Донесение Ф.П. Врангеля в Главное правление РАК об успешном плавании А.К. Этолина в Стахин...

Донесение Ф.П. Врангеля в Главное правление РАК об успешном плавании А.К. Этолина в Стахин, открытии им нового пути в Ново-Архангельск, основании редута, первой зимовке там судна, торговле с туземцами, конкуренции в Стахине американцев и Компании Гудзонова залива и др.

28 апреля 1834 г.

Получением порядочнаго запаса товаров чрез купли у г-на Френча на фрахтованном судне «Корнервон» и на военном транспорте «Америка» осенью 1832 года был я приведен в состояние приступить к прямым сношениям с колошами соседних проливов, послать судно к их собственным жилищам и помышлять о заведении оседлости на выгодных для торговли пунктах.

В поздней осени и зимою плавание в проливах слишком неблагонадежно бывает, а потому, обождав весны 1833 года, вскоре по возвращении помощника главнаго правителя капитан-лейтенанта Этолина из Калифорнии, поручил сему офицеру приготовить бригг «Чичагов» для плавания по проливам, вооружить его на военную ногу, принять товаров, обойти все главныя места проливов наших владений, ознакомиться с местностями, с жителями и с родом торговли с ними и обо всех сих предметах доставить мне надлежащия сведения.

Бриг «Чичагов» отправился из Ново-Архангельской гавани апреля 3-го и возвратился новым, доселе неиспытанным путем чрез Погибший и Ольгинский проливы 26 мая обратно. Капитан-лейтенент Этолин исполнил возложенное на него поручение со свойственною ему предусмотрительностью и искуством, положил первое основание настоящему обладанию нами торговлею в проливах, находившеюся доселе, так сказать, на откупу у граждан Соединенных Штатов и Гудзонской компании. Представленныя им донесения о действиях его я в оригинале при сем препровождаю, равно и путевыя его записки.

По причине войны жителей Стахина с ситхинскими и чилкатскими кухантанами было нелегко войти в доверие нам с первыми, но промышленность в Стахине речных бобров казалась довольно важною, чтобы постараться нам поближе познакомиться с жителями сего места, в чем г-н Этолин успел и даже уверился в готовности их допустить нас поселиться у них. Узнав, что и английская Гудзонская компания намерена по приглашению стахинцев у них поселиться (по конвенции англичане имеют право в 30 италиянских милях от моря на реке Стахине основать селение и свободно плавать по реке), решился я не медлить и распорядился об отправке бригга «Чичагова» под командою лейтенанта Зарембо, тотчас по возвращении из экспедиции для поисков островов, в Стахин с тем, чтобы бригг сей остался там зимовать и с согласия туземцев приступлено бы было к постройке редута.

Вследствие сего распоряжения отправился лейтенант Зарембо из Ново-Архангельска августа 28-го и возвратился благополучно марта 8-го, открыв прямое сообщение в зунд Принца Фридриха из Стахина, посредством коего и Ольгинскаго пролива разстояние от Стахина до Ново-Архангельска сократилось до того, что бригг «Чичагов» совершил обратное плавание со стоянками и обожданием течений и ветров в 7 дней. Г-н Зарембо вполне оправдал сделанное мною ему доверие, утвердил дружественныя сношения наши с стахинцами, положил основание редуту, производил расторжки и привез слишком 1 000 шкур речных бобров и выдр, окроме других мехов. Выписку из его донесения я при сем прилагаю и прошу Главное правление за сей первый удачный опыт: прозимовать с судном в чуждом месте и за усердие, оказанное г-ном Зарембо в сем деле, вознаградить его прощением части долга, на нем числящегося, по собственному усмотрению Главнаго правления.

Недоконченное строение сдано тоенам в Стахине и для удостоверения в их дружеском к нам расположении прибыли сюда на «Чичагове» к нам в гости один из тоенов и сын другаго, старшаго тоена. Сии почетные гости приняты мною как можно лучше и будут обращены восвояси на бригге «Чичагове», который под командою лейтенанта Зарембо предполагаю отправить в проливы и в Стахин с гарнизоном для редута в мае месяце с тем, чтобы кончить строение, производить расторжки и обождать смены себе чрез ныне строющуюся шкуну «Чилкат», которую под командою прапорщика Кузнецова намерен послать для расторжек в Чилкат и потом в Стахин, где на первой случай для большей безопасности новаго редута она должна будет перезимовать и весною будущаго года вывести сюды промысла. При сем препровождаю и карты, сочиненныя г-дами Этолиным и Зарембо.

Отдав Главному правлению вкратце отчет о сделанных и предполагаемых распоряжениях по предмету торговли с колошами в проливах, считаю нелишним сказать несколько слов о самой торговле сей.

Приученные торговцами Соединенных Штатов колоши в проливах не отдают пушной промысел по тем ценам, которые платим им в Ситхе и которыя кажутся нам чрез меру высоки; они требуют и того еще более и с великим трудом могли склонить их сделать уступку такую, что платежем нашими товарами обходится нам речной бобр большой величины в 15 рублей, средний – в 10 рублей, малой в 7, выдра от 18 рублей до 15, разумея в сложности при покупках вместе с сими звериными шкурами и других, например, россомах и черных медведей, и полагая россомаху от 5 до 4, а медвежину от 18 до 10 рублей, ибо речные бобры отдельно обходятся нам дороже, а прочий пушной промысел дешевле означенных цен, которыя установлены таксою для ситхинской торговли, как Главному правлению известно. Таковыя высокия цены становятся нам менее тягостны тем только, что с разрешения Главнаго правления платим колошам частью и ромом, ибо на ром накладывается здесь до 180% на покупную цену, так что, платя за речнаго бобра большой величины 4/8 ведра или по счетам 20 рублей, в самом деле обходится оный нам около 7 рублей.

При всем том первыя две попытки наши торговаться в проливах оказались менее выгодными, нежели расторжки в Ситхе, оттого, что посылка судов и особенно прозимовка одного из них сопряжены с издержками, кои на первой случай, конечно, неизбежны, однако ж со временем, утвердив оседлость в проливах, расходы сии сами собою уничтожаться. Торговцы Соединенных Штатов последней зимы не посещали проливов и единственной нашей соперницей в сей торговле осталась Гудзонская компания. К нашему счастью она в Наазе имела ныне недостаток в товарах, но сей недостаток будет без сомнения скоро устранен сделанными ею заказами, как слышно, на Сандвичевых островах, куда губернатор Колумбии отправился для закупки товаров. Начав теперь торговлю в проливах, состязательную с Гудзонскою компаниею, нам должно непременно ее некоторое время выдержать, чтобы не повредить успешному начатию, и потому Главное правление поступит согласно с выгодами Компании, если оно снабдит колонии товарами на колошенскую руку, прибавя к прежним моим требованиям для колоний именно на предмет торговли в проливах тысяч на 40 рублей (по колонияльным ценам) полосатых или пестрых одеял, полотен, тиков, ситцов, выбоек, охотничьих легких ружей, чугунных котлов, горнастаев (коих мною чрез Охотскую контору ныне требуется тысячи две) и разнаго платья с толкучаго рынка. Теперь всего более озабочивает меня Гудзонская компания, которой по конвенции предоставлено свободное плавание по рекам, впадающим в море в наших владениях, ибо окрестности сих-то рек, а не приморский рубеж, доставляют нам речной промысел (речных бобров), а потому я прошу в случае каких-либо новых конвенций (срок прежних кончился) ходатайствовать о том, чтобы по крайней мере свободное плавание по рекам было б ограничено условием, что, ежели англичане, следуя изнутри их владений по течениям рек вниз к морю, то тогда свободное плавание им не возбранять, а с устья вверх по рекам воспретить. Конечно, лучше всего вовсе не допустить сего плавания, что, однако ж, я думаю сделать будет нельзя. Впрочем, обстоятельство сие будет зависеть от дипломатических переговоров, чуждых мне. Я же, со своей стороны, до получения предписаний буду силою удерживать англичан, если б они вздумали плыть вверх по реке Стахин.

Для лучшаго усмотрения подробностей расторжек наших с колошами прилагаю здесь выписки о торговле на «Чичагове» в 1833 и 34 годах и о последнем годовом вымене у колош в Ситхе .

Tags: