Отписка царю нерчинскаго воеводы Федора Воейкова, о строении острога на реке Селенбе...

1682 г. после 17 июля.* — Отписка царю нерчинскаго воеводы Федора Воейкова, о строении острога на реке Селенбе и о положении острогов в других местах; о сборе ясачной и десятинной соболиной казны; о самовольстве албазинских казаков и о намерении их идти на реку Быструю против Китайцев и проч.

Государю царю и великому князю Феодору Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, холоп твой Федка Воейков челом бьет. В прошлом, государь, во 189 году, прислана в Нерчинской острог твоя великого государя грамота мне, холопу твоему, из Сибирского Приказу, за приписью дьяка Семена Румянцова; а в твоей великого государя грамоте написано: указал ты великий государь из Албазинского острогу на Селенбу реку послать кого пригож, и на Селенбе реке, где доведетца быть острогу, дасмотрить и описать накрепко и учинить чертеж; да будет по досмотру и описи то место от даурских острогов и от новопоставленного Зийского острогу и от иных острогов не в далных и в крепких местех, и в том месте острогу быть пристойно, и с китайским государьством и с иными немирными землями ныне и впредь ссоры не чаять, — и на Селенбе реке велено острог поставить и ясачных иноземцов под твою великого государя высокую руку призывать и аманатов имать; а в которых местех острог будет поставлен, и сколко служилых людей и из какого чину в тот острог будет послано, и что им дано будет твоего великого государя денежного и хлебного жалованья и свинцу и иных каких припасов, и сколко под твою великого государя высокую руку учинитца ясашных людей, и что на них будет ясаку положено, и сколь далеко тот острог от Албазинского и от новопоставленного Верхозийского острогов будет поставлен, — и тому, государь, всему велено учинить роспись и чертеж, а учиня, велено о том к тебе великому государю к Москве и в Енисееск писать. И по той, государь, твоей великого государя грамоте, послал я холоп твой на Селенбу реку из Нерчинского острога Нерчинского сына боярского Игнатья Милованова с товарыщы в прошлом во 189 году, и велел ему Игнатью на Селенбе реке досмотреть накрепко: в каких местех остроги поставлены, и сколко служилых людей, и из какого чину, и что им твоего великого государя денежного и хлебного жалованья и свинцу и иных каких припасов дано, и сколко под твою великого государя высокую руку учинилось ясашных людей, и что аманатов взято, и что на них ясаку положено, и сколь далеко тот острог поставлен на Селенбе реке от новопоставленого Зийского острогу, и тот острог на Селенбе реке не близко ль китайского государьства и хлебородныя места есть ли?

И тому, государь, всему велел я холоп твой учинить роспись и чертеж, а учиня роспись и чертеж велел привезти в Нерчинской острог. И в нынешнем, государь, во 190 году писал ко мне холопу твоему с Зии реки из Зийского острогу Нерчинской сын боярской Игнатий Милованов и прислал в Нерчинской острог чертеж и зийских и селинбинского острогов ясачных зимовей и пахатной земле; и я холоп твой тот его Игнатьев чертеж и роспись наперед сего в нынешнем во 190 году, марта в 22 день, послал к тебе великому государю к Москве с енисейским сыном боярским с Данилом Строгоновым, и о том я холоп твой в Енисейск к воеводе к Александру Петровичю Салтыкову писал же. И в нынешнем же, государь, во 190 году, июля в 17 день, с Зии реки из Зийского и из Селенбинского острогов пришол ко мне холопу твоему в Нерчинской острог Нерчинской сын боярской Игнатей Милованов и в сезжей избе подал мне холопу твоему на писме сказку за рукою, а в сказке его написано: собрал де он в Селинбинском и в Долонском острожках досталной твоей великого государя ясачной [215] и десятинной соболиной казны на нынешней на 190 год семь сороков девять соболей с пупки и с хвосты, да 9 рублев оброчных денег с промышленых людей, и тое де твою великого государя ясашную и десятинную соболиную казну и денги у него Игнатья в Албазинском остроге албазинской приказщик Ивашко Семенов, по приговору всех албазинских казаков, взял в Албазинской острог, а ему Игнатью сказали: не замай де та казна, до указу, будь в Албазинском остроге, а в Нерчинской де тебе тое казны везти не дадим. Да он же Игнатей сказал: слышал де он, у всех албазинских казаков говорят: пошлем де мы ту соболиную казну к Москве через Олекму, а не мимо Нерчинской острог, с нерчинским беглым казаком с Васкою Захаровым да с албазинским казаком с Васкою Евдокимовым. Да с ними ж де за тою твоею великого государя соболиною казною идет через Олекму старой вор и бунтовщик и всякому злому делу учитель Ивашко Степанов сын Нарицын, а Мусатов он же; а брат, государь, его Ивашков родной, Петрушка Нарицын да племянники его родные ныне в Албазинском остроге торгуют великими торгами без твоей великого государя десятинные пошлины, для того что племянник его Ивашка Нарицына родной, Сенка, в Албазинском остроге в казаках, и торгуют именем его Сенкиным и пашню пашут болшую, хлеб всякой сеют, а твоей великого государя десятой пошлины, соболей и хлеба, не платят. Да он же Игнатей мне холопу твоему сказал: прибрали де при нем Игнатье албазинские казаки к себе вновь восмь человек из гулящих людей в албазинской казачей список, и иных де казаков прибирают в албазинской казачей список, и идут де многие албазйнские казаки, Гаврилко Фролов с товарыщи, подозвав с собою промышленных людей, вниз по Амуру на Быструю реку на шести дощениках, на седмом каюке; а сколко де еще у них дощеников в прибавку будет или каюков, про то де ему Игнатью не ведомо; а для какого дела идут на Быструю реку, про то мне холопу твоему не ведомо, а знатное, государь, дело, что у них будет задор с китайскими людми. Да он же Игнатей сказал: Долонское зимовье, которое поставлено было албазинскими казаками, двенадцатью человеки, Гришки Степанова с товарыщи, и ныне то зимовье покинуто для того, что о том зимовье говорят безпрестани китайские люди болшою ссорою, что у них китайских, людей в том месте перевоз и торговище в том месте у них бывало розных родов с иноземцами; да и для того, что твоей великого государя ясачной соболиной казны сбиралось малое число: в прошлом во 189 году толко, государь, собрано твоей великого государя ясачной казны 12 соболей, а в нынешнем во 190 году собрано 17 соболей, а преже сего, государь, имывали есак с тех иноземцов тебе великому государю в Зийском и в Селинбенском зимовье, с которых иноземцов имывали в Долонском зимовье, а ныне, государь, по прежнему станут имать с тех иноземцов ясак в Зийском и в Селинбенском зимовье. Да, с ним же Игнатьем пришел ко мне холопу твоему из Албазинского острогу человек мой Сережка Емельянов, посылан был от меня холопа твоего из Нерчинского острогу в Албазинской острог на досчанике с наемными работными людми, для купленого моего хлебного запасенку, а тот, государь, запасенко мой лежал в Албазине и в монастыре и на монастырской мелнице, и тот, государь, запасенко мой албазинские казаки пограбили, взяли себе, а человеку моему не дали, и говорили человеку моему: полно де боярину твоему в Албазине хлеба купить! и человека моего Сережку имали к себе в круг и говорили ему: скажи боярину своему: толко бы с Зии реки пришли к нам казаки в тое пору, как боярин твой был в Албазине, а застали [216] бы боярина твоего в Албазине, и ему бы де из Албазинского острогу живому у нас не бывать. И которые памети доведетца, в Албазинской острог из Нерчинского острогу мне холопу твоему послать для твоих государевых дел, и тех, государь, моих паметей ни в каких твоих государевых делах не слушают и твоему великого государя указу чинятца непослушны, живут самоволством своим. И о том что ты великий государь укажешь?

Черновой подлинник писан столбцом на шести листках. На обороте, по склейкам, скрепа: Столник и воевода Федор Воейков.

Из коллекции актов г. Батенкова

Примечания:
* Дату следует отметить 1682 годом после 17 июля, когда к Воейкову пришол нерчинский боярский сын Милованов, котораго сказка составляет главное содержание отписки.

Воспроизводится по:
Дополнения к актам историческим, 1875г, т.9, СПб. стр. 214 - 216.

Tags: