Отписка Н. Г. Спафария в Посольский приказ о пути посольства из Селенгинской заимки в Нерчинск...

1675 г. декабря 19 (Датируется на основании "Отписки Н. Г. Спафария в Посольский приказ о пути от Нерчинска до границы Цинской империи и о переговорах с маньчжурскими чиновниками в Букее") — Отписка Н. Г. Спафария в Посольский приказ о пути посольства из Селенгинской заимки в Нерчинск

/л. 195/ Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу холоп твой Николайко Спафарий челом бьет. [484]
В нынешнем, великий государь, во 184 году сентября в 28 день писал я, холоп твой, к тебе, великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, что приехал Селенгинского острога в Большую заимку сентября в 25 день, и из Селенгинской заимки, собрав кони, поехал сухим путем в Селенгинской острог. А воденым путем не поехал, для того что до Селенгинского острогу ходу 2 недели, а сухим путем в 3 дни, и было время осеннее и стужи и водою ехать нельзе. И енисейских казаков, которые были в работниках в гребцах, отпустил за море (Озеро Байкал.), покамест было им время переехать море, в-Ыркуцкой острог. А я, холоп твой, собрав кони и из твоих, великого государя, служилых людей человек 40, поехал степью чрез Мугалы в Селенгинской острог для того, чтоб отпустить в Мугалы для покупки коней и верблюдов, на чем бы поднятца на твою, великого государя, службу.
И едучи, государь, степью встретили меня, холопа твоего, многие и розные вооруженные мунгальские люди человек по сту и больши, которые кочевали многие тысячи меж заимки и острогу. И спрашивали, государь, меня, холопа твоего: какие де люди, что прежде сего таких людей не видали? И я, холоп твой, им говорил, что твои великого государя люди и едем по твоему великого государя указу в Селенгинской острог для твоих великого государя дел посольствовати х китайскому хану. А говорили они: не идем ли мы, холопи твои, войною, что видели оружие многое и панцыри. И я, холоп твой, им говорил, что ты, великий государь, желаешь миру, а не войны, и чтоб они в Селенгинской острог для продажи пригоняли кони и верблюди.
И едучи, государь, в острог служилые люди изо оружия стреляли многое время. А они, государь, ко мне, холопу твоему, приезжали многие и били челом, чтоб из оружия впредь не стреляли, для того что жены их и дети и скот от того испужались.
И как я, холоп твой, приехал в острог, и они, государь, приехали многие, а с ними табунуцкой лаба, /л. 196/ которых в прошлом году даурские казаки погромили, и жалобу творил, что де невинны были тебе, великому государю. И я, холоп твой, ему сказал, что они твоим великого государя служилым людей и ясачным многие обиды учинили, как и ныне мунгалы чинят многие обиды селенгинским и даурским служилым людем и ясачным, потому что и в недавных днях отогнали мунгальцы ис под Селенгинского острогу весь табун конной, также и в прошлом году табун их кони и скот отогнали весь же; и то какая дружба, что хан их посылает к тебе, великому государю, послов своих, а люди ево беспрестанно твоих, великого государя служилых людей и есачных побивают и грабят и скот отгоняют, а твои великого государя люди твоему, великого государя, указу подобострастны, хотя живут и в дальнем растоянии, а ссоры учинить не смеют, а хан их живет ближе и их мунгал унимать [в]оровства не может. И он мне, холопу твоему, говорил: для того подобострастны, что у вас немного государей, один великий государь обладает, а у них де, у мунгал, начальников и тайш много, и для того ссоры чинят, один одного не слушает.

А в Селенгинском, государь, остроге жил я, холоп твой, 3 дни. И видя, государь, что мунгалы в острог на продажу коней и верблюдов не пригнали, и от острогу откочевали в дальние места, и не верили мне, холопу твоему, что я иду для твоего великого государя дела в Китай, бутто иду на них войною, и для того отпустил для покупки [485] коней и верблюдов твоих великого государя служилых людей в дальние мунгальские улусы. И отпустя твоих великого государя служилых людей, из Селенгинского острогу поехал назад в Большую заимку; в которой поставлена была твоя великого государя казна в дощаниках. А твои, великого государя, служилые люди, которые отпущены были для покупки коней и верблюдов, жили в Мунгалах многое время для того, что искупить вскоре не сыскали, а ездили в дальние улусы и покупали дорогою ценою. И для того в Большой заимке стоял я, холоп твой, ноября по 5 число.
И будучи, государь, в Большой заимки, слышал, что брацкие иноземцы, которые в прошлом году приехали в Нерчинской острог и били челом тебе, /л. 197/ великому государю, в подданство, а в нынешнем, государь, во 184 году те брацкие иноземцы тебе, великому государю, изменили и отъехали в Мунгалы к Даин-контайше. И хотя твои, великого государя, служилые люди последних немногих людей в том побеге погромили, однако ж де, государь, Даурские остроги от брацких мужиков и от контайши в великом опасении, потому что брацких иноземцов было тысячи с три.
И как приехали твои, великого государя, служилые люди, искупя кони и верблюды, из Мунгал, и я, холоп твой, из Селенгинской заимки поехал тотчас степью новым путем, которым прежде сего нихто не бывал, в Дауры. И на другой день встретили меня, холопа твоего, десятник з двумя казаки, которых послал из Даур из Нерчинского Павел Шульгин и все служивые люди. И писали ко мне, холопу твоему, и словесно объявили про бра[цких] иноземцов, что тебе, великому государю, изм[енили и п]осле того приходили с силою и табун ис под острогу отогнали, коней с 500, да те ж брацкие иноземцы отогнали в другоряд кони у твоих великого государя ясачных иноземцов у тунгусов. И контайша присылал в Нерчинской и просил оманатов и есырей и хвалитца войною. И для того, государь, пристойно, что я, холоп твой, поехал чрез Дауры в Китай: и путь ближе, нежели чрез Мунгалы, и иноземцом будет страх, как услышат про твоих великого государя новых людей, что едут чрез Дауры, и китайцы ожидают тем путем, которым послали к тебе, великому государю, лист в прошлых годех.
И ноября в 8 день, собрався с твоими великого государя служивыми людьми, которые со мною, холопом твоим, были, человек с полтораста, от Селенги-реки поехал степью в новой Даурской острожек Еравню. А в Еравню, государь, приехал ноября в 19 день. А из Еравни приехали в Теленбинской острог ноября в 23 день. А ис Теленбинского острога, едучи до Нерчинского острога, за четыре дни встретили меня, холопа твоего, нерчинские казаки человек с 30, и сказали мне, холопу твоему, что в недавных днях те ж брацкие иноземцы отогнали всех достальных коней ис под острогу с тысячю и казака одного увезли, и для того до острогу ехати с великим бережением, чтоб мунгалы и браты на меня, холопа твоего, не ударили.
И милостию божиею и твоим, великого государя, счастием приехал в Нерчинской в целости [декабря] в 4 день. /л. 198/ И в Нерчинской, государь, острог собрались твои, великого государя, есачные иноземцы тунгусы, тебе, великому государю, благодарили. Гайтимур-князец и прочие, что ты, великий государь, изволил прислать посольство свое, и рати для оберегания их и для постановления миру с китайцы, для того, что они от китайцев имеют великое опасение. А про иноземцов сказали; как они слышали, что твои великого государя люди идут в Дауры вновь, и контайша и браты испужались и откочевали далече в степь по Онону реке. [486]
И будучи я, холоп твой, в Нерчинском декабре в 13 день для покою верблюдов и коней и для собрания подвод, сколько возможно, приехали ко мне, холопу твоему, лутчие люди брацкие иноземцы 4 человека, которые тебе, великому государю, изменили и словесно сказали: слышали де они, что в Нерчинской острог приехал новой воевода с новою ратью, и для того прислали их з дороги все брацкие люди, которые тебе, великому государю, изменили от Нерчинского острогу, а велели де им бить челом тебе, великому государю, чтоб ты, великий государь, пожаловал их, велел вину в-ызмене их отдать; а они де уже едут все и будут кочевать, где им прикажем, и есак тебе, великому государю, пришлют тотчас, а табуны, которых отогнали, отдадут назад всех, и впредь будут служить тебе, великому государю, верно для того, что и контайша слышал про новые твои, великого государя, рати, отказал им и откочевал в дальние места и говорил им, что он оборонить их не может. И я, холоп твой, отповедь им учинил, что ты, великий государь, вину их и измену отставишь, только что они обещали, исполнили б и впредь тебе, великому государю, не изменили б. И отпустили их назад наскоро, чтоб они приехали кочевать недалеко от Нерчинского по Аге-реке, и есак тебе, великому государю, прислали, и табун в острог пригнали б тотчас. А с Павлом Шулгиным и служилыми людьми поговорил я, холоп твой, что по твоему великого государя указу еду с великим поспешением в Китай и тех брацких людей мне, холопу твоему, дожидатца нельзе, только б они принели твой великого государя есак и свои табуны, и после б того послал их на природные места на остров Ольхон, на Байкальское море и к Селенге реке, и впредь тебе, великому государю, изменять не будут для того, что там будут места крепкие и за ними острожки многие, а в Даурах малолюдство, а их, брацких людей, тысячи с три воинских людей.
А я, холоп твой, отселе взяв подводы и вожей, поехал в Китай декабря в 19 день на Наун-реку /л. 199/, где живет воевода китайской, которой в прошлых приезжал в Нерчинской и лист к тебе, великому государю, послал. А сказывают, государь, что тихим ходом ехать до того места 3 недели. А наперед себя послал я, холоп твой, на Наун-реку к тому воеводе еще из Енисейска даурского сына боярского Игнатья Милованова, которой был прежде сего послан в Китай из Нерчинского, а ис Китай с листом к тебе, великому государю, к Москве был послан же, только, государь, Байкальское море ево задержало, и для того замешкался. А из Нерчинского, государь, острогу отпущен он ноября в 9 день к тому воеводе на Наун-реку, а по се время еще с отповедью не приехал для того, что он поехал чрез Албазинской острог окольною дорогою. Однако ж де я, холоп твой, не ожидая ево отповеди, из Нерчинского поехал, потому все иноземцы сказывают, что китайской хан от тебя, великого государя, посольства великим желанием ожидает.
А про албазинских, государь, казаков сказали, что в прошлом году ходили в поход человек с полтретьяста на порубежных китайцев для того, что сотник китайской обещал им быть к ним со всеми своими людьми, выехать на твое великого государя имя в вечное поданство. И как они поехали, и их обманул и село запустошил и сам бежал со всеми своими людьми, и казаки поворотились назад и ничего ни кому не учинили. Иного походу на китайцев не было.
И едучи, государь, к порубежным городом, буде какая встреча будет от китайцев и что учинитца в порубежных городах и как учнут принимать, о том о всем учну я, холоп твой, писать к тебе, великому государю. А прежде, государь, сего не писал к тебе, великому государю, для того, что чрез Байкальское море воденым путем для [487] зимнего время ехать нельзе, а сухим путем проходу нет, для того, что Байкал море ставитца около Крещенья.
А отселе, государь, где мне, холопу твоему, ехать, есть большая река Аргуня, и до ней тихим ходом ехать 10 дней. А та река, как сойдетца [з] здешними реками с Шилкою [и с] Нерчею, применяет имя свое /л. 200/ и именуетца великая река Амур, которая течет и до Китайского моря. А та, государь, река Аргуня течет ис превеликова озера Далая, и то озеро Далай больши, нежели Байкал, и в нем и киты морские есть. А кочюют, государь, там розные иноземцы. И отселе мошно воденым путем ехать большими судами по Шилке да по Аргуни, и от Аргуни на Долай. И для того я, холоп твой, отселе взял казаков и, едучи, буду смотрить тамошние места, мочно ли, государь, острог поставить, потому что, чаю, чрез Долай мочно сыскать до Китай воденой путь. И про то про все и про китайские ведомости во время свое учну я, холоп твой, писать к тебе, великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, к Москве.
А сию отписку велел я, холоп твой, подать в Посольском приказе боярину Артемону Сергеевичю Матвееву да дьяком думному Григорью Богданову, Ивану Евстафьеву, Василью Бобинину, Емельяну Украинцову.

ЦГАДА, ф. Сношения России с Китаем, оп. 2, 1674 г., д. № 1, ч. 2, лл. 195—200. Подлинник.

Списки — там же, оп. 1, кн. 3, лл. 281 об.—294; кн. 4, лл. 29—34 об. Частично опубл.: Ю. В. Арсеньев, Путешествие через Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Николая Спафария в 1675 г., СПб., 1882, стр. 173—174 (приложения); Николай Милеску Спафарий, Сибирь и Китай, Кишинев, 1960, стр. 155—158.

Воспроизводится по:
Русско-китайские отношения в XVII в. Материалы и документы. Т. 1. 1608-1683. М. Наука. 1969

Tags:
*8А та, государь, река Аргуня течет ис превеликова озера Далая, и то озеро Далай больши, нежели Байкал, и в нем и киты морские есть. **
Мунгальские люди тоже свистеть горазды :)
А вот калуга в то время в Далайноре, думаю, могла водиться.. тот еще кит.
Мунгальские люди, они такие...:)
С Наступающим, коллега! Удачи и здоровья!