odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Category:

Акты о походе на Зею и на Селинбу сына боярского Игнатья Милованова.

1682г. — Акты о походе на Зею и на Селинбу сына боярского Игнатья Милованова.

I. Отписка Стольнику и Воеводе Федору Дементьевичу Воейкову, от посланнаго в 1681 году для обозрения Амура сын - Боярскаго Игнатья Милованова.

Государя Царя я Великаго Князя Феодора Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца Стольнику, и Воеводе Федору Дементьевичу Игнашака Милованов челом [38] бьет. В прошлом 189 году Апреля в 26 день по Указу Великаго Государя велено мне Игнашке ехать из Нерчинскаго острогу вниз по Шилке и по Амуру рекам, и по Зее реке идти вверх в новой Зейской острог и на Селинбу реку, и велено осмотреть и описать на крепко, в каких местах по Зее и по Селинбе остроги стоят и ясашныя зимовья, и на усть Селинби реки пристойно ли острогу быть и хлебородныя места есть ли? И я Игнашка приехал на Зею реку, ниже Селинбы реки: на усть Долонца речки поставлен Албазинскими казаками острожек; одне стены подолее трех сажен, а другия стены полтретьи сажени печатных; у того острогу изба четырех сажен, а на остроге и на избе верхней бой и вышка для караула, и в том месте на усть Долонца, по край Зеи реки на берегу острогу быть пригоже и хлебородныя места есть и пашенных крестьян селить есть где. Да я Игнашка ходил по Зее реке вверх до усть Брянды реки с Албазинскими казаками, которые со мною посланы из Албазинскаго острогу по Зее реке для ясашнаго сбору в Улагирские Тунгусы, и по челобитью тех Улагирских Тунгусов Шамана, казака родом, ниже Брянды реки против Бабак озера на Зее реке поставлено ясашное зимовье с верхним боем, а пред зимовьем сени прирубныя с верхним же боем с зимовьем в повал, а в зимовье одне стены промеж углов полчетверти, а другия трех сажен.

А прежнее ясашное, зимовье было поставлено вверху по Зее на пустом месте и водою то зимовье смыло и разнесло, и ясашным Тунгусам с ясаком ходить было далече; а то зимовье я Игнашка поставил на дороге в, угожем месте, у торговища близко, где торгуют Богдойские люди с Оленными Тунгусы многих родов, и те ясашные Тунгусы проходили прежнее зимовье мимо на торговище до ясашнаго платежа и добрые соболи отдавали Богдохану в ясак и проторговывали Даурским людям; а ныне те ясашные Тунгусы мимо новое зимовье проходить не станут до ясашнаго платежу. А по Зее в среднем и верхнем улусах пашники были небольшие, неугодны, водою топит часто, а выше улусов до ясашнаго зимовья и выше хлебородных мест нет, окроме соболиных промыслов. А из Долонскаго острога до Зейскаго зимовья в дощениках идти без простою четыре [39] недели, а простой бывает потому, что великая прибыль воды бывает, а горной дороги конныя нет; а из Албазинскаго острогу в Долонской острог плыть и вверх идти в дощениках полтретьи недели, а чрез гору на коне в Долонской острог из Албазинскаго ехать две недели, а с усть Зеи реки в Албазин идти по Амуру в дощениках три недели; а из Долонскаго острогу вниз по Зее горною Дорогою, по правую сторону Зеи реки, два дни, тут луговых старых пашен много и ялани есть, хлебородныя места, сенные покосы и всякия угодья есть же; а с Тома реки до Амура на коне два дни ехать, и по Амуру вниз до города и ниже города до перевозу луговых хлебопашень старых безчисленно много, и места пространныя сильно; а от Зеи и от Амура за лугами ниже Тома реки ялани сильныя, болышия, неисповедимыя, сильно добрыя хлебородныя места, подобны Сибирским яланям, мочно завести большия пашни, населится пашенных крестьян тысяча и больше; а ялани прежде сего напахиваны, и для мельничнаго строения речки в яланях есть, только для двороваго строения хоромнаго лесу нет близко города и яланей. А по Зее и по Селинбе рекам хоромнаго и двороваго и всякаго лесу много, по воде плавить мочно, а по другую сторону Зеи реки луговых старых пашен много же, а яланей нет, и железная руда в белых горах есть с усть Зеи до Селинбы на полудороге; с усть Зеи по Амуру вниз ехать на коне половина дня все лугами и старыми пашнями до того города, а город земляной, иноземцы его зовут, Айгун, а величеством тот город подле Амура реки десятин на пять, а с Амура поперег с десятину, а внутрь того города малый город, все четыре стены по десятине, а с поля стена три сажени высота, а в низком месте высота две сажени печатных, а как городовыя стены ведены и то написано в чертеже, а около города старых пашен гораздо много и ниже города перевоз есть, перевозятся Даурские люди, которые ездят на Селинбу реку для ясашнаго сбора и торговаться и промышлять; а перевоз есть ниже города, половина дня ехать на коне, тут есть лодки и боты всегда, а с перевозу ехать до Даурских жилых людей 6 дней, по сказке Даурских людей. А про тот город спрашивал у Даурских людей я Игнашка, и они сказывают, кто де тут [40] жил и владел и какие люди жили у них де про тех людей не знают, и памятухов нет и где те люди делись. А с усть Зеи вверх по Амуру ниже Камары на правой руке луг велик, старыя пашни, иные луги пахиваны и тут пашенных крестьян можно селить, и выше Камары луговых пашен много, а все пахали Даурскиё люди, по Амуру, и по Зее и по Селинбе; сведены они с тех мест для того, ведомо учинилось Богдохану, что с них Даурских людей брали ясак на Великаго Государя Русские люди казаки. А из Долонскаго острогу вверх по Зее и по Селинбе до улусу и выше улусу до Умги реки все пахатныя земли хлебородныя и ялани есть, и на коне до тех мест полтора дни ехать; а вверх по Селинбе реке из Долонскаго острогу ехать в ясашное зимовье семь дней, а водяным путем в дощениках четыре недели, а вверх по Селинбе и вниз до Умги реки угодных пашен и хлебородных мест нет же, что и в Верхозейском; а на Селинбе поставлено два зимовья ясашных с верхним боем, долгие стены четырех, а короткия трех сажен с, верхним же боем в повал, и еслиб де в Долонский острог прибавочные служилые люди да пошлются и пашенных крестьян поселят, и не мочно на Селинбе с Бирярских Тунгусов ясак брать не большими людьми, без Абазинских подъемов ходить в малых судах по шести человек в судне, потому что Селинба река мелка и быстра, бичевы и подчалы не держут, а в дощениках по Селинбе ходить не мочно; а если в Долонский острог служилых людей на прибавку и пашенных крестьян не будет, ино вновь ясак взяти не мочно. А захребетных Тунгусов конных много есть, ездят мало в Долонский острог промышлять, и я Игнашка с них ясаку прошал и они ясаку не дают, надеются на Даурских людей, а Даурские люди им ясаку давать не велят, А в Верхозейском и Селинбе в ясашных зимовьях, сколько ясашных иноземцов и почему на них ясаку положено и тому роспись будет в нынешном во 190 г. по вешнему водяному пути с ясашною соболиною казною; а ныне о тех иноземщиках потому не писано, что я Игнашка в Верхозейском был по осени, рано водяным путем до ясашнаго сбору, а собрать было иноземцов немочно, потому что они были по лесам и по рекам, и я оставил [41] на Зее в ясашном зимовье для иноземной имянной ясашной окладной росписи приказным служилаго человека Василья Терентьева, а по Селинбе реке ездил в ясашное зимовье с толмачем Сергеем Биюцким в нынешном во 190 году в Декабре месяце, и в то время ясашные Тунгусы не все были в сборе и ясак не сполна был собран, и мне Игнашке на Селинбе жить за ясашным сбором нельзя, потому что в то время в Долонской острог приезжают Даурские люди многие и на усть Селинбы берут с конных Бирярских Тунгусов на Богдохана ясак, и я для того поспешил ехать с Селинбы в Долонской острог из ясашнаго зимовья, чтоб прежде Даурских ясашных сборщиков взять ясак на Великаго Государя, и в то время был в Долонском остроге в ясашном зимовье для иноземной ясашной окладной имянной росписи и для ясашнаго сбору оставил приказным служиваго человека Василья Евдокимова. А ездил я Игнашка из Долонскаго вниз по Зее реке и по Амуру до гор для осмотру хлебородных земель, имел с собою служивых людей Никифорку Поскотиннаго, Сергушку Биюцкаго да Ивашку Мартемьянова, и если будет Великий Государь изволить, на Зее быть большим пашням и заводам и городу, ино городу быть пристойно на усть Зеи реки в стрелке или ниже Зеи по Амуру от землянаго города Айгуна, который в сей отписке написан в чертеже, потому что те места угожи; ездил по тем местам смотрел по осени рано Сентября в 29 день, а из того города на коне ехать до Китайскаго царства, все по стене ехать один месяц. А чертеж написал с усть Камары вниз по Амуру до Айгуна города, а выше Камары до заимок все луга паханы; а чертеж и отписка посланы и росписи под отпискою Генваря в 11 день, и велел подать в Нерчинском остроге в съезжей избе Стольнику и Воеводе Федору Дементьевичу Воейкову.

[42] II. Роспись воинских снарядов и других вещей, выданных из Нерчинскаго острога сын — Боярскому Игнатью Милованову.

Июня в 19 день 190 году дано в отпуск на Зее и на Селинбу реку Нерчинскому сын — Боярскому Игнатью Милованову: 5 дощеников старых, на те дощеники 5 парусов, четыре паруса по 22 полотнища, а вышина 16 аршин, 2 подчала, 5 бечов новых мерою 560 сажен и верховые варовые припасы и причалки, 3 якоря железных, 6 лодок, 2 пищали железных затннныя и к ним 30 ядер железных, 2 пуда 30 гривенок с посудою пороху, 3 пуда полтретья фунта свинцу, 3 напарьи, 2 пазника, 1 тесник, 25 гвоздей тяжных, 2 железа ножных, 3 дести бумаги писчей, подарочной казны 31 3/4 аршин сукна Янбурскаго, 150 ножей с чернями с медными и оловянными припоями, 50 огнив, 5 фунтов хмелю, 44 фунта табаку, котел полшеста фунта, аманатам на корм 170 пуд муки яришной в 38 мешках, Государевых 6 человек, аманатов 1 Чапкоул, 2 Делейка, 3 Хонго, 4 Харгага, 5 Амрачал, 6 Порига.

Воспроизводится по:
Вестник Императорского русскаго географическаго общества СПБ, 1853г. с. 37 — 42

Tags: Сибирь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments