Отписка красноярского воеводы Михаила Скрябина енисейскому воеводе Афанасью Пашкову...

1653 г. после июня 21. — Отписка красноярского воеводы Михаила Скрябина енисейскому воеводе Афанасью Пашкову об обложении ясаком шароницкого и о приведении к шерти булагатских князцов и о проч.

/стр. 387/ Господину Афонасью Филиповичю Михайло Скрябин челом бьет. В нынешнем, господине, во 161 году, июня в 21 день, писал ты ко мне в Красноярской острог с красноярским служилым человеком с Ивашком Сургутцком: в прошлом во 160 году, посылан был из Енисейского острогу вверх по Ангаре реке в Братцкой острожек для прииску и приводу братцких немирных людей под государеву высокую руку и для государева ясачного збору енисейской сын боярской Дмитрей фирсов с служилыми людьми; и в нынешнем во 161 году, маия в 28 день, приплыл он Дмитрей из Братцкого острожку в Енисейской острог с служилыми людьми, и в съезжей избе сказал тебе: в прошлом де во 160 году, посылал из Красноярского острогу воевода Андрей Бунаков на братцких людей красноярских служилых людей войною, и в верху де на Оке реке Енисейского уезду Братцкого острожку ясачного братцкого мужика Долона те красноярские служилые люди громили и дочерь де его Долонову взяли в полон; да он же Дмитрей сказал тебе в съезжей избе: в нынешнем де во 161 году, выше Братцкого острогу с Унги реки большие братцкие люди булагатцы князец Ботак с своими улусными людьми государю добили челом, и Братцкого острожку же ясачным сборщиком енисейским служилым людем, которые посланы были по Унге реке, Ивашку Григорьеву с товарыщи ясак с себя государю дали, да вверх по Оке реке с Бурлана да с Ии реки братцкие ж люди Бурлак шаман, да шаронимцы да хандеи с своими улусными людьми и с киштыми к Братцкому острожку прикочевали, и государю добили челом, и ясак с себя в Братцкой острог дали ж, и с ними де Дмитреем и с служилыми людьми договорились, что им впредь быть под государевою высокою рукою в вечном холопстве неотступно, и ясак с себя хотят [187] давати ежегодно; и по тем его Дмитреевым роспросным речам посылаешь ты его ж Дмитрея вверх по Ангаре реке, а велел ты ему в тех новых приводных землях на усть реки Унги, где впала в Ангару реку, и на реке Оке поставить острог для государева ясачного сбору;

и мне б, господине, по государеву указу, красноярских служилых людей, которые братцкого ясачного мужика Долона погромили, велеть сыскать и дочерь его Долонову и скот и животы велеть отдать ему Долону, и впредь бы на братцких ясачных людей, которые государев ясак платят в Братцкой старой острожек /стр. 388/ и вновь учали платить по Унге и по Оке рекам, красноярских служилых людей войною не посылать и громить их не велеть. И как, господине, в прошлом во 160 году, по государеву указу, посылал из Красноярского острогу воевода Андрей Бунаков племянника своего Кирила Бунакова, а с ним красноярских служилых людей в Братцкую землю на непослушников, братцкого Олона князца на племянников, на Узуна да на Чиначея, и на их улусных людей за их вины войною, и с ними ж посланы Красноярского уезду ближних и дальных земель Качинские, и Аринские, и Ястынские, и Канские, и Тубинские и Камасинские земли и Братцкие Корчюмские земли и татаровя, и как те непослушники и побиты, и улусы их разорены и жены их и дети в полон взяты, и те жены их и дети татаровя розделили по себе по паям и розвели по розным землям, кто в которой земле живет, и того братцкого мужика Долона дочь войною взята ли или нет, того не ведомо; а в Красноярском остроге у служилых людей и у подгородных татар братцкого мужика Долоновы дочери по сыску не объявилось, а тот братцкой мужик Долон в Красноярской острог не приезживал, и государю о дочери своей не бивал челом и сыскать дочери его нельзя; а как, господине, тот братцкой мужик Долон в Красноярской острог приедет, и ту дочерь свою в Красноярском уезде в коих землях у кого проведает, и я, господине, ту его дочь на выкуп отдать велю. А что ты, господине, писал ко мне, что большие братцкие люди булагатцы князец Ботак с своими улусными людьми государю добили челом и Братцкого острожку ясачным сборщиком енисейским служилым людем, которые посланы были по Унге реке, Ивашку Григорьеву с товарыщи государю ясак с себя дали, и в нынешнем, господине, во 161 году, маия в 15 день, приехал в Красноярской острог братцкого Оилонка князца племянник Узун, которой от войны уходил, бити челом государю, чтоб его государь пожаловал, вины его отдал, и государю он Узун шертовал, что ему быть под государевою высокою рукою в вечном холопстве со всеми своими улусными людьми и государев ясак с себя и с улусных людей на нынешней 161 год дать сполна; да он же Узун говорил мне в съезжей избе: бьют де челом государю больших братов Булагатцкие земли князцы и улусные люди, чтоб их государь пожаловал, велел их принять под свою государеву высокую руку в вечное холопство и в ясачные люди, а их де булагатцких людей человек с шестьсот и больши, а они де булагатцкие люди преж сего [188] государева ясаку ни в которой острог не давывали, а ныне де со всех своих улусных людей учнут они государев ясак платить ежегодно в Братцкой острог, что поставлен из Красноярского острогу на реке на Уде, и аманатов де для укрепленья в тот острог дадут и на своей правде шерть учинят, что им быть под царьского величества высокою рукою в вечном холопстве и в ясачных людях на веки неотступным, и что де их булагатов воюют государевы служивые люди с Верхоленского острогу и из Братцких острожков, что на реке на Ие и на реке Ангаре, и государь бы их пожаловал, тем служивым людям воевать их не велел, что де они хотят быть под царского величества высокою рукою в вечном холопстве, а государев ясак хотят давать в Братцкой острог, что поставлен из Красноярского острогу на реке на Уде; и из тех, господине, братцких булагатцких людей четыре человека князцов, Ботак, о котором ты писал, да Абакан, да Аркан, да Буксуй, прислали с ним братцким князцом Узуном в Красноярской острог государю челом ударить четыре лошади, /стр. 389/ чтоб их государь пожаловал, велел у них те лошади принять, и пожаловал бы государь их, велел к ним прислать из Красноярского острогу с ним Узуном для договору и шертованья, как им под государевою высокою рукою учинитца, служилых людей; и в нынешнем, господине, во 161 году, июня в 1 день, по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии указу, послал я из Красноярского острогу в Булагатцкую землю во все улусы Красноярского острогу толмача Ивашка Архипова да с ним служилых людей Федьку Обухова да Стеньку Акаракова, а велел им, по их челобитью, тех булагатцких князцов, Ботака, да Абакана, да Аркана, да Буксуя, и всех булагатцких князцов и их улусных людей и киштымов привесть под царьского величества высокую руку к шерти в ясачные люди, по шертованной записи, и аманатов у них велел взять и посадить в Братцкой острог. Да в той же, господине, отписке, писал ты ко мне: братцкие же люди по Оке реке Бурлак, да с Ии реки Бурлак шаман, да шароимцы да хандеи с своими улусными людьми и с киштыми прикочевали к Енисейскому Братцкому острожку, и государю добили челом и ясак с себя в Братцкой острог дали ж, и впредь де государев ясак, по своему договору, хотят давать в Братцкой Енисейской острог ежегодно; и про Бурлака, господине, шамана, что на реке на Ие, и про другого Бурлака, что на Оке реке, да про хандеев с их улусы в Красноярском остроге не ведомо, и челобитья их не бывало, а шароимцы, господине, в Красноярском остроге давно ведомы, чинились они под государевою высокою рукою в вечном холопстве и в ясачных людях в прошлом во 160 году, и прислал из тех улусов в Братцкой острог шароитцкой князец Хори государю челом ударить лошадь, и та лошадь променена, взято за нее пятнадцать соболей, и впредь те шароимцы с своими улусы государев ясак хотят платить в Братцкой острожек, что поставлен из Красноярского острогу на реке на Уде. И тебе б, господине, по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа [189] Русии указу, тех братцких булагатцких людей князцов, Ботака, да Абакана, да Аркана да Буксуя, и всех булагатцких князцов с их улусными людьми, шароитцких людей князца Хорю с улусы енисейским служилым людем из Братцких острожков воевать и разорять не велеть, для того что они учинились под государевою высокою рукою в вечном холопстве и государев ясак учнут они платить в Братцкой острожек, что поставлен из Красноярского острогу на реке на Уде, чтоб, господине, меж красноярскими и енисейскими дальными братцкими и булагатцкими людьми ссоры не было; которые, господине, братцкие люди учинились под государевою высокою рукою к Красноярскому Братцкому, острожку, и с тех бы людей государев ясак сбирать в Братцкой и Красноярской острожек красноярским служилым людем, а которые люди учинились под государевою высокою рукою к Братцкому. Енисейскому острожку, и с тех бы людей государев ясак сбирать в Братцкой Енисейской острожек енисейским служилым людям. А что, господине, братцкие люди присылали государю бить челом в Красноярской острог и хотят со всеми своими улусы быти под царского величества высокою рукою в вечном холопстве и в ясачных людях, и что к ним послал я из Красноярского острогу для шертованья и для подлинного договору красноярского толмача Ивашка Архипова с товарыщи, и о том о всем писал я к государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии; и как из Братцкие Булагатцкие земли толмачь Ивашко Архипов /стр. 390/ с товарыщи приедет и сколько под государевою высокою рукою братцких булагатцких князцов и их улусных людей и иных земель ясачных людей под царского величества высокою рукою в вечном холопстве и в ясачных людях к Красноярскому Братцкому острожку учинитца, и о том к тебе отпишу подлинно, чтоб в том меж Красноярским и Енисейским уездом в дальных землях ссоры не было. А как, господине, учнешь в Братцкую землю посылать для государева ясачного збору енисейских служилых людей, и тебе б, господине, по государеву указу, велеть тем служилым людям в государеве ясаке, что у кого у ясачных людей государева ясаку учнут имать, давать памяти, а я, господине, из Брацкого острожку, по государеву указу, приказал красноярским служилым людям с братцких и булагатцких ясачных людей государев ясак сбирать и в том им велел давать памяти, для того чтоб, господине, красноярские сборщики с енисейских ясачных людей, а енисейские сборщики с красноярских ясачных людей государева ясаку не имали, чтоб в том меж красноярскими и енисейскими ясачными людьми в государеве ясачном сборе ссоры не было.

Печатается по тексту, опубликованному в ДАИ, т. III, № 111, стр. 387 — 390.
Воспроизводится по:
СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ ПО ИСТОРИИ БУРЯТИИ XVII век, УЛАН-УДЭ , ВЫПУСК 1. 1960г.

Tags: