odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Отписка Нерчинскаго воеводы Федора Воейкова Енисейскому воеводе Александру Салтыкову...

1683г. не ранее июня 5 – Отписка Нерчинскаго воеводы Федора Воейкова Енисейскому воеводе Александру Салтыкову о приостановке розысканий и добывания серебряной руды, по случаю ожидаемаго прихода Монголов в Даурию.

Господину Александру Петровичю, Богдану Леонтьевичю , Федор Воейков челом бьет. В нынешнем, господине, во 191 году ноября в 30, в Нерчинской острог блаженные памяти великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, прислана ко мне грамота, а в грамоте мне написано, велено в Даурских острогах для досмотру и плавки серебряной руды сыскать изо всяких чинов людей, кого б с такое дело стало, и послать их с Нерчинскими служилыми на те места, где наперед сего те руды иманы, и проведывая высматривая времени тайно, чтоб от воинских людей было безстрашно. И в нынешнем во 191 году, июня в 5 день, из Нерчинского острогу для розыску серебряные руды на Аргуню реку, на те места, где наперед сего руды иманы, нарядил и хотел послать Даурских детей [324] боярских Григорья Лоншакова, Ивана Попова, да десятников казачьих Филку Свешникова да Васку Милованова, которые наперед сего у тех руд бывали, а с ними Нерчинских и Аргунских казаков. 50 человек, да с ними ж нарежены были рудознатной мастер Киприяшка Ульянов. И в нынешнем же во 191 году, июня в 4 день, пришли ко мне в Нерчинской острог из за Аргуни реки с Далаю озера Мунгалских тайшей от Дагины Катуни и от детей ее посланцы Мунгалские люди Ирникий Батур с товарыщи, а передо мною те Мунгалские посланцы на писме говорили: прислали де их с выговором их Мунгалские Дагина Катуня и дети и выпрашивают у меня угрозою ясачных Брацких людей, которые в прошлых годех вышли из Мунгалской земли под государьскую самодержавную высокую руку в вечное ясачное холопство в Нерчинской острог, и ныне те Брацкие люди живут на прежних своих породных землях у Байкаловского моря и за Байкалом на Олхонском острову и на Верхоленской стороне; а ясак великим государем те выезжие Брацкие люди платят в Нерчинской острог в Итанцынском зимовье, а сбирают с них ясак Нерчинские казаки и привозят в Нерчинскоя острог; а будет де тех Брацких людей им Мунгалским тайшам от Нерчинских острогов не выдадут, и они Мунгалские люди угрожают мне войною, и сбираютца де всею Мунгалскою землею Мунгалские тайши, и дает де им тайшам Китайской богдохан в помочь людей с огненым боем, и хотят быть войною под государевы Даурские остроги, и в то де время Брацких ясачных людей и Тунгусов возмут де и неволею. И я, господине Александр Петровичь, слыша от Мунгалских людей такую шатость, и для розыску серебряные руды, за малолюдством, послать не смел, чего бы не потерять государских людей; и ныне я под Нерчинским острогом, за малолюдством, …(1) и от воинских неприятелских людей оборонитца мне будет некем и нечем, мелкова ружья, ручных пищалей, копей и бердышев нет. А в прошлом, господине, во 191 году к тебе в Енисейск о том я писал.

Черновой отпуск на 3-х листках. — Из архива Нерчинскаго Городоваго Правления.

Примечания:
(1) В этом месте, вероятно, пропущены слова: живу с великим опасеньем.
Воспроизводится по:
Дополнения к актам историческим, 1867г, т. 10. СПб. стр.323-324
Tags: Сибирь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments