Мансуров Иван Алексеевич...

Иван Алексеевич Мансуров - выборный дворянин из Мещевска, полковой воевода.

Род Мансуровых происходит от Аливтея Шигильдеева, сына Мансурова, в крещении Бориса, который выехал из Орды к великому князю Московскому Иоанну Даниловичу Калите. Потомки рода Мансуровых служили Московскому престолу с 1513г. Род Мансуровых пользовался известностью при дворе.. Но Иван Мансуров был им дальней родней и службу нес с небольшого поместья - как выборный дворянин из Мещевска. Позже Иван Алексеевич Мансуров был назначен "в дозор для стрельцов" при царе Феодоре Иоанновиче.

В 1585 г. разрядный приказ поставил во главе отряда стрельцов, посланного из Москвы на помощь Ермаку, полкового воеводу Ивана Алексеевича Мансурова .

Инструкции на имя Мансурова не сохранились. Но следы их можно обнаружить в Посольском приказе. Сменив Ермака на посту воеводы Сибири, Мансуров должен был обложить ясаком весь обширный Сибирский край, для чего было необходимо закрепиться "в Старой Сибири (на Иртыше или Кашлыке) и в Новой Сибири на Тюменской городище" (на Туре).

Туру Мансуров миновал, не встретив сопротивления. Но, достигнув Кашлыка, воевода неожиданно для себя увидел на берегу вместо казаков многочисленную татарскую рать. Известие о смерти Ермака произвело на него тягостное впечатление.

Поскольку воеводе правительством предписывалось заложить русские крепости, а военных действий против Кучума вести не поручалось, Иван Алексеевич не осмелился отдать приказ о штурме Кашлыка. Вместо этого он предпринял попытку догнать отступавший казачий отряд. Пока судовая рать плыла по Иртышу, наступили холода. Опасаясь того, что близкие морозы могут в любой момент сковать реки льдом, Мансуров принял решение зимовать на Оби.

Воевода умело использовал последние недели осени, чтобы подготовиться к зимовке. Близ устья Иртыша ратные люди срубили Обский городок, на время ставший опорным пунктом русских и Зауралье.

Вот как описал эти события Погодинский летописец: «На второй год после смерти [Ермака] посланы воеводы из Москвы Иван Мансуров с товарищами, с ним сто человек ратников. Когда плыли по Иртышу и видели на иртышском берегу, будто песок - вражеское войско, выжидающее [момента] нападения, зная, что послан малый отряд. И опечалились [русские], и проплыли, гонимые страхом, вплоть до Оби реки. Увидев же ледостав, поставили городок над Обью против устья реки [Иртыша] и сели зимовать».

Тем временем остяцкие "князьки" собрали воинов и осадили русских в их укреплении. В течение дня они приступали к урочищу со всех сторон. На другой день ханты привезли в окрестности острожка идола и устроили жертвоприношения. Метким выстрелом из пушки ратные люди разбили вдребезги дерево, под которым князьки устроили свое мольбище. Напуганные ханты разбежались.

Через несколько дней после столкновения остяки вернулись к Мансурову с ясаком и запросили мира.

Крепости, возведенной Мансуровым на Оби, суждено было сыграть важную роль в дальнейшей судьбе Белогорского княжества. Его земли были покорены только после строительства этого укрепленного поселения. В источниках, относящихся к рассматриваемому периоду, крепость фигурировала под разными названиями. Ее именовали Мансуровским, Обским и Русским городком (Рушваш), Мансуровским зимовьем и т.д.

Выполнить государев наказ и основать укрепленные острожки в Старой и Новой Сибири Мансуров не сумел. Весной или в начале лета 1586 г. отряд Мансурова вернулся на Русь северным «собским» путем.

Сын – Петр. Есть предположение, что Иван Мансуров, поставил церковь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы в селе Матвеевском (семейной вотчине Мансуровых) в благодарность Богу за рождение женой Марией сына Петра.