odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Отписка Н. Г. Спафария в Посольский приказ о пути посольства из Селенгинской заимки в Нерчинск...

1675 г. декабря 19 (Датируется на основании "Отписки Н. Г. Спафария в Посольский приказ о пути от Нерчинска до границы Цинской империи и о переговорах с маньчжурскими чиновниками в Букее") — Отписка Н. Г. Спафария в Посольский приказ о пути посольства из Селенгинской заимки в Нерчинск

/л. 195/ Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу холоп твой Николайко Спафарий челом бьет. [484]
В нынешнем, великий государь, во 184 году сентября в 28 день писал я, холоп твой, к тебе, великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, что приехал Селенгинского острога в Большую заимку сентября в 25 день, и из Селенгинской заимки, собрав кони, поехал сухим путем в Селенгинской острог. А воденым путем не поехал, для того что до Селенгинского острогу ходу 2 недели, а сухим путем в 3 дни, и было время осеннее и стужи и водою ехать нельзе. И енисейских казаков, которые были в работниках в гребцах, отпустил за море (Озеро Байкал.), покамест было им время переехать море, в-Ыркуцкой острог. А я, холоп твой, собрав кони и из твоих, великого государя, служилых людей человек 40, поехал степью чрез Мугалы в Селенгинской острог для того, чтоб отпустить в Мугалы для покупки коней и верблюдов, на чем бы поднятца на твою, великого государя, службу.
И едучи, государь, степью встретили меня, холопа твоего, многие и розные вооруженные мунгальские люди человек по сту и больши, которые кочевали многие тысячи меж заимки и острогу. И спрашивали, государь, меня, холопа твоего: какие де люди, что прежде сего таких людей не видали? И я, холоп твой, им говорил, что твои великого государя люди и едем по твоему великого государя указу в Селенгинской острог для твоих великого государя дел посольствовати х китайскому хану. А говорили они: не идем ли мы, холопи твои, войною, что видели оружие многое и панцыри. И я, холоп твой, им говорил, что ты, великий государь, желаешь миру, а не войны, и чтоб они в Селенгинской острог для продажи пригоняли кони и верблюди.
И едучи, государь, в острог служилые люди изо оружия стреляли многое время. А они, государь, ко мне, холопу твоему, приезжали многие и били челом, чтоб из оружия впредь не стреляли, для того что жены их и дети и скот от того испужались.
И как я, холоп твой, приехал в острог, и они, государь, приехали многие, а с ними табунуцкой лаба, /л. 196/ которых в прошлом году даурские казаки погромили, и жалобу творил, что де невинны были тебе, великому государю. И я, холоп твой, ему сказал, что они твоим великого государя служилым людей и ясачным многие обиды учинили, как и ныне мунгалы чинят многие обиды селенгинским и даурским служилым людем и ясачным, потому что и в недавных днях отогнали мунгальцы ис под Селенгинского острогу весь табун конной, также и в прошлом году табун их кони и скот отогнали весь же; и то какая дружба, что хан их посылает к тебе, великому государю, послов своих, а люди ево беспрестанно твоих, великого государя служилых людей и есачных побивают и грабят и скот отгоняют, а твои великого государя люди твоему, великого государя, указу подобострастны, хотя живут и в дальнем растоянии, а ссоры учинить не смеют, а хан их живет ближе и их мунгал унимать [в]оровства не может. И он мне, холопу твоему, говорил: для того подобострастны, что у вас немного государей, один великий государь обладает, а у них де, у мунгал, начальников и тайш много, и для того ссоры чинят, один одного не слушает.

А в Селенгинском, государь, остроге жил я, холоп твой, 3 дни. И видя, государь, что мунгалы в острог на продажу коней и верблюдов не пригнали, и от острогу откочевали в дальние места, и не верили мне, холопу твоему, что я иду для твоего великого государя дела в Китай, бутто иду на них войною, и для того отпустил для покупки [485] коней и верблюдов твоих великого государя служилых людей в дальние мунгальские улусы. И отпустя твоих великого государя служилых людей, из Селенгинского острогу поехал назад в Большую заимку; в которой поставлена была твоя великого государя казна в дощаниках. А твои, великого государя, служилые люди, которые отпущены были для покупки коней и верблюдов, жили в Мунгалах многое время для того, что искупить вскоре не сыскали, а ездили в дальние улусы и покупали дорогою ценою. И для того в Большой заимке стоял я, холоп твой, ноября по 5 число.
И будучи, государь, в Большой заимки, слышал, что брацкие иноземцы, которые в прошлом году приехали в Нерчинской острог и били челом тебе, /л. 197/ великому государю, в подданство, а в нынешнем, государь, во 184 году те брацкие иноземцы тебе, великому государю, изменили и отъехали в Мунгалы к Даин-контайше. И хотя твои, великого государя, служилые люди последних немногих людей в том побеге погромили, однако ж де, государь, Даурские остроги от брацких мужиков и от контайши в великом опасении, потому что брацких иноземцов было тысячи с три.
И как приехали твои, великого государя, служилые люди, искупя кони и верблюды, из Мунгал, и я, холоп твой, из Селенгинской заимки поехал тотчас степью новым путем, которым прежде сего нихто не бывал, в Дауры. И на другой день встретили меня, холопа твоего, десятник з двумя казаки, которых послал из Даур из Нерчинского Павел Шульгин и все служивые люди. И писали ко мне, холопу твоему, и словесно объявили про бра[цких] иноземцов, что тебе, великому государю, изм[енили и п]осле того приходили с силою и табун ис под острогу отогнали, коней с 500, да те ж брацкие иноземцы отогнали в другоряд кони у твоих великого государя ясачных иноземцов у тунгусов. И контайша присылал в Нерчинской и просил оманатов и есырей и хвалитца войною. И для того, государь, пристойно, что я, холоп твой, поехал чрез Дауры в Китай: и путь ближе, нежели чрез Мунгалы, и иноземцом будет страх, как услышат про твоих великого государя новых людей, что едут чрез Дауры, и китайцы ожидают тем путем, которым послали к тебе, великому государю, лист в прошлых годех.
И ноября в 8 день, собрався с твоими великого государя служивыми людьми, которые со мною, холопом твоим, были, человек с полтораста, от Селенги-реки поехал степью в новой Даурской острожек Еравню. А в Еравню, государь, приехал ноября в 19 день. А из Еравни приехали в Теленбинской острог ноября в 23 день. А ис Теленбинского острога, едучи до Нерчинского острога, за четыре дни встретили меня, холопа твоего, нерчинские казаки человек с 30, и сказали мне, холопу твоему, что в недавных днях те ж брацкие иноземцы отогнали всех достальных коней ис под острогу с тысячю и казака одного увезли, и для того до острогу ехати с великим бережением, чтоб мунгалы и браты на меня, холопа твоего, не ударили.
И милостию божиею и твоим, великого государя, счастием приехал в Нерчинской в целости [декабря] в 4 день. /л. 198/ И в Нерчинской, государь, острог собрались твои, великого государя, есачные иноземцы тунгусы, тебе, великому государю, благодарили. Гайтимур-князец и прочие, что ты, великий государь, изволил прислать посольство свое, и рати для оберегания их и для постановления миру с китайцы, для того, что они от китайцев имеют великое опасение. А про иноземцов сказали; как они слышали, что твои великого государя люди идут в Дауры вновь, и контайша и браты испужались и откочевали далече в степь по Онону реке. [486]
И будучи я, холоп твой, в Нерчинском декабре в 13 день для покою верблюдов и коней и для собрания подвод, сколько возможно, приехали ко мне, холопу твоему, лутчие люди брацкие иноземцы 4 человека, которые тебе, великому государю, изменили и словесно сказали: слышали де они, что в Нерчинской острог приехал новой воевода с новою ратью, и для того прислали их з дороги все брацкие люди, которые тебе, великому государю, изменили от Нерчинского острогу, а велели де им бить челом тебе, великому государю, чтоб ты, великий государь, пожаловал их, велел вину в-ызмене их отдать; а они де уже едут все и будут кочевать, где им прикажем, и есак тебе, великому государю, пришлют тотчас, а табуны, которых отогнали, отдадут назад всех, и впредь будут служить тебе, великому государю, верно для того, что и контайша слышал про новые твои, великого государя, рати, отказал им и откочевал в дальние места и говорил им, что он оборонить их не может. И я, холоп твой, отповедь им учинил, что ты, великий государь, вину их и измену отставишь, только что они обещали, исполнили б и впредь тебе, великому государю, не изменили б. И отпустили их назад наскоро, чтоб они приехали кочевать недалеко от Нерчинского по Аге-реке, и есак тебе, великому государю, прислали, и табун в острог пригнали б тотчас. А с Павлом Шулгиным и служилыми людьми поговорил я, холоп твой, что по твоему великого государя указу еду с великим поспешением в Китай и тех брацких людей мне, холопу твоему, дожидатца нельзе, только б они принели твой великого государя есак и свои табуны, и после б того послал их на природные места на остров Ольхон, на Байкальское море и к Селенге реке, и впредь тебе, великому государю, изменять не будут для того, что там будут места крепкие и за ними острожки многие, а в Даурах малолюдство, а их, брацких людей, тысячи с три воинских людей.
А я, холоп твой, отселе взяв подводы и вожей, поехал в Китай декабря в 19 день на Наун-реку /л. 199/, где живет воевода китайской, которой в прошлых приезжал в Нерчинской и лист к тебе, великому государю, послал. А сказывают, государь, что тихим ходом ехать до того места 3 недели. А наперед себя послал я, холоп твой, на Наун-реку к тому воеводе еще из Енисейска даурского сына боярского Игнатья Милованова, которой был прежде сего послан в Китай из Нерчинского, а ис Китай с листом к тебе, великому государю, к Москве был послан же, только, государь, Байкальское море ево задержало, и для того замешкался. А из Нерчинского, государь, острогу отпущен он ноября в 9 день к тому воеводе на Наун-реку, а по се время еще с отповедью не приехал для того, что он поехал чрез Албазинской острог окольною дорогою. Однако ж де я, холоп твой, не ожидая ево отповеди, из Нерчинского поехал, потому все иноземцы сказывают, что китайской хан от тебя, великого государя, посольства великим желанием ожидает.
А про албазинских, государь, казаков сказали, что в прошлом году ходили в поход человек с полтретьяста на порубежных китайцев для того, что сотник китайской обещал им быть к ним со всеми своими людьми, выехать на твое великого государя имя в вечное поданство. И как они поехали, и их обманул и село запустошил и сам бежал со всеми своими людьми, и казаки поворотились назад и ничего ни кому не учинили. Иного походу на китайцев не было.
И едучи, государь, к порубежным городом, буде какая встреча будет от китайцев и что учинитца в порубежных городах и как учнут принимать, о том о всем учну я, холоп твой, писать к тебе, великому государю. А прежде, государь, сего не писал к тебе, великому государю, для того, что чрез Байкальское море воденым путем для [487] зимнего время ехать нельзе, а сухим путем проходу нет, для того, что Байкал море ставитца около Крещенья.
А отселе, государь, где мне, холопу твоему, ехать, есть большая река Аргуня, и до ней тихим ходом ехать 10 дней. А та река, как сойдетца [з] здешними реками с Шилкою [и с] Нерчею, применяет имя свое /л. 200/ и именуетца великая река Амур, которая течет и до Китайского моря. А та, государь, река Аргуня течет ис превеликова озера Далая, и то озеро Далай больши, нежели Байкал, и в нем и киты морские есть. А кочюют, государь, там розные иноземцы. И отселе мошно воденым путем ехать большими судами по Шилке да по Аргуни, и от Аргуни на Долай. И для того я, холоп твой, отселе взял казаков и, едучи, буду смотрить тамошние места, мочно ли, государь, острог поставить, потому что, чаю, чрез Долай мочно сыскать до Китай воденой путь. И про то про все и про китайские ведомости во время свое учну я, холоп твой, писать к тебе, великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, к Москве.
А сию отписку велел я, холоп твой, подать в Посольском приказе боярину Артемону Сергеевичю Матвееву да дьяком думному Григорью Богданову, Ивану Евстафьеву, Василью Бобинину, Емельяну Украинцову.

ЦГАДА, ф. Сношения России с Китаем, оп. 2, 1674 г., д. № 1, ч. 2, лл. 195—200. Подлинник.

Списки — там же, оп. 1, кн. 3, лл. 281 об.—294; кн. 4, лл. 29—34 об. Частично опубл.: Ю. В. Арсеньев, Путешествие через Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Николая Спафария в 1675 г., СПб., 1882, стр. 173—174 (приложения); Николай Милеску Спафарий, Сибирь и Китай, Кишинев, 1960, стр. 155—158.

Воспроизводится по:
Русско-китайские отношения в XVII в. Материалы и документы. Т. 1. 1608-1683. М. Наука. 1969

Tags: Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments