ЕРОФЕЙ ПАВЛОВ ХАБАРОВ. Добытчик и прибыльщик XVII века. Н. Чулков. (1)

О завоевании Амура Русскими в XVII веке и в частности о деятельности Хабарова писано уже несколько раз, начиная с пятидесятых годов прошлаго века. Почин в этом деле положил Миллер, напечатавший в "Ежемесячных Сочинениях к пользе и увеселению служащих" 1757 г., на основании списанных для него в Сибири документов, „Историю о странах, при реке Амуре лежащих, когда оныя состояли под Российским владением". Этими же документами пользовался и Фишер в своей „Сибирской Истории". Позднейшие писатели первой половины нынешняго столетия повторяли только рассказ Миллера и Фишера. В 1840 г. в «Сыне Отечества» были напечатаны документы, касающиеся Хабарова, списанные в Якутском архиве, а затем в 40-х же годах Археографическая Коммиссия издала в IV томе „Актов Исторических" и в III томе „Дополнений к Актам Исторических" документы, списанные в прошлом веке для Миллера. (Таким образом получилась возможность пользоваться самыми документами, а не пересказом их).

Но всем писавшим о Хабарове оставались неизвестны документы Сибирскаго Приказа, хранящиеся в Московском Архиве Министерства Юстиции. Документы эти дополнят то, что уже было известно о Хабарове, но кроме того дают сведения о жизни Хабарова до похода на Амур, о судьбее его по отъезде оттуда и, что всего важнее, о последнем годе его пребывания на Амуре, о чем не сохранилось никаких других известий 2).

*

Ерофей Павлов Хабаров был родом из Сольвычегодска. В некоторых бумагах он называется Устюжанином. На родине ему не повезло: он сильно задолжал. Оставив жену и детей, Хабаров отправился в Сибирь и первоначально занялся торговлей. В 1638 г. он поселился на пустой земле при впадении р. Киренги в Лену и устроил здесь соляную варницу и мельницу. Он же первый завел в этих местах земледелие и распахал 60 десятин, обязавшись отдавать в казну десятую часть жатвы. Но Хабарову и тут не повезло: Якутский воевода П. П. Головин взял вместо десятой части пятую, „пятую лучшую десятину", как говорит Хабаров в своей челобитной, а несколько времени спустя отписал на Государя всю землю, хлеб в количестве 3000 пудов и соляную варницу, а самого Хабарова посадил в Якутске "за пристава".

Сидя в заключении, Хабаров вспомнил об оставленной им на родине семье, на которой взыскивали его долги, и написал челобитную, в которой просил, чтобы его отпустили в Сольвычегодск расплатиться с долгами и податями и освободить с правежа семью. На арендуемой им земле он обещал оставить брата своего Никифора. В Сибирском Приказе 20 июня 1645 г. разрешили отпустить Хабарова на родину, если за ним нет никакой вины и если он действительно оставит на пашне брата. Неизвестно, удалось ли Хабарову съездить в Сольвычегодск. Во всяком случае, если он и побывал там, то семьи с собой не привез: через несколько лет он просит, чтобы отпустили к нему в Сибирь жену, дочь, внучку и племянницу, живших в то время уже в Устюге3), Хабаров вскоре был выпущен из заключения, и пожалована была ему награда: за устройство пашни и соляной варницы ему велено выдать 500 рублей; денег этих он, однако, никогда не получил.

Русские проведали о р. Амуре впервыя в 1636 году. Партия казаков, посланная из Томска на р. Алдан объясачить тамошних Тунгусов, узнала от них о племенах, живших по рекам Зее и Шилкару (притоку Амура). Более подробныя сведения о Даурах получил Енисейский атаман Максим Перфильев от Витимских Тунгусов; он узнал, что в Даурской земле добывается медная, свинцовая и серебряная руда, а от Китайцев Дауры получают шелковыя ткани и разные другие товары. В 1643 г. снаряжена была экспедиция под начальством „письменнаго головы" Василия Пояркова, Ему по наказу надо было идти во владения Даурскаго князя Лавкая и отыскать там серебряную руду; но он, идя по Алдану, а затем по Зее, свернул не на право, а на лево и пошел вниз по Амуру, не попав таким образом в княжество Лавкая. В 1647 г. сделался известным более короткий путь к Амуру, именно по Олекме и Тугирю и волоком до притока Амура, Урки. Этим путем ходили из Якутска казаки, но они дошли только до Амура и вернулись назад 4).

Об этом-то пути прослышал Хабаров и решил попытать счастья в стране, о богатстве которой ходило много рассказов.

В 1649 г. в Якутском остроге произошла смена воевод. На место Василия Пушкина и Кириллы Супонева был назначен Дмитрий Андреевич Францбеков. С первой полой водой он поплыл с дьяком Осипом Степановым к месту своего новаго назначения. Еще не успел он доплыть до Якутска и вступить в должность, как в Илимском остроге к нему явился Хабаров с предложением своих услуг для покорения земель, лежащих по Амуру. Он просил разрешения вызвать охотников из промышленных и служилых людей и брал на себя снаряжение и прокормление 150 человек. Воевода согласился, и немедленно стали вызывать желающих идти с Хабаровым. Набралось однако только 70 человек.

Воевода донес в Москву, что Хабаров предпринял поход на свой счет; но в действительности много денег затратил сам Францбеков, как узнаём из доноса дьяка Петра Стеншина, служившаго с прежними воеводами, Пушкиным и Супоневым. По словам Стеншина, воевода при людях на своем дворе говорил, что "та-де Даурская служба стала ему недешево, в Ярофейкин подъем Хабарова, и что он с ним служилых и промышленных людей подымал своими деньгами, пищали им и платья покупал и запасы своими ссужал, и животы-де все он свои в том истерял; а стала-де ему та Даурская служба в 30000 рублев слишком, в том числе за одним Ярофейком Хабаровым с 7000 рублев, за Дружинкою Васильевым Поповым 600 р., а на иных по 100 и по 50 и по 40 и 30; а меньше того кому он ссуду давал, 30 р. в дачах нет». За ссуду Францбеков брал с служилых людей в свою пользу их денежное и хлебное жалованье и кроме того брал с них кабалы, по которым они обязывались уплачивать 50%. Чтобы обезпечить исправный платеж долга, Францбеков послал с отрядом своего человека, который должен был получать в счет долга добычу, приобретенную во время похода должниками воеводы. Таким образом можно вполне согласиться со словами Стеншина, что воевода предпринял поход "не для государевой службы, а для своей бездельной корысти и нажитку" 5).

Получив от воеводы наказ, Хабаров осенью 1649 года выступил из Якутскаго острога в новую Даурскую землю для привода под высокую царскую руку князя Лавкая с товарищами, для ясачнаго сбора и проведывания серебряной руды. Он отправился по Олекме и на устьях Тугиря зазимовал. 19 Января 1650 г. отряд его двинулся вверх по Тугирю, затем прошел волоком к Амуру и дошел до владений князя Лавкая; но город и улусы оказались пусты. Точно также были пусты и другие города, к которым подходил Хабаров: туземцы были уже предупреждены Русским промышленником Семеном Косым о том, что идут Русские для сбора с них ясака 6). Возле одного города к Русским подъехал Лавкай с братьями и зятем. Хабаров через толмача объявил им, что пришел в Даурию торговать, но Лавкай не поддался обману. Тогда Хабаров предложил ему платить ясак. Лавкай дал уклончивый ответ и ускакал. Не решаясь с малочисленным отрядом идти вглубь страны, Хабаров вернулся в первый из встреченных им но пути городок. Здесь он оставил свой отряд, а сам отправился назад в Якутск7).

Служилые и охочие люди, оставшиеся в Лавкаевом городке, в отсутствие Хабарова не теряли времени: они 12 раз ходили на Дауров и взяли в плен Албагу, сына Даурскаго князя Шилгинея. Шилгиней прислал за него ясаку 30 соболей с другим своим сыном. Служилые люди и его взяли в заложники, не отдав отцу Албаги, Но когда Дауры предложили Якута Бузюка, кабальнаго человека Хабарова, то пришлось отдать за него Албагу.

Отряд Хабарова оставался в Лавкаевом городке, пока не был съеден весь хлеб. Когда же запас хлеба истощился, то служилые люди послали к Хабарову с извещением о хлебной скудости и с просьбой поспешить к ним, а сами пошли искать счастья к соседнему городу Албазину и стали требовать ясака. Князь Албаза, зять Шилгинея, отказался заплатить ясак под тем предлогом, что он уже всех соболей прислал им с Шилгинеем. От пойманных "языков", от жены Шилгинея и одного улусника Русские узнали, что Дауры хотят нечаянно на них напасть и всех перебить. Не смотря на свою малочисленность (их было всего 52 человека), они решили предупредить врага и, сделав щит на колесах, подступили к городу; но так как к Даурам, уже и так более многочисленным, подоспела помощь, то они отошли прочь, потеряв убитыми 4 человека. Отступив от Албазина, Русские сделали острожек, в котором и дождались возвращения Хабарова8).

Хабаров прибыл в Якутск 26 Мая 1650 г. Он привез с собой "чертеж" Даурской земли, образцы хлеба и распросныя речи туземцев, содержавшия в себе разсказы о богатствах, получаемых из Богдойской земли (Китая), для покорения которой достаточно было, по его мнению, послать 6000 ратных людей. Хабаров говорил много о богатстве и плодородии самой Даурской земли, которая "против всей Сибири будет всем украшена и изобильна", и доказывал, какую выгоду принесет ея приобретение. Разсказы Хабарова привлекли еще охотников отправиться на Амур. Францбеков дал ему 20 человек казаков под начальством Третьяка Чечигина, 3 пушки и 2900 рублей 9).

После 8 Июля 1650 г. Хабаров выступил из Якутска с отрядом в 138 человек и пошел по берегу Лены. По дороге он грабил ясачных Вилюйских Тунгусов и Олекминских Якутов и даже Русских промышленников10). 29 Августа Хабаров оставил на Олекме Степана Полякова и Микулая Юрьева с 40 ч. и три дощаника с пушками, пищалями и порохом, а сам пошел налегке и за неделю до Покрова явился под Албазиным, где его с нетерпением ожидали наши служилые люди. Дауры, увидев многочисленный отряд Русских, разбежались, и Хабаров безпрепятственно вошел в Албазин. В погоню за бежавшими он послал Дуная Трофимова и Чечигина с 135 охочими промышленниками на стругах. Они преследовали Дауров до Атуева городка, куда приплыли ночью. Утром Дауры, увидев врагов под стенами города, зажгли его, а сами побежали. Около полудня их настигли Русские, и произошел бой, окончившийся разгромом Дауров. С отбитым скотом Трофимов и Чечигин вернулись к Хабарову. В Албазине также была найдена добыча: в юртах и в ямах на полях оказалось много хлеба в зерне, а кроме того на полях стоял еще хлеб, как сжатый, так и на корню.

Между тем Поляков и казаки, оставленные Хабаровым на Олекме, медленно подвигались на дощаниках. Они были еще в 10 днях пути от Тугиря, как начались морозы. Пришлось сделать нарты, взвалить на них всю кладь, а самим идти на лыжах. По Тугирю до волока они шли 2 недели, да столько же от Тугиря до Лавкаева городка, куда Хабаров велел им везти „казну", не зная, что оставленные им служилые люди были под Албазиным. Лавкаев городок они нашли сожженным. Не оставляя здесь поклажи, они пошли вниз по Амуру искать Хабарова и через две недели, 2 Ноября 1650 г., пришли в Албазин, где и нашли его. Хабаров немедленно принял у них "государеву казну", т. е. пушки, пищали, порох, свинец, сукна, котлы, косы, серпы. Вскоре обнаружилось, что Хабаров смотрит и на „государеву казну", и на своих товарищей по походу, как на средство для обогащения. Прежде всего он объявил, что "казна" принадлежит ему, так как он купил ее в Якутске и, хотя и не заплатил за нее наличными деньгами, но дал на себя запись, и действительно стал распоряжаться ею, как своею собственностью: продавал своим же служилым людям по дорогой цене. Так, за пищаль, 2 фунта пороха, 2 Фунта свинца и котел фунта в 4 он брал 60 рублей, а иногда и больше. Мало того; он занялся здесь винокурением и пивоварением. И вино, и пиво он продавал своим служилым людям ведрами и чарками. У кого не было денег, чтобы заплатить, с тех он брал кабалы, и вскоре весь отряд был закабален. Весь почти хлеб был таким образом превращен в вино.

Утвердившись в Албазине, Хабаров стал предпринимать походы против соседних Дауров. 24 Ноября он выступил с пушками и через несколько дней встретил конных Дауров, которые не могли противостоять пушкам и разбежались. 8 Декабря он пошел на князя Досаула. Не дойдя до его владений, Хабаров послал 60 казаков с Поляковым и Чечигиным во главе и толмача Константина Иванова против Дауров и Тунгусов, живших в пяти юртах по реке Ширилке. Инородцы эти не стали сопротивляться и обещали быть в вечном подданстве Московекаго царя, платить ему ясак и даже склонить к тому же соседних князей Васаула и Гантимура. Но когда их привели к Хабарову, то он велел мужчин утопить, а жен, детей и имущество их подуванил 11). 29 Мая 1651 г. он еще послал отряд, чтобы половить заложников. Удалось поймать 8 человек. Одних из них Хабаров отдал своим приближенным, других взял себе и заставлял их так непосильно работать, что они разбежались.

В числе заложников уже была и жена князя Шилгинея. Хабаров хотел сделать ее своей наложницей, но она воспротивилась. Раздраженный ея отказом, он велел ее удавить. В Страстной Четверг явился Шилгиней с ясаком и, остановившись недалеко от города, просил разрешить ему свидание с женой. Прождав с утра до полудня, он не заплатил ясака и ушел прочь.

Хабаров вызывал желающих поселиться у реки Урки заниматься хлебопашеством и собирать ясак с князя Гантимура. Но охотников заняться мирным промыслом не нашлось, и Хабаров послал туда своих четверых кабальных людей.

25 Марта 1651 г. Хабаров послал в Якутск Чечигина, Дружину Попова и племянника своего Артемия Филипова Петриловскаго с собранным ясаком и с отпиской, на имя государя, в которой давал отчет в своих действиях (не всегда, впрочем, сходно с истиной) и сообщал, что князья Лавкай, Шилгиней и Албаза обещали быть под государевой высокой рукой в вечном холопстве. Относительно хлебопашества он извещал, что устроил у волока острожек и посадил "на своих проторех и своими подъемы" 20 человек для пашни, да 30 человекъ для службы, для привода под царскую высокую руку князя Гантимура и для ясачнаго сбора. В отписке своей Хабаров кроме того предлагал прислать на Амур ссыльных или иных каких либо людей для пашеннаго поселения, потому что "на Амуре реке пашенных угожих мест и сенных покосов и рыбных ловель и всяких угодий гораздо много". Хлеба же здесь так много, что Хабарову с товарищами хватит его на пять лет. „А будет тебе, Государю", прибавляет Хабаров, "в произвол тою новою Даурскою землею и теми царями Шамшаканом и Алакаба-Тураканомъ 12) и серебряною горою обовладеть и послать в ту Даурскую больших ратных людей, и тем, Государь, ратным людям из Якутскаго острога только надобно хлебных запасов до волоку на человека по 7 пудов, и за волоком-де, Государь, на великой реке Амуре можно хлеба взять у Даурских людей и хотя на 20000 человек" 13). Служилые люди просили Хабарова, чтобы он прочел им свою отписку, но он отказался.

Послав отписку, Хабаров велел всему войску делать дощаники и струги и ковать якори для дальнейшаго плавания по Амуру. Когда суда были сделаны, Хабаров со своим отрядом покинул Абазин и поплыл вниз по Амуру (в Мае или Июне 1651 г.). Первый городок, встреченный им по пути, был Гойгударов. Гойгудар отказался сдаться добровольно и был взят силой, при чем было ранено около тридцати человек Русских. Следующей город был Банбулаев, который Хабаров нашел пустым. На полях кругом города еще стоял несжатый хлеб 14). Хабаров решил здесь пожить, но предварительно "жеребей метал, и Господь Бог по жеребью изволил жить тут". Желающим воспользоваться хлебом, Хабаров стал продавать косы и серпы, косу за 2 рубля, серп за 1 р. Через три недели, 20 Августа, поплыли дальше и через три дня достигли Толгина города. Здесь взяты были в плен 45 человек, в том числе 8 князей. Князья присягнули на верность царю и дали ясаку два сорока соболей, при чем извинялись, что не могут теперь дать больше, потому что заплатили ясак Богдойскому царю, но обещали осенью дать большой ясак. Хабаров решил пожить и в Толгином городе. Город этот был окружен двумя стенами из цельных бревен, между стенами был насыпан хрящ. Вокруг города были вырыты три рва в 3 сажени глубины и 4 ширины. Хабаров построил еще четыре башни для пушек и устроил чеснок 15). Внутри города был построен аманатский двор, окруженный тыном. Город был разделен на участки, которые по жребию были распределены между служилыми людьми для постройки изб.

С аманатами Хабаров продолжал обращаться по прежнему: почти всех он засек кнутом, в том числе и Толгу 16).

Недолго пожил Хабаров и в Толгином городе. 5 Сентября 1651 г. он велел перенести на суда пушки и хлебные запасы. Напрасно просили его служилые люди пожить еще здесь; он им отвечал: „мне-де долги свои где взять, а вам-де, тут живучи, чем долги платить? Войско, „заплакав", исполнило волю своего предводителя.

Толгиным княжеством кончалась Даурская земля, за ним начиналась земля Дюгеров и Ачанов или Натков. Приплыв к Ачанскому улусу, Хабаров здесь зазимовал. Вскоре был захвачен в аманаты сын князя Жакшура, давшаго под сына два сорока соболей. С Сентября по Февраль туземцы больше не появлялись с ясаком. Поэтому Дунай Трофимов и Степан Поляков с 95 служилыми людьми были посланы в глубь страны, разгромили Кечигин улус и поймали семь человек, в том числе троих братьев князя. Кечига дал под своих братьев пять сороков соболей. И с этими аманатами Хабаров поступил, как с прежними: сына Жакшура и Кечигиных братьев повесил, остальных "порубил".

В Ачанском улусе Хабарову пришлось выдержать две осады. 2 Октября 1651 г. подступили Дюгеры, но были отбиты с большим уроном, Русских же было ранено только человек десять. Второй враг был опаснее, но и его одолели. 24 Марта 1652 г., на утренней заре, окружили улус 1500 Богдойцев (Манджуры), но отступили без успеха и с большим уроном. Русских же было ранено около 80, в том числе и сам Хабаров, убито 9. Захвачены были 2 пушки и 18 пищалей.

В Апреле 1652 г. Хабаров из Ачанска поплыл назад в Даурию, опасаясь новаго нападения Манджуров. ..."

(продолжение следует)

Tags:
Вырос, судя по датам, Ерофей во времена Смуты. Раз в сороковые у него была внучка, значит, когда литовцы разоряли Сольвычегодск, он был в сознательном возрасте.
Дальше Ерофей жил в период бурного московского законотворчества и дикого самодурства на местах. Причём, на его малой Родине всё ещё усложнялось недавним царским запретом ходить в Сибирь морем, - в том числе поморам, - что должно было рушить сложившиеся за века экономические отношения и вести край к нищете.
Семья в заложниках. Правёж - это били регулярно розгами или кнутом, пока не заплатят долги.

Как итог - экспорт Смуты, озлобления и насилия на Дальний Восток. (((


Время было такое... Якуты по сей день вспоминают Стадухина.
И от улицы Стадухина их просто корёжит...всё норовят переименовать...:)
Так что, Хабаров не сильно выделялся на фоне остальных.
Я много размышлял на эту тему. Думаю, другие по складу характера не отхватили бы для России шестую часть глобуса...

Edited at 2018-02-23 10:33 am (UTC)
Так ничего Хабаров и не отхватил.
Пепелища по Амуру и озлобленность местного населения получил. И за это пришлось потом другим расплачиваться, тому же Бейтону с казаками в Албазинском остроге.

Про "склад характера" это про тех, когда "всё у нас по началу с местными было", но в итоге - созидание.