поле Хабаровского края

Насколько я помню, именно портал «Дебри-ДВ» весной 2013 года первым из СМИ озвучил эту самую «строчку» государственной туристической программы про поднятие «Паллады». И отметил, что этот проект вошел в большую федеральную программу по развитию Байкальского региона и Дальнего Востока. Как известно, большая ее часть разрабатывалась под руководством тогдашнего полпреда президента в ДФО и главы Минвостокразвития, академика Виктора Ишаева.
Но потом случилось беспрецедентное наводнение, а в конце августа 2013 сняли со всех должностей и Ишаева. Новые же государственные кураторы Дальнего Востока придумали иную схему развития российской окраины - с помощью ТОРов, ТОСЭРов, рекреационных зон, бесплатных гектаров земли и других механизмов.
И, похоже, в туристической части этих проектов уже не значится идеи поднятия фрегата «Паллада» и создания музейного комплекса по истории корабля и всего, что с ним связано. А связано с ним, ох, как немало…

Как погибала «Диана»

Между тем, даже японцы могли бы проявить интерес к этому проекту. Они ведь организовывали несколько экспедиций по поиску другого погибшего российского судна, связанного с историей этой знаменитой путятинской дипломатической экспедиции, которая закончилась заключением знаменитого Симодского трактата.
11 декабря 1854 года в Симоде и прилегающей акватории произошло сильное землетрясение и цунами, в результате чего город был почти полностью разрушен. Русский фрегат «Диана», на котором и прибыл сюда Путятин, получил серьезные повреждения корпуса и рангоута. Попытки произвести ремонт на месте положительного результата не дали.
2 января 1855-го фрегат направился из бухты Симода в бухту Хэда в сопровождении большой джонки, укомплектованной нижними чинами «Дианы» во главе с лейтенантом А.И. Энквистом и мичманом С.В. Михайловым. К вечеру погода ухудшилась. После обрыва паруса джонка выбросилась на берег. На фрегате от сильной качки усилилась течь. Помпы одна за другой выходили из строя.
5 января весь экипаж «Дианы», орудия, приборы, имущество и личные вещи были выгружены на берег. Два дня спустя ветер стих, наступил штиль. На буксире 120 лодок фрегат продолжил плавание к бухте Хэда, до которой оставалось не более 15 миль. Буксировкой руководили, находясь на лодках, капитан-лейтенант С.С. Лесовский, лейтенанты А.Ф. Можайский, Н.Г. Шиллинг, А.А. Колокольцов. Возглавлял операцию сам вице-адмирал Путятин, находившийся на одной из лодок. За три часа прошли пять миль.
Неожиданно японцы, действуя по местным признакам погоды, отдали буксирные концы и лодки на большой скорости устремились к берегу. Не прошло и десяти минут, как налетел сильный шквал, поднявший большое волнение. Под напором ветра фрегат накренился, зачерпнул бортом воду, опрокинулся и ночью затонул. Находившиеся на лодках офицеры спаслись. Берегом экипаж «Дианы» перешел в бухту Хэда.
А через многие годы японцы организовали поисковые экспедиции, они намеревались найти и поднять русский фрегат, восстановить его и сделать на корабле музей. Однако «Диану» отыскать не удалось до сего дня. Но японские исследователи продолжают поиски.
Почему же хабаровские краевые власти, отвечающие за культуру, науку, туризм, не предпринимают никаких действий по поднятию «Паллады»? Ведь и искать ничего не нужно, оригинал вот уже 160 лет лежит на морском дне, причем, на глубине всего лишь в семь метров.

Отраслевой флагман флота

Кстати, как я узнал из «Википедии», помимо прочего этот фрегат получил много новинок кораблестроения тех лет, вроде применения вместо якорных канатов цепей, установки чугунных якорных клюзов (которые и были подняты со дна совгавангской бухты сразу после победы над Германией и Японией) и применения вместо бочек для хранения питьевой воды квадратных цистерн из луженого металла.
Кроме того, как показали исследования документов в Главном российском архиве ВМФ, командование императорского флота рассматривало «Палладу» и как экспериментальную площадку для разработки оптимального артиллерийского вооружения океанского фрегата. Особенно много в этом направлении сделал командовавший фрегатом с 1847 года великий князь Константин Николаевич.
В мае-июне 1837 года фрегат доставлял в Англию груз золота с царского Монетного двора. Перед этим при тимберовке, то есть капитальном ремонте со сменой обшивки корабля, фрегат был оснащен новыми пушками, послужив всему русскому флоту для отработки артиллерийского перевооружения.
Так что, «Паллада», хотя и оказалась невезучей, была фактически отраслевым и боевым флагманом российских моряков того времени. И поднять фрегат - дело чести нынешних руководителей армии, государства и, конечно, Хабаровского края.

Пронякину - золотое перо за «Савою-55»

Ведь уже сколько позорных пятен на военно-историческом поле нашего региона и Хабаровска, именующего себя городом воинской славы? Самое свежее, о котором «Дебри-ДВ» также рассказали первыми, - это трагическая судьба самолета «Савоя-55» и сохранение вечной памяти об этом итальянском гидроплане и его пилоте, участнике челюскинской экспедиции Александре Светогорове.
Не хочется повторяться, но все же напомню. Почему итальянцы заинтересовались возможностью приобретения сохранившихся двигателей этого самолета, а наши краевые власти более 80 лет, включая и сегодняшнее время, и пальцем не пошевелили, дабы превратить останки гидросамолета в музейную реликвию? Разве это не преступление перед военно-исторической памятью, перед обществом?
Остается еще добавить некий современный информационный аспект. Именно благодаря редакции «Дебри-ДВ» все в той же «Википедии» и появилась страница о гидроплане «Савоя» в Хабаровском крае и Александре Светогорове. Полагаю, автору многочисленных материалов об этом и участнику последней экспедиции к месту гибели самолета Константину Пронякину в прошлом году следовало бы вручить знак «Золотое перо». Я в этом искренне убежден, поскольку видел, какого труда стоили журналисту эти уникальные публикации, расходившиеся не только по дальневосточным и федеральным изданиям, но и по зарубежным.
Очень хочется, чтобы и судьба фрегата «Паллада» началась писаться заново, чтобы наш край не выглядел перед мировой и российской историей Иваном, не помнящим родства, и в забытье не топил бы легендарное и нередко уникальное прошлое, как торопливо потопил фрегат более полутора века назад камчатский губернатор.

Андрей Мирмович
27.01.2016

Вот он, у меня дома:



Ну, всё ж (конечно и наверно) не прям-таки он, но всё же "Паллада". Надпись беленьким на фото затёрта, потому что я это фото френдам как загадку использовал :) Кусок борта "Паллады", фактически.
Краевед В. Юзефов писал: "Е. Мейер был единственным художником, который запечатлел легендарный
фрегат «Паллада» в Императорской гавани еще до потопления".
А вот найти этот рисунок никому не удалось.
Наверняка делались и фотоснимки "Паллады", не найдены и они.
По мне, чем поднимать останки фрегата, построили бы реплику. А на ней бы был реликварий с частицей мощей старого фрегата.