По факту гибели самолета «Савоя» восемьдесят лет назад, требуют возбудить уголовное дело

«Есть предположение, что трупы пролежали все 80 лет и их обирали, грабили, - говорит командир «АвиаПоиска» Ярослав Ливанский. - В акте о проведении поисковых работ мы так и записали: «личных вещей при пассажирах нет, место катастрофы разграблено мародерами»

Дубликат знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ (XV)» А.П. Светогорова, которым его наградили в 1934-м году за спасение челюскинцев.
11919.jpg

"...Сегодня в Хабаровск вернулась поисковая экспедиция, которая побывала на месте катастрофы пассажирского гидросамолета (катамаран) «Савоя С.55», в 60 км от п. Лазарев Николаевского района Хабаровского края. За прошедшие 80 лет - это восьмой по счету поход на Чертову гору, где до сих пор и лежит остов самолета, а также незахороненные останки пассажиров и экипажа.

26 июня 1935 года самолет с бортовым номером «СССР Л-840» по маршруту Александровск-Сахалинский - Хабаровск пропал в тумане. Через три месяца его найдут охотники. Бюро Далькрайкома ВКП(б) снарядит экспедицию, она и установит точное место катастрофы и причину (вылет в нелетную погоду, столкновение с возвышенностью; по современным данным высота Чертовой сопки - 371 м над уровнем моря).

Все 9 человек пассажиров, в том числе и ребенок, а также 3 членов экипажа (командир воздушного судна, опытный летчик-ас, участник спасания челюскинцев в 1934-м Александр Светогоров) - получается 12 человек - погибли. По странному стечению обстоятельств, никто из них не будет предан земле.

В новый поход, с 25 августа по 1 сентября с.г., пошли профессионалы - участники Приморской региональной молодежной общественной организации «Поисковое объединение «АвиаПоиск», которые входят в Общероссийское поисковое движение России. Они имеют сертификацию на подобную работу и специально прибыли из Владивостока для исследования места аварии. За ограниченное время им удалось найти останки троих человек - предположительно пассажиров.
Как пояснил командир «АвиаПоиска», депутат думы Владивостока Ярослав Ливанский, скелетированные останки они нашли в одной из фрагментарных лодок гидросамолета, которые были с пристяжными ремнями. Это говорит о том, что все восемьдесят лет они пролежали без всякого внимания.

Участники Приморской региональной молодежной общественной организации «Поисковое объединение «АвиаПоиск»: командир Ярослав Ливанский (в центре) и Александр Панасенко (справа). Слева - председатель общественного Совета по сохранению исторического наследия Тихоокеанских рубежей российского Дальнего Востока Геннадий Басюк.
13488.jpg

- Есть предположение, что трупы пролежали все 80 лет и их обирали, грабили, - говорит Ярослав Ливанский. - В акте о проведении поисковых работ мы так и записали: «личных вещей при пассажирах нет, место катастрофы разграблено мародерами».

По его словам, поиски осложняет то, что вокруг самолета отвалы грунта - кто-то что-то искал, и они теперь препятствуют поисковой работе, грунт перемешан, целостность картины нарушена.

Член поискового отряда «АвиаПоиск» Александр Панасенко говорит, что площадь разброса самолета более 900 кв.м.

- Нами принято решение захоронение останков проводить в следующем году, когда место падения будет полностью отработано - исследовано, когда будут изучены останки всех пассажиров и экипажа, - сказал Ярослав Ливанский.

Найденные фрагменты самолета «Савоя С.55» (лампочка рабочая - горит) и фрагменты вещей (1. японская пудреница, 2. гребень-расческа, 3. половинка от очков, 4. погоны, 5. коробка из под табака, 6. ремень безопасности, 7. ручка от сумки) на месте аварии.
13489.jpg

Все 118 костных фрагментов останков, собранные на месте катастрофы, сданы 31 августа с.г. по акту в пункт полиции №1 п. Лазарев Николаевского района Хабаровского края. Ранее, в 2006 году, предыдущая экспедиция на Чертову гору из местных жителей, сюда же, в опорный пункт, принесла 30-40 фрагментов останков (полный мешок), которые спустя несколько лет были захоронены на краю кладбища в п. Лазарев под безымянным столбом.

Как заявил председатель общественного Совета по сохранению исторического наследия Тихоокеанских рубежей российского Дальнего Востока Геннадий Басюк, он подготовил заявление в Дальневосточное следственное управление на транспорте СКР, с просьбой провести процессуальную проверку по факту авиакатастрофы и возбудить уголовное дело. Уже в рамках дела провести генетическую экспертизу на ДНК и определить принадлежность найденных останков. Сейчас активно ведутся поиски родственников пассажиров и экипажа.

Константин Пронякин

Между тем
«Основной и главной причиной гибели самолета является вылет в нелетную погоду» (цитата по материалам обследования Дальневосточного территориального управления Гражданвоздухофлота, в чьем ведомстве и была «Савоя С.55», протокол №121 заседания бюро Далькрайкома ВКП(б) от 31.08.1935 г., гл. VIII Катастрофа Светогорова, хранится в Государственном архиве Хабаровского края - ГАХК, фонд П-2, опись 1, дело №677, листы 11-36, переведен уже даже в электронный вид).
Также там написано, что в дни перед катастрофой, командир самолета Светогоров был явно перегружен, сделал несколько рейсов туда и обратно по маршруту «Хабаровск - Александровск-Сахалинский» (тогда это была столица половины нашего Сахалина, а вторая часть была занята японцами), причем полетное время в пути, в одну сторону, занимало 5 ч. 20 минут. И 26 июня 1935 года, в непогоду, с Сахалина Светогоров был вызван «диспетчерской телеграммой о возвращении в Хабаровск» диспетчером Бураго.
Комиссия Гражданвоздухофлота вместе с особым отделом (контрразведка) ОКДВА и УГБ УНКВД по ДВК так и не установили, зачем и почему этот Бураго отправил такую срочную телеграмму о вызове. Она и оказалось роковой.
Кстати, по свидетельству командира 13-го гидроотряда дальневосточного управления Гражданвоздухофлота, полярного летчика, впоследствии генерал-майора авиации и Героя Советского Союза Ильи Мазурука, никаких метеосводок в 30-е годы летчикам не давали, по линии Александровск-Сахалинский - Хабаровск не было даже управления воздушным движением (УВД).
Вот его слова: «Звоню по телефону в Александровск, на Сахалине. Там будка, масловодогрейка - весь аэропорт. Сторож подходит. «Ну, дед, как погода у тебя?» - спрашиваю. «Это ты, Илья?» «Я, - говорю. - Лететь к тебе можно?» «Сейчас погляжу», - и уходит. А потом слышу: «Неважная погода. Три столба видать только». «Вот как пятый увидишь, звони», - кричу ему. Трудно, конечно, представить теперь, как мы по телеграфным столбам видимость определяли...»

Кстати
Летчика Александра Павловича Светогорова (1902-1935) журналисты ошибочно с 70-х годов прошлого века стали именовать по фамилии через букву «я» - Святогоров, спутав с почти полным теской - советским разведчиком - Александром Пантелеймоновичем Святогоровым (1913-2008).

И даже в справочнике о награждении за челюскинскую спасательную экспедицию знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ (XV)» - Светогорову дали уже не только фамилию через «я», но и отчество Пантелеймонович. Из 17 оперативных псевдонимов Святогорова - рассекречен только один - майор Зорич, но точно известно, что он не был летчиком Светогоровым. По словам родственников пилота, все они были и до сих пор есть Светогоровы.

01.09.2015