Отписка нерчинского воеводы И.Е.Власова полномочному послу Ф.А.Головину...

1688 г. не ранее июня 301. — Отписка нерчинского воеводы И.Е.Власова полномочному послу Ф.А.Головину о невозможности даурским служилым людям из-за дальности расстояния принять участие в походе против табунгутских улусов и об отправке из Теленбинска в Нерчинск пленного братского шуленги Модуя.

/л. 44/ Господину Федору Алексеевичю Иван Власов челом бьет.
В нынешнем во 196 году апреля в 21 день писал ты, господине, ко мне в Нерчинск, а в отписке твоей написано. — Декабря де с 7-го числа мугальского[163] Очюрой-хана люди, тайши и зайсаны и все мугальские владельцы, собрався со всеми своими людьми, приходили де великих государей под остроги под Селенгинской и Удинской и под заимки войною, хотя де брацких людей возвратить себе под владенье. И с теми де мугальскими людьми под Удинским и Селенгинским и под Ильинскою заимкою с служилыми людьми бои были. И милостию де божию и великих государей счастием тех мугальских людей побили. И те де мугальские люди пошли в свои край. И чтоб собрать в Нерчинску и в Теленбинску служилых людей, также и иноземцов, и послать на мугальские табунуцкие улусы в поход с начальным человеком, с кем пригоже, майя з 9-го числа, и чтоб нат теми мугальскими людьми чинить промысел2.
И майя ж в 20 день били челом великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю и великой государыне, благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, а в Нерчинску мне, господине, подали заручную челобитную даурских острогов3 дети боярские Никифор Сенотрусов, Игнатий Милованов, неверстаные дети ж боярские Ларион да Михайло Сенотрусовы, и десятники конных, и пятидесятники и десятники пеших казаков, и рядовые казаки Филька Свешников, Якушка Телицын, Васька Милованов с товарыщи, а в челобитной их написано. — В нынешнем де во 196 году по указу великих государей велено им итти из Даур на их великих государей службу на табунутцких мугальских людей, которые приходили под селенгин/л 45/ские остроги, . А с теми де табунутцкими людьми приходили мугальского ж Далай-контайши люди и иных разных мугальских тайш, которые кочюют близ нерчинских острогов. И им де, даурским всяких чинов служилым людям, на службу великих государей на табунутцких людей за дальным разстоянием из нерчинских острогов итьти невмочь для того: в прошлом де во 195 и в нынешнем во 196 годех мугальские де люди, которые кочюют близ нерчинских острогов, у них, служилых людей, многие де конные табуны отогнали, а которые достальные лошаденка от отгонов остались, и те де от разных служеб и посылок у них испристали. А в прошлом де во 190 году посыланы де они были на службы великих государей на табунутцких мугальских людей за отгонными ясашного збору лошадьми и за казачьими конскими табунами. И на той де великих государей службе будучи, оне, служилые люди, о дву конь. И те де лошади у них все испристали и пометали на степях, и до Нерчинска де шли пеши многое время, и, дорогою де идучи, оголодали и до нерчинских острогов дошли чють живы. И ныне де им на службу великих государей на табунуцких мугальских людей за дальним путем итти невмочь. И чтоб великие государи и великая государыня царевна пожаловали их, велели им быть на своей великих государей службе в Мугальской земле и итти на мугальских тайш людей, которые приходили под селенгинские остроги, а у них де, служилых людей, конные табуны и рогатой скот оне отгоняют непрестанно. А те де мугальские люди кочуют близ нерчинских острогов. И чтоб де им, служилым людем, от такой дальней /л. 46/ службы разореным не быть и великих государей службы впредь не отбыть.

Да в нынешнем же, господине, во 196 году мугальские взятые языки в роспросех передо мною сказали. — В прошлом де во 195 году весною присылан был ис Китай к мугальским ко всем тайшам китайской дьяк, имя де [164] ему Карай-жергучей, для совету, чтоб итти войною под нерчинские и под селенгинские остроги. И мугальские де тайши в том китайского царя послушны учинились, и по ево де Карай-жаргучаеву наряду под Селенгинск Далай-контайши люди были посыланы, а под нерчинские остроги отряжены де мугальские ж тайши Ахай Дайчин да Тархан-контаджи со многими людьми. А с ними де будут и китайские люди с пушками. А Далай де контайши крайние ево люди стоят близ озера Тарей, а до того де озера от Нерчинску 5 дней езду.
И по указу великих государей и по твоей, господине, отписке посылал я из Нерчинска сына боярского Игнатья Михайлова сына Милованова с служилыми всяких чинов и с ясашными иноземцы с охочими людьми, а велел ему, Игнатью, до озера Тарей ехать наспех с великим опасением и осторожностью. И приехав к вышепомянутому озеру, смотреть ис прикрытых мест, где стоят кочевьем мугальские люди, и осмотря, прося у всемогущего бога помощи, взять в языки мугальских людей человек 5 или 6 ведущих людей для всяких подлинных ведомостей, и взяв языков, ехать в Нерчинск.
/л. 47/. А я для отпуску, господине, соболиные казны поехал из Нерчинска в Теленбинск июня в 14 день, а Нерчинской острог и великих государей ви[н]ную казну, и аманатов, и служилых людей до своего в Нерчинск приезду велел ведать даурскому сыну боярскому Никифору Парфентьеву сыну Сенотрусову.
Да июня ж в 29 день писал ко мне в Теленбинск из Нерчинска Никифор, а в отписке ево написано. — Июня де в 20 день даурской сын боярской Игнатей Милованов с служилыми всяких чинов охочими людьми и с я[са]чными иноземцы в Нерчинск пришел в целости без всякие утраты и привезли де с собою взята на бою прежняго изменника брацкого роду шуленгу Модуя.
И того шуленгу прислал он, Никифор, ко мне /л. 48/ в Теленбинск с служилыми людьми с Максимком Кулгавиным с товарыщи, а в роспросе передо мною он, Модуйко, сказал4. — Кочевал де он, Модуйко, с улусными своими людьми от Нерчинска 3 дни езду на речке Аге, а улусных де людей под ним было человек с сорок. И ясаку де с улусу своего он, Модуйко, платил мугальскому Далай-контайше. И пришед де нерчинские служилые люди ево, Модуйка, из-за бою взяли, а улусных де людей ево побили, а достальные де улусные ево люди ушли в дальние места. А слышел де он, Модуйко, Далай-контайши от улусных людей.– В прошлом де во 195 году присылан де был ис Китай Карай-жаргучей, а для чего был присылан, того де он не слыхал. А китайских де людей приходу мугальские тайши Тархан-контайджи и Ахай Дайчин к себе ожидают вскоре, потому выступили китайские люди ис Китай в апреле месяце в первых числех и будут де под нерчинские остроги в нынешнем во 196 году безотложно. А у роспросу толмачил теленбинской толмач Максим Ларионов. И того взятого языка послал я к тебе, господине, с нерчинскими ж служилыми людьми с Максимком Кулгавиным с товарыщи. А не пытан он, Модуйко, передо мною в Теленбинску для того, чтоб мочно ево дорогою весть до тебя, господине.

РГАДА, ф. Нерчинском приказная изба, оп. 1, д. № 44, лл. 44-48. Отпуск.

Примечания:

1 Датируется на основании расспросных речей братского шуленги Модуя (см.: РГАДА, ф. Нерчинская приказная изба, д. № 46, л. 67).
2 После победы над монголами Ф.А.Головин намечал 9 мая 1688 г. начать контрнаступление против табунгутских тайджи и других враждебных улусов, но по каким-то причинам оно не состоялось. Возможно, из-за походов Галдана Бошокту-хана в Монголию.
3 В середине XVII в. название Даурия распространялось на всю территорию Забайкалья и Приамурья. Судя по содержанию отписки, Нерчинские остроги одновременно называются и даурскими.
4 Расспросные речи захваченного шуленги Модуя в Теленбинской съезжей избе 30 июня 1688 г. находятся в РГАДА (ф. Нерчинская приказная изба, д. № 46, л. 67).

Воспроизводится по:
РУССКО-МОНГОЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ 1685-1691.СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ. Составитель Г.И. СЛЕСАРЧУК. Ответственный редактор Н.Ф.ДЕМИДОВА. ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ФИРМА «ВОСТОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА» РАН, Москва 2000г.

Tags: