«Савойя-55» открыл еще не все свои тайны...

В начале июля в Николаевском районе, почти в ста километрах от поселка Лазарев, лесники нашли обломки самолета, потерпевшего крушение, как предполагалось, в 30-х годах прошлого века.
Наша редакция провела расследование, о его результатах мы рассказывали в нескольких публикациях в прошлом месяце. У нас почти не осталось сомнений, что фрагменты летательного аппарата принадлежат гидросамолету «Савойя-55», который в 1935 году под управлением пилота Александра Святогорова выполнял пассажирский рейс из Александровска-Сахалинского в Хабаровск, но по дороге пропал без вести. На борту самолета было восемь пассажиров и три члена экипажа. На месте же авиакатастрофы нашли человеческие останки - фрагменты черепа и костей.
Напомним, после того, как лесорубы обнаружили на вершине сопки близ реки Тыми обломки самолета, на место выехала экспедиция в составе главы администрации поселка Лазарев Владимира Сергеева, начальника территориального пункта милиции Тимура Василькова и нескольких милиционеров. Добирались туда вначале по лесовозной дороге - 90 километров, остальные 3 километра - пешком по тайге. Кроме обломков самолета, хорошо сохранившегося двигателя итальянского производства, нескольких монет 1929 и 1932 года, удостоверения сотрудника ОГПУ, фрагментов летной формы и человеческих останков больше найти ничего не удалось.

Как сообщил тогда редакции глава Николаевского района Валерий Долматов, все находки планировалось отдать на экспертизу. Части самолета было решено не трогать до прибытия авиационных специалистов, способных по их расположению точно сказать, каким курсом направлялся летательный аппарат и по какой причине произошла катастрофа. Это займет не один день, а поскольку снаряжения потребуется много, решили, что добираться экспедиция до места будет вертолетом. Вот только он в районе всего один и летом каждый день дежурит на случай ЧП. Поэтому приезд авиационных специалистов пока откладывается. С экспертизой вообще все не так просто - стоит она нынче очень недешево. Лишних денег, как вы понимаете, в бюджете районной, тем более поселковой администрациях нет. Поэтому когда человеческие останки поступят на исследование в лабораторию, тоже пока сказать трудно.
Но вторая в этом году экспедиция на место катастрофы все же состоялась. Организовали ее наши коллеги - журналисты Первого канала телевидения. В ее состав входил и старший научный сотрудник отдела современной истории Хабаровского краевого исторического музея Алексей Шестаков. Вот что он рассказал нашей редакции.
- Прежде чем отправиться в район падения самолета, я постарался найти о «Савойе-55» как можно больше сведений. Чтобы знать его характерные признаки и иметь возможность опознать по обломкам. Узнал в Интернете, что, оказывается, в российских музеях авиации не сохранилось ни одного такого самолета. Правда, есть точные описания, из которых я выяснил, что он имел две гондолы, которые были деревянными и обшиты специальным непромокаемым материалом снаружи. На них он садился на воду, внутри них были места для пассажиров. Верхняя часть самолета была покрыта перкалью и тоже изготавливалась из дерева. Иллюминаторы делались из прозрачной пластмассы. Ближе к носу летательного аппарата имелось обозначение «SS-55». И первое, что мы нашли среди обломков, был обрывок обшивки именно с этой надписью.
Добраться до места падения самолета на этот раз оказалось немного проще. За месяц лесозаготовители успели проложить еще два километра дороги в глубь тайги, и она буквально уперлась в подножье сопки, на склонах которой разбросаны фрагменты летательного аппарата. Членам экспедиции оставалось пройти пешком всего километр, зато почти по отвесному склону.
Алексей Шестаков утверждает, что даже дилетанту понятно, из-за чего произошла катастрофа. Даже в солнечные дни в тех местах стоит сильный туман, можно себе представить, какой стеной он закрывал вершину сопки 26 июля 1935 года, в пасмурную, штормовую погоду. Самолет врезался в крупное дерево у самой вершины. Похоже, он вплотную подлетел к сопке, и только тогда пилот разглядел, что впереди преграда. Попытался круто набрать высоту, но было уже поздно, не вытянул.
Основной удар пришелся на пилотскую кабину, после чего две гондолы разлетелись в разные стороны метров на десять друг от друга. Сам самолет упал на землю, перевернулся. По предположениям, скорость самолета «С-55» составляла 200 км в час. Если даже перед падением пилот успел ее снизить, вряд ли она была меньше 100 километров. Трудно предположить, чтобы от удара на такой скорости кто-то из находящихся на борту людей остался в живых.
По словам Шестакова, сам самолет разорвало на части, и только двигатель выглядит как новый, даже кое-где сохранилась заводская смазка. Кстати, нашлась часть рации с надписями на русском языке. Видимо, ими укомплектовывали итальянские самолеты уже в России.
Гондолы от удара сильно повреждены, но так как снаружи они были обработаны водонепроницаемым составом и обшиты специальным материалом, их части до наших дней все же неплохо сохранились. Возле них-то члены второй экспедиции и нашли еще один, предположительно детский череп.
Под слоем дерна обнаружили фрагмент еще одного черепа и кости. Судя по количеству останков, принадлежать они могут, как минимум, пяти погибшим.
- Судя по тому, в какой глуши произошла катастрофа, даже если кто-то в ней выжил, вряд ли смог бы добраться до населенного пункта - слишком далеко.
Среди новых находок - часть дамской сумочки, ручка от чемодана, флакон, возможно, из-под духов, разная обувь, обрывки одежды, монеты, ножницы.
Но самое главное - нашелся бортовой компас. По словам Алексея Вячеславовича, те показатели, которые на нем сохранились, говорят о том, что самолет летел совсем не тем путем, на котором его потом искали. Возможно, он заблудился в тумане и сбился с маршрута.
И еще одна интересная находка - серебряные часы, произведенные в Швейцарии в городе Невшатель. На корпусе есть гравировка «В.А.». Как утверждает Шестаков, такой хронометр в 30-х годах мог позволить себе далеко не каждый. В принципе, на борту летели, наверняка, именно такие пассажиры - руководители первой на Сахалине МТС.
Стрелки остановились на 12 часах. Судя по всему, именно в это время и произошла трагедия. В 1935 году «Тихоокеанская звезда» писала о том, что «Савойя» вылетала из Александровска в 10 часов 45 минут. Через час и десять минут в последний раз пилот Святогоров связался с землей и попросил у метеорологов Нижней Тамбовки сводку погоды, сообщив, что не знает, где находится, и просил следить за ним с земли. После этого на связь больше не выходил, видимо, через 10-15 минут после сеанса радиосвязи произошла катастрофа.
Алексей Вячеславович планирует отреставрировать найденные часы, которые потом будут украшать специальный стенд в музее, рассказывающий о той давней трагедии. Кроме этого, он хочет связаться с музеем гражданской авиации, который, возможно, заинтересуют обломки самолета, из которых можно воссоздать полностью уникальный летательный аппарат.
Напомним, что экспедиция, в которой принимал участие Шестаков, была фактически не вторая, а третья. По некоторым данным, до места катастрофы добрались авиаторы и представители правоохранительных органов еще в 1971 году. Отчета о ней обнаружить пока, правда, не удалось, участники ее молчат. А тридцать пять лет назад было больше возможностей установить истину. Именно после этой экспедиции появилась версия, что останки тел были вывезены и где-то захоронены. Но последние находки, как оказалось, этого не подтверждают.
Неужели в наши дни не удастся поставить окончательную точку в истории с исчезновением пассажирского гидросамолета летчика Александра Святогорова?

Оксана Омельчук.
«Тихоокеанская звезда», 18 августа 2006 г.