В Хабаровском крае нет места для «громоздкой» истории

Итальянцы готовы выкупить части самолета «Савоя С.55», найденные в Хабаровском крае.

«Савоя С.55» летит в СССР. 1933 г. Фото предоставлено авиационным музеем «Воландия» (Volandia), Милан. Италия
s55-6.jpg

После прочтения на портале «Дебри-ДВ» материала под заголовком «Авиационный музей «Воландия» из Италии заинтересовался самолетом «Савоя С.55»» не мог остаться равнодушным.
Речь в публикации шла о том, что летающая лодка «Савоя С.55», потерпевшая катастрофу восемьдесят лет назад в Хабаровском крае, на днях стала объектом внимания итальянского авиаинженера-историка Франко Бугады. Он сотрудничает с одним из крупнейших авиационных музеев своей страны, а также с производителем С.55 компанией Savoia Marchetti SIAI.
Г-н Бугада прислал в редакцию «Дебри-ДВ» письмо о том, что он собирает информацию о самолетах «Савоя С.55» по всему миру. И на планете не осталось ни одной подлинной силовой установки от этого гидроплана. А тут - на далекой окраине России целехонькими сохранились сразу два раритетных двигателя от этого летательного аппарата, причем, один из них, видимо, даже можно завести.
Оказалось, что в Италии следят и за ходом расследования причин катастрофы этого самолета, который разбился в июне 1935-го под управлением легендарного участника спасения челюскинцев, летчика Александра Светогорова. Растерзанную о деревья летающую лодку нашли в 67 км от поселка Лазарев Николаевского района. Тогда погибло 12 человек, которые до сих пор по-человечески не захоронены.

К месту трагедии еще с советских времен было совершено много экспедиций. Об этом писали в местной и федеральной прессе. Но за десятки лет так и не было осуществлено никаких реальных действий ни в отношении изучения причин трагедии, ни в вопросах увековечивания памяти о самом Светогорове и погибших пассажирах. Словно какая-то печать молчания лежала на этой авиакатастрофе.

Тем временем останки самолета и того, что находилось в салоне, растаскивались мародерами-металлистами, каким-то чудом добиравшимися на эту гору в таежных дебрях. Местному жителю Ивану Федоровичу Шило семь лет назад удалось спасти два мотора от «Савои» и некоторые детали самолета. Он вывез их в Комсомольск и сохранил. А потом несколько раз обращался к властям с просьбой превратить эти светогоровские двигатели в музейные экспонаты. Но - тщетно.

Оказалось, что, по мнению краевых министерств культуры и промышленности, эти уникальные итальянские агрегаты Isotta-Fraschini Asso 82-летней давности «не несут экспозиционной привлекательности и информативности, что делает невозможным их использование в музейных экспозициях и выставках, а также нецелесообразным хранение в фондах Хабаровского краевого музея им. Гродекова».

Как сообщал в 2010 году зампред правительства края по вопросам внутренней политики Аркадия Мкртычев, «не проявили заинтересованности к экспонатам и сотрудники музея КнААПО».

«Других же промышленных предприятий, которые могли бы заинтересоваться историей иностранных авиационных двигателей, на территории края нет», заботливо пояснял высокопоставленный чиновник. А на нет, как говорится, и суда нет.

Правда, генерал запаса почему-то не вспомнил о музее военной истории ВВО, где как раз нашлось бы место для такой экспозиции… Забыл, наверное? Впрочем, сейчас военный музей дышит на ладан и посещают его лишь изредка по коллективным заявкам.

«Савоя С.55» для в СССР. 1933 г. Фото предоставлено авиационным музеем «Воландия» (Volandia), Милан. Италия
13755.jpg

А в конце своего ответа простому работяге Ивану Шило влиятельный чиновник Аркадий Мкртычев как бы «рекомендует», что «наиболее перспективным направлением является взаимодействие с итальянскими производителями авиационной техники, представителем которых в России является Карло Бассани». Он, дескать, «регулярно посещает комсомольский авиазавод и возможно выступит заинтересованным лицом в этом вопросе».

Уточню, что в 2010 году Карло Бассани был вице-президентом по управлению производством ЗАО «Гражданские самолеты Сухого», куда вошло наше авиационное предприятие. А г-н Мкртычев своим письмом, а точнее отпиской на имя энтузиаста из Комсомольска, похоже, попросту дал понять, что никому из профильных чиновников этот «металлолом» не нужен?

Если перевести слова генерала на бытовой язык, то эти двигатели - просто груда железа для наших властей, поэтому, мол, обращайтесь к миланским «макаронникам», может, они и заинтересуются, а в Хабаровском крае места для такой «громоздкой» истории нет.

Следуя дальше подобной логике, то останки экипажа и пассажиров того самолета - тоже груда костей, извините за цинизм, «не имеющих экспозиционной привлекательности» и прочее?

Между тем, именно комсомольчанин Иван Шило, а также другие общественники из города Юности и Хабаровска, включая Геннадия Басюка, продолжали свою бескорыстную и очень активную работу по увековечиванию памяти о той катастрофе.

Если бы не они, то не было бы, наверное, последней, девятой, самой результативной экспедиции к месту гибели гидроплана!

Экспедиция была организована в октябре этого года. И она была не только исторической, но и следственной, поскольку в ней впервые официально участвовали сотрудники Комсомольского отдела на транспорте ДВСУТ СКР.

Следователи собрали немало необходимых материалов и уже скоро закончат их экспертизу. Тогда, возможно, мы узнаем, наконец, истинную причину падения летающей лодки, а не будем довольствоваться версиями.

Но в любом случае память остается памятью, несмотря на отписки чиновников. Память не отправишь бандеролью в Италию.

Благодаря общественной поддержке и коллегам из Русского географического общества, членам этой экспедиции удалось провести большую пресс-конференцию, организовать часовую передачу на правительственной радиостанции «Восток России» и даже найти за рубежом родственников пассажиров того злосчастного рейса гидросамолета. Убежден, что экспертная, информационная и организационная работа продолжится и дальше.

Одним из результатов этой деятельности, конечно, должно стать захоронение по всем канонам останков летчика Светогорова и пассажиров. И коль нет в наших музеях места для двух двигателей «Савои», то, полагаю, что один из агрегатов вместе с некоторыми фрагментами самолета можно будет установить в качестве памятника на могиле погибших. Надеюсь, что власти Хабаровска дадут все же разрешение для организации такого захоронения на Центральном городском кладбище.

Что касается второго, возможно, рабочего, эксклюзивного для всего авиационного мира мотора гидроплана, то его, наверное, можно все-таки передать тем же итальянским музейщикам. Они уж сумеют найти ему применение.

Глядишь, когда-нибудь тот же г-н Мкртычев поедет в Милан, посетит авиационный музей «Воландия» и вдруг увидит там в качестве функционирующего экспоната этот двигатель Isotta-Fraschini Asso, доставленный из Хабаровского края. Интересно, какое чувство будет при этом первично - гордость или стыд?
Андрей Мирмович

От редакции
Из мэрии Хабаровска пришло письмо за подписью первого заммэра Сергея Чернышова, где останки пассажиров и экипажа самолета, в том числе и легендарного летчика-участника спасения челюскинцев - командира «Савоя С.55» Александра Светогорова, предлагают захоронить на Матвеевском кладбище Хабаровска за свой счет.
13754.jpg

Также пришло письмо от авиационного музея «Воландия» (Volandia) из Милана, где они пишут, что готовы выкупить части самолета «Савоя С.55», в том числе и двигатели. Об этом сообщил авиационный инженер Франко Бугада (Franco Bugada) в ответном письме.
25.11.2015

Согласен. И очень не стандартная компоновка...когда пассажиры располагались в поплавках.