odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Category:

Генерал Матвей Кровков на службе в Якутском воеводстве...

Многие иностранные граждане служили императорской России верой и правдой. Им Россия обязана многими победами на полях сражений и созданием многонациональной сильной империи. Современная Россия должна знать своих героев, благодаря которым она стала сильнейшей державой своего времени. К героям Отечества можно отнести Матвея Осиповича Кровкова, датчанина на русской службе. Он был послан в Якутию воеводой в сложный период. Крепость Албазин на Амуре была взята маньчжурскими войсками, в Охотском крае бушевала восстание тунгусов под руководством Зелемея Ковырина под лозунгом объединения всех тунгусов с Цинской империей. Якутск только что пережил очередное осадное сидение, когда восставшие якуты под предводительством Джеллика несколько раз приступали к острогу. Поэтому укрепление позиций Российского государства на Дальнем Востоке стояло на первой месте.
Кровков Матвей Осипович в 1658 г. впервые упоминается в документах как стряпчий рейтарского строя. К началу 1670-х годов московские выборные солдатские полки полковников Аггея Шепелева и Матвея Кровкова вместе с московскими стрельцами становятся ядром пехоты русской армии. С 1657 по 1682 г. Бутырский полк состоял под начальством датчанина генерала Матвея Кровкова; под его командой полк совершил много подвигов, и ему было даровано знамя с надписью "Берегись".
Матвей Осипович Кровков участвовал в русско-турецкой войне 1677-1681 г. Особенно отличился в сражениях на Днепре у Бужина и под Чигирином. В ночь на 1 августа 1678 г. против лучшей османской пехоты – янычар, укрепившихся на вершине горы и имевших в своем распоряжении сильную артиллерию, русской пехоте, в связи с условиями местности, пришлось наступать без огневой поддержки. Против турок двинулись две гвардейских дивизии под командой генерал-поручика Аггея Алексеевича Шепелева и генерал-майора Матвея Осиповича Кровкова, всего 6000 солдат при поддержке 10-тысячного корпуса конницы и пехоты думного генерала Венедикта Андреевича Змеева. Несколько русских атак были отбиты ураганным огнем противника, но генералы Шепелев и Кровков вышли перед строем и, надев свои шляпы на высоко поднятые шпаги, сами повели солдат в бой. Укрепления и батареи янычар были взяты, но ожесточенное сражение продолжалось.

За Чигиринский поход 1677 г. командир выборного полка Матвей Кровков получил чин генерал-майора. За Чигиринский поход 1678 г. Кровков был вначале пожалован в генерал-поручики, а в 1679 г. царь Федор Алексеевич пожаловал его в полные генералы. "Пожилой уже М.О.Кровков в своей челобитной писал, что он государям служил более 40 лет, со своими полками сражался с немцами, поляками, крымскими татарами, турками, ходил войной на калмыков, башкир, бился не щадя себя с бунтом "вора" Стеньки Разина, "и с иными многими иноземцы", на многих боях "избит весь и коньми растоптан и изувечен", "всякую нужду и голод терпел и мертвую кобылятину ел", сыновья Любим и Семен "изранены многими ранами". Царь оказался милосердным и Кровков был послан на Лену в Якутск "за многие службы и за раны и за кровь детишек своих" для "окупления долгов и выкупу деревнишек"1.
Сохранился любопытный царский указ (Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича) 1683 г. генералу Матвею Осиповичу Кровкову о назначении его якутским воеводой. В нем предлагалось накрепко приказывать служилым людям, которых он будет посылать для привода новых земель в ясачное подданство и для ясачного сбора по Лене и Алдану, чтобы они ясачным людям напрасных обид и налогов не чинили, брать с них ясак один раз в год, а по два и три ясака за один год не брать. В Якутском остроге воевода должен был проживать с великим береженьем от воинских людей и держать по острогу крепкие караулы, чтобы на острог не пришли воинские люди скрадом и вреда над острогом не учинили. Непослушных людей наказывалось смирять войной, небольшим разорением, чтоб их мирить слегка, чтобы можно было брать с них ясак. Привести в Якуцкий острог взятых в аманаты князцев и ясачных лучших людей с новых земель. Аманатов в остроге велели кормить государевыми запасами и накрепко беречь, посадив их на особом дворе, чтобы они из острога никуда не ушли и дурного над государевыми людьми и над собою не учинили.
Ему поручалось разведывать у иноземцев про новые земли, жители которых еще не платят ясак государю. Воевода туда должен был засылать служилых людей, но по приезду накрепко обыскивать, чтобы они не воровали соболей и отбирать мягкую рухлядь, полученную в качестве поминочной у местного населения. Оценив ценность отобранной у служилых людей «мягкой рухляди», присылать их в Москву к великим государям. А самому Кровкову предлагалось, что поминочную рухлядь, принесенную ему ясачными, торговыми и промышленными людьми из-за корысти не утаивать, а присылать с Лены великим государям с лучшими служилыми людьми. За государевой соболиной рухлядью служилых людей в год один раз, лишних служилых людей за той казной не посылать, чтоб в подводах и в корме на Москве лишних расходов государевой казне не было2.
С 1683 года Кровков стал якутским воеводой и прослужил им 13 лет. М.Кровкову пришлось столкнуться с проблемой защиты Якутска от внешнего врага. По отпискам воевод из разных городов Восточной Сибири, а также воеводы А.Л. Толбузина из Албазинского острога, он был извещен, что у «неприятельских Богдойских воинских людей умыслы рубежи учинить по Байкал море и по устье Олекмы реки или по Якутский острог». Эта угроза маньчжурских войск требовала скорейшего приведения якутских укреплений в боевую готовность3.
Матвей Кровков желая вознаградить себя за военную службу, стал ревностно собирать ясак: «С прошлого, со 192 г., с приезду генерала и воеводы Матвея Кровкова, приезжают к нам холопем вашим в ясачные волости ясачные сборщики многолюдством, человек по 14 и 15, и ездят в году по трижды и по четырежды. Да к нам холопям вашим приезжают в волости служилые люди для выбою с ясаком в город, и по ярлыкам подъячие и денщики, нас, холопей ваших, и родников наших грабят и разоряют и берут на себя соболи и лисицы добрые, и скот, и шубы наши якутцкие и санаяки и торбосы и малахаи и поясы бисерные и котлы, и топоры, и ножи, и пешни, и пальмы, и седла, и узды. А у кого у нужных (бедных) людей в посул взять нечево, и у тех берут жен и дочерей и держат себе в холопстве и блуд с ними творят. А как ясачным сборщикам приносим в ясак соболи и лисицы в волостях, и они ясачные сборщики тех соболей и лисиц в вашу великих государей казну в ясак не кладут, берут себе в посул, а ясак пишут на нас холопей ваших в доимку, и от того их грабежу мы холопи ваши разорились без остатка…».
«Да якутцкие ж ясатчики берут с нас лошадьми добрыми и рогатым скотом, а тот скот выбирают своими руками доброй жирной, а коров выбирают стельных, а не яловых. А как они ясатчики ездят по улусам, и тех битых иноземцев вяжут на аркан человеков по 10 друг за друга и за собою водят… А мучат нашу братью в улусах и разоряют не за государев ясак, за свою взятку, чтоб им выбрать воеводцкие посулы. А приезжают они ясачные сборщики в год по трижды по 14 и 15 человек, и делят меж себя того грабленого скота по жеребьям»4.
В итоге таких действий, воеводе Кровкову якуты прямо угрожали восстанием: «И в то время они иноземцы при многих русских людях перед приказом Матвею Кровкову говорили, что де они иноземцы с ними прикащики впредь будут управляться собою, и в острожках де и в зимовьях и на дорогах будут побивать их прикащиков и служилых людей для того, что де из города их иноземцев Матвей Кровков выслал, а суда им на тех людей не дал»5.
Но строгий воевода сурово расправлялся со всякими попытками неповиновения. Против батулинского тойона Орюкана Секуева ставшего «вором и изменником», Кровков послал крупный отряд Артемия Крупецкого, который догнал «изменника», разбил его и взял в плен вместе с 15 сообщниками. Пойманных «изменников» доставили в Якутск, где воевода Кровков, подвергнув их допросу и пытке, велел четвертовать главных виновников – Орюкана, его племянника и его раба Куттака, несколько других были повешены6. Однако часть восставших с боем ушла на Алдан и села в крепостях. Против них был отправлен пятидесятник Андрей Амосов со служилыми людьми и с отрядами якутских тойонов. Восставшие были разбиты, три вождя схвачены, отогнанный им полон и скот вернули домой7.
Строительство нового острога, была начато еще прежним воеводой Приклонским. При М.О. Кровкове строительство крепости было закончено. В 1687 г. встал новый острог с 8-мю башнями. Объединенными усилиями служилые, промышленные и торговые люди в 1685 – 1687 гг. обвели крепость тыновым острогом с восемью башнями, проезжая из которых достроенная до 8 саженей высоты была перенесена из головинского острога8.
К 1684 г. относится наказная память воеводы Матвея Кровкова сыну боярскому Архипу Лыткину о порядке застройки слобод вокруг нового города Якутска. В ней наказано, чтобы жители Якутска перенесли свои дома и строились около нового города по своим чинам слободами. Служилые и посадские люди должны были строго соблюдать порядок, попы селиться вместе с попами, дети боярские с такими же, сотники с сотниками и т.д. Между дворами было велено учинить улицы для проезда. Избы надо было ставить лицом и ворота к городу9.
М.О. Кровков заботился и об экономике вверенного ему края. Так, в 1686 г. в Якутии было найдено месторождение железной руды. Туда сразу были отправлены рабочие для добычи. В 1683 г. якутскому губернатору М. Кровкову из Сибирского приказа было отправлена грамота о запрещении жечь и сечь леса под пашни «в соболиных угодьях»10. Безусловно, эта мера правительства приостановила земледельческую колонизацию Якутии. Умер М.О.Кровков около 1700 г.

Якутский архив, № 2. Якутск, 2008.

Tags: Кровков, Якутск
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments