Показание Василия Пермяка якутскому воеводе М.О. Кровкову от июля 1687 г....

1687г. июля — Показание Василия Пермяка якутскому воеводе М.О. Кровкову от июля 1687 г. об исполнении им обязанностей приказчика Анадырского острога в янв. 1685 - янв. 1686 гг.

195 году июля в [пропуск] день [июль 1687], по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малые и Белыя Росии самодержцев, а в Якуцком в приказной избе перед генералом и воеводою перед Матвеем Осиповичем Кровковым десятник казначей Васка Тарасов сказал по святой евангелской заповеди Господни, еже ей ей: в прошлом во 193 году [сент. 1684 - авг. 1685], по указу великих государей и по отпуску генерала и воеводы Матвея Осиповича Кровкова, послан я Васка за море через гору, за нос, на Анандырь реку в Анандырское зимовтье для ясачного сбору; а со мною послано служилых людей 6 человек. И шел я Васка жо Анадырского зимовья через гору из Якуцкого до Индигирки реки до Зашиверского зимовья 6 недель, а из Зашиверского до Алазейского зимовья две недели, а из Алазейского в Ковымское нижнее зимовье пришел ноября в 21 день [21.11.1684]84. А шел в Анадырское зимовье ясачными и неясачными иноземцами по Анзе реке с великии пристрастием, шестью человеки служилыми людми, потому что вверх Анзи реки на Анадыре реке прилегли многие немирные землицы, Чюсайского и Ходынского и Корятцкого и Чюхоцкого родов85, оленные, кочуют безпрестанно. И пришел я в Анандырское зимовье генваря в 9 день [9.01.1685] на перемену казаку Михайлу Ворыпаеву, и принял у него Михайла Анадырское зимовье и служилых людей, и великих государей в казне всякие товары, и аманатов, и аманатцкие рыбные кормы, по росписному списку, и в том с ним росписался и росписной список я Васка прислал в Якуцкой, за своею рукою, в 193 году. И будучи в Анадырском зимовье, жил я Васка с великим бережением. А ясачные иноземцы великих государей ясак платят по своей воле, потому что видя служилых людей малолюдство великое, а идучи в Анадырское зимовье, по дороге многих служилых людей побивают, и из зимовья ясачные и неясачные иноземцы Ходынды и Чуванды86 и Коряки и Чюхчи разных родов под зимовье приезжают, и для рыбного промыслу и для аманатских кормов, и из зимовья не выпущают, и на рыбных ловлях служилых и промышленых людей побивают. А которые иноземцы великим государем ясак платят, и те у ясачного платежу говорят: ясак-де с нас просите, а от неясачных Коряк и Чюкчей не обороняете; те-де Коряки и Чюкчи многих родников их на соболиных приисках побивают, и жен и детей и родников их в полон емлют, и оленей грабят, из их жилищ сбили, и соболей великих государей в ясак промышлять не дают; а оборонить от тез неясачных Коряк и Чюкчей некем, служилых людей мало, оружья и зелья и свинцу нет. И пошел он Васка с Анадыря реки в нынешнем [ошибка вместо: прошлом] во 194 году генваря в 18 день [18.01.1686]. Его переменил десятник казначей Андрюшка Цыпандин. А после его что от немирных иноземцов учинилось, и про то де мне Васке неведомо87. Сказку писал казак Ивашко Антипин.

Примечания:

83. ДАИ 10: 350-351.
84. Учитывая расстояние между Алазеей и Нижеколымским зимовьем, весь путь из Якутска до Нижнеколымского зимовья должен был составить около 10 недель. Таким образом, Василий Тарасов Пермяк получил назначение в Анадырь и отправился туда из Якутска в первой половине - середине сентября 1684 г. = в самом начале 193 года, которым он датирует это назначение.
85. Т.е. юкагиры-чуванцы (термин «чюсайские» - от одного из чукотских обозначений чуванцев, чауджан, см. прим. 16), юкагиры-ходынцы, коряки и чукчи.
86. Возможно точная русская передача основного названия чуванцев и названия ходынцев в их нерусифицированной форме (у чуванцев - чуванзи). Окончание на -зи отражает юкагирское окончание названий родовых и территориальных группировок -дьи, «люди». Таким образом, чуванцы именовались по- юкагирски чувандьи, а ходынцы - *ходэндьи (ср. их тунгусское обозначение - ходейджиль [Долгих 1960: 424]).
87. Таким образом, «очищение» пути на Анадырь, произведенное Иваном Голыгиным из Нижнеколымского зимовья в январе 1684 г. (текст 13), оказалось неполным и неокончательным. И этому пути, и людям Анадырского острога по-прежнему угрожали и в 1685 г. Обращает, однако, на себя внимание тот факт, что в предыдущие годы в качестве противников русских и лояльных к ним аборигенов на пути к Анадырю и на Анадыре назывались исключительно юкагиры-ходынцы (чуванцы описываются неизменно как лояльные), а теперь главными противниками в этих же областях оказываются чукчи и коряки, а кроме них - какие-то группы тех же ходынцев, а также и чувавцев: сначала Василий Пермяк дважды говорит об угрозе со стороны представителей всех четырех этих этносов, потом - дважды называет в качестве врагов только чукчей и коряков. Сопоставляя это с данными о резком увеличении числа ясачных юкагиров, платящих ясак в Анадырском зимовье, имевшем место между 1680 и 1683 г. (см. ниже, п. 16), можно сделать вывод, что действия русских и союзных им сил из Нижнеколымского зимовья и Анадырского острога против враждебных ходынцев и их союзников, развернувшиеся в 1681/82 - 1684 гг. (вплоть до похода Ивана Голыгина на ходынцев в янв. 1684 г.), действительно привели к существенному ослаблению этих врагов и подчинению многих из них (а также многих их соседей, ранее не объясачивавшихся) русской власти; однако этим ослаблением ходынцев воспользовались прежде всего чукчи и коряки, начавшие набеги на рассматриваемые регион и превратившиеся уже в 1685 г. в главную угрозу ему; в связи с этими потрясениями и неусмиренная часть ходынцев, и часть чуванцев, до того лояльных, также вступали в столкновения с русскими и лояльными им аборигенами в регионе Анадыря.

Воспроизводится по:
А. А. Немировский Материалы по истории юкагиров и русской власти на Пенжине и Анадыре во второй половине 1670-х - середине 1680-х гг.
Tags: