odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Распросныя речи Албазинских казаков, о походе их на неясачных Тунгусов...

1685, апреля 10. — Распросныя речи Албазинских казаков, о походе их на неясачных Тунгусов, живущих по рекам Быстрой и Хамуну.

193 году, апреля в 10 день, явились в Енисейску Албазинские казаки Гаврилко Фролов, Пашка Огнев, Васка Ерофеев, Васка Павлов, Оска Иванов, да промышленой человек Митка Тушев, и в Енисейску в приказной избе перед боярином и воеводою князем Константином Осиповичем Щербатовым с товарыщи они Гаврилка Фролов с товарыщи и промышленой человек Митка Тушев роспрашиваны, а в роспросе сказали:
В прошлом де во 191 году били челом блаженныя памяти великому государю царю и великому князю Феодору Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, а в Албазинском остроге столнику и воеводе Федору Воейкову подали они Албазинские [97] казаки Гаврилко Фролов с товарыщи, 20 человек, за своими руками, челобитную, чтоб их отпустить из Албазинскаго на службу великих государей на Быструю и на Хамун реки, для призыву под самодержавную великих государей руку в ясачной платеж вновь неясачных иноземцов и для ясачнаго сбору; и столник де и воевода Федор Воейков ту их челобитную подписал, что им на ту великих государей службу на Быструю и на Хамун реки, для ясачнаго сбору, итти, и отдал де он Федор ту челобитную Албазинскаго острогу прикащику Ивашку Войлошникову и велел ему по той челобитной их Албазинских служилых людей из Албазинскаго острогу на службу великих государей на Быструю и на Хамун реки отпустить. И он де Ивашко их Албазинских служилых людей Гаврилка Фролова с товарыщи, 20 человек, на Быструю и на Хамун реки, дав им наказную память, отпустил на трех великих государей дощениках; да с ними ж де он Ивашко отпустил, сверх челобитной, Албазинских же служилых людей, Ивашка Семенова с товарыщи, осми человек, да Нерчинскаго казака Любима Барабанщика, по их челобитью, да охочих промышленных людей, для соболиных промыслов и для службы великих государей, к ним служилым людем в прибавку, 32 человека; а кто имяны служилые и промышленные люди с ним Гаврилком отпущены . . . . .(*), под тою наказною памятью; а всего де их служилых и промышленых людей было в том отпуску 61 человек. И будучи де они Гаврилко с товарыщи на той великих государей службе на Быстрой и на Хамуне реках, в прошлом во 191 году призвали под самодержавную великих государей высокую руку вновь неясачных иноземцов Четелкогирскаго, да Шамагирскаго, да Дилкагирскаго и иных розных родов, и взяли де они у тех иноземцов аманатов 6 человек и собрали с них великих государей ясаку, во 191 и во 192 годех, 11 сороков 35 соболей; а сколко де человек тех иноземцов они призвали и сколко с кого ясаку они взяли, и то де написано у них в ясачных книгах. Да в прошлом же де во 191 году сошлись они на усть Немилена речки с Якуцкими служилыми людми с Миткою Мокрошубовым да с Петрушкою Меркушевым с товарыщи, с 33 человеки, да с ними ж де Якуцкими служилыми людми было промышленных людей 30 человек; а те де Якуцкие служилые люди Митка Мокрошубов да Петрушка Меркушев с товарыщи из Якуцкого острогу посланы были в Тугурское зимовье с Якуцким сыном боярским с, Петром Оксентьевым, для ясачнаго сбору; а промышленные де люди жили в Тугурском зимовье для своих соболиных промыслов; а как де они промышленные люди из Якуцкого в Тугурское зимовье пришли, про то де они Гаврилко не ведают.

А из Тугурского де зимовья они служилые люди, Митка и Петрушка с товарыщи, и промышленные люди отпущены были на Хамун, для прииску и призыву новых неясачных иноземцов под самодержавную великих государей высокую руку в ясачной платеж, от Якуцкого сына боярского от Петра Оксентьева, по наказной памяти. И они де Албазинские и Якуцкие служилые и промышленные люди ходили с ним Гаврилком с товарищи с Хамуна реки к неясачным иноземцам Орилского да Тугочерского да Кидагирского родов для призыву их под самодержавную великих государей высокую руку в ясачной платеж, и те де иноземцы учинились непослушны; и они де служилые и промышленные люди взяли у них из за бою аманатов трех человек, а [98] ясаку де на великих государей с тех иноземцов не взяли они ничего, потому что де те иноземцы великим государем изменили и подозвав иных неясачных иноземцов, приходили на них служивых и промышленных людей войною. Да они ж Албазинские и Якуцкие служивые и промышленные люди ходили в усть Немилени речки на Амур реку к новым неясачным иноземцам к Гилякам и Наткам, чтоб тех новых неясачных иноземцов призвать под самодержавную великих государей высокую руку в ясачной платеж; и те де неясачные иноземцы, Гиляки и Натки, великим государем учинились непослушны ж, и в ясачной платеж не пошли ж, и с ними де служивыми и промышленными людми учинили бой, и на том де бою убили из них Албазинских казаков двух человек, да Нерчинского казака, да Якуцкого одного казака, да Албазинских промышленных двух человек, да промышленых же людей, которые были с Якуцкими служивыми людми, дву человек. И после де того, Якуцкие служивые люди Петрушка Меркушев, Петрушка Остафьев с товарищи, 14 человек, ходили собою в Тугурское зимовье и взяли у прикащика у Петра Оксентьева Тугурских аманатов 5 человек, и тех де аманатов привели к ним Гаврилку с товарищи, и били челом блаженныя памяти великому государю царю и великому князю Феодору Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, и на Хамуне реке ему Гаврилку подали они Якуцкие служивые люди Петрушка Меркушев с товарищи, за руками, челобитную, чтоб де им Петрушке с товарищи быть по Албазинскому острогу в казачье службе и служить великим государем службу с ними Гаврилком с товарищи, и тем бы Хамунским Тунгусам аманатом быть в Албазинском уезде вместе на Хамуне реке в Дукинском ясачном зимовье. А с Тугурского де зимовья они Якуцкие служивые люди Петрушка с товарищи пошли от великих налог и обид Якуцкаго сына боярского от Петра Оксентьева; а какие де обиды и налоги от него Петра к ним Якуцким служилым людем были, и то де написано в заручной их челобитной; а ту де челобитную подали они в Якуцком остроге генералу и воеводе Матвею Кравкову, а с той их челобитной генерал и воевода Матвей Кравков дал им Гаврилку с товарыщи из приказной избы список, за рукою Якуцкого приказной избы подьячего Михайла Ушницкаго. И он де Гаврилко ту их челобитную и аманатов у них принял, и велел де он Гаврилка с товарыщи им Якуцким казакам Петрушке с товарыщи быть с собою на Хамуне; и о том де их Якуцких казаков приходе и о Тугурских аманатах, что они с собою привезли, писал де он Гаврилко в Албазинской острог к прикащику к Ивашку Войлошникову, и отписки послал с Албазинскими служивыми людми с Гришкою Никитиным сыном Патрушем да с Михайлом Васильевым, и тех де служивых людей на дороге на Быстрой реке Богдойские люди побили и отписки де у них взяли. Да с ними ж де пришли в Албазинской, охотою, Якуцких казаков 4 человека, Митка Мокрошубов с товарищи, да промышленной человек, и те де Якуцкие служивые люди и промышленной человек на Быстрой реке с ними с Гришкою да с Максимком Васильевым от Богдойских побиты ж в то ж время. Да тех же де Якуцких служивых людей, 13 человек, Петрушка Карпов с товарыщи, которые с ним Гаврилком с товарыщи сошлись на Хамуне на усть Немилени речки, пошли от них служить в прежнее свое Тугурское зимовье к Якуцкому сыну боярскому к Петру Оксентьеву, а достальные Якуцкие служивые люди, 15 человек, которые с ними сошлись, и промышленные люди, 27 человек, которые [99] с теми Якуцкими казаки пришли, ходили с ними Гаврилком с товарищи в верх по Хамуну реке в Дукинское зимовье для ясачного сбору, а промышленные люди для своих промыслов; а из Дукинскаго де зимовья посланы были на Быструю реку для ясачного сбору с новопризывных иноземцов Албазинские служивые люди 4 человека, и тех де 4-х человек ясачные Тунгусы с Китайскими людми побили ж. И во 192 году, октября в 15 числе, Тугурских аманатов, которых они взяли, родники их ясачные иноземцы, которых они Гаврилко с товарищи призвали, подозвав неясачных иноземцов Гиляк и Наток, и с теми неясачными иноземцы, скопясь человек ста с три и болше, приходили к ним Гаврилку с товарищи войною на усть Дуки реки к ясачному зимовью, и с ними Гаврилком с товарищи бились, и под зимовьем де на рыбных промыслах убили те иноземцы Албазинскаго казака, да промышленных людей трех человек, да Якуцких казаков двух человек, и погромные де их ясыри, которых они взяли за боем с Якуцкими казаками, на усть Амгуна реки, Оринских неясачных Тунгусов, и для прокормления розданы, были выше Дукинскаго ясачнаго зимовья ясачным Тунгусом, и те де Тугурские ясачные Тунгусы с теми неясачными людми с Гиляками и с Натками тех ясачных Торомских и Амкагирских и Чипчагирских Тунгусов с женами и с детми и погромные их ясыри взяли в полон всех. Да на той же де великих государей службе с голоду померло Албазинской казак, да Албазинских же промышленных 3 человека, да Якуцкой же промышленной же человек. И они де Албазинские и Якуцкие служивые и промышленные люди, послыша и узнав допряма от тутошных ясачных Тунгусов, что Жиганские люди вышли на Амур реку с войною и в Албазинской де у них Ганки с товарищи дороги переняли, пошли они Албазинские и Якуцкие промышленные люди с Хамуна реки через Тугурское зимовье в Якуцкой острог через хребты, и в Тугурском де зимовье они Албазинские казаки Ганка Фролов осталых Якуцких казаков Петрушку Меркушева с товарищи, 13 человек, и Тугурских аманатов 5-ти человек, которых они Петрушка с товарищи к ним привезли, и его де Ганкина со товарищи приводу, 9 человек аманатов, которых аманатов они взяли на Быстрой и на Хамуне реках у новопризывных иноземцов розных родов, отдали того Тугурского острогу прикащику, Якуцкому казаку Ивашку Щепоткину с товарищи с роспискою, а промышленных де людей, которые с ними Якуцкими служилыми людми приходили к ним Ганке с товарищи на Хамун, 25 человек, задержал в Тугурском зимовье, для малолюдства служилых людей, он же Иван Щепоткин, и тех Якуцких промышленных людей, 14 человек, Агейко Алексеев с товарищи пошли из Тугурского зимовья морем окияном в лодках в Удской острог. А с ними де Гаврилком с товарищи они промышленные люди в Удской острог сухим путем не пошли, для того что де чаяли они итти до Удского острогу морем, сухаго пути ближе, и при них де Гаврилке с товарищи те промышленные люди в Удской острог не бывали и ничего про них не слыхали. А Якуцкие де служилые и досталные промышленные люди от них Албазинских казаков Гаврилка с товарищи и с аманаты остались в Тугурском зимовье; толко де из тех промышленных людей один человек Ивашко Антоков пришол со ними в Якуцкой острог. А их де Албазинских казаков, идучи в Якуцкой острог, осталось на Уде реке в Уцком остроге, для прокормления, 5 человек, да промышленных людей 9 человек, потому что де итти им в Якуцкой, за ску-[100]достью, не в мочь и хлебных запасов на дороге, чем им до Якуцкаго дойти, купить было нечем; а хлеб де был в Уцком зимовье дорог, пуд муки ржаной покупали по 5 рублев. А в Якуцкой де их Албазинских казаков пришло 12 человек, да промышленных людей, которые с ними из Албазинского отпущены и с Якуцким промышленным, 16 человек, из Якуцкого в Илимской великих государей с ясачною казною пришло их служивых и промышленных 28 человек, и из Илимскаго де послали они в Нерчинской и в Албазинской с отписки Албазинских казаков 2 человека, да в Илимском де уезде на Киренге осталось, за немочью, Албазинской казак, да промышленной человек. А в Илимском де из них Албазинских казаков 24 человека, Гришка Осокин с товарищи, да промышленные люди, 13 человек, Володка Карпов с товарищи били челом великим государем, а в приказной избе столнику и воеводе Илье Змееву подали они челобитную, чтоб великие государи их Гришку с товарищи пожаловали, для их скудости, велели отпустить в Албазинской острог; и по их де челобитью, столник и воевода Илья Змеев из Илимского в Албазинской острог их отпустил. А кто имяны Албазинские служилые и промышленые люди от иноземцов побиты, и которые остались в Удском остроге, и в Илимском уезде, и на Киренге, и кто имяны пошли из Илимского в Албазинский острог, и тому они подали к сему роспросу роспись. А как де они Гаврилко с товарищи отпущены были из Албазинского острогу на Быструю и на Хамун реки для призыву под самодержавную великих государей высокую руку в ясачной платеж неясачных иноземцов, и с ними де Гаврилком с товарыщи послал из Албазинского прикащик Ивашко Войлошников великих государей товарной казны, новопризывным ясачным иноземцом великих государей на жалованье, 5 аршин без чет. сукна амбурского краснаго, 40 огнив, 3 котла зеленой меди, а сколко весом, того де они не помнят, 10 ножей; и ту де великих государей казну роздали они новопризывным ясачным иноземцом роздали они Гаврилко с товарищи великих государей на жалованье мелкими статьями, и та де раздача писана у них в ясашных книгах. Да им же де новопризывным ясашным иноземцом роздали они Гаврилко с товарищи великих государей на жалованье своего товару: он Гаврилко 30 огнив, 2 топора, клещи малые; Пашко Огнев: полпуда олова в блюдах и в торелех; Васка Порфеев: котел красной меди, весом 4 фунта, с чет., 7 ножей с припои медными; Васка Павлов: олова в тореле 1 ½ фунта; Оска Иванов 4 пальмы Якуцкого дела, потому что товарной де казны великих государей на раздачю тем новопризывным иноземцом великих государей на жалованье не достало.
Да они ж Гаврилко с товарищи, против отписки из Якуцкого генерала и воеводы Матвея Кравкова, роспрашиваны, а в роспросе сказали: казны де великих государей, пороху и свинцу, и железных всяких судовых припасов, и прядена, и невод, и аманата казачья, ружья, и погромных ясырей, и всяких пожитков у Якуцких казаков у Петрушки Карпова с товарищи не грабливали, и себе не имывали, и их Петрушку с товарищи не вязывали и в колодках деревянных не держивали, и с копьи и с ружьем над ними не стаивали; а невод де Якуцких казаков у Петрушки Меркушева с товарищи видели, а они де Гаврилко с товарищи того невода не имывали, а называли де они своим, а не государевым. А Тугурского де прикащика Петра Оксентьева и казаков в зимовье они Ганка с товарищи не бивали, а пожитков их не грабливали, и ве-[101]ликих государей казны, пошлинных денег, не имывали ж, и Уцкаго зимовья и казны де великих государей и аманатов взять не похвалялись.
Да они ж Гаврилко с товарищи допрашиваны: написано в Якуцкой отписке, что сказали они Гаврилко с товарищи в Якуцком в приказной избе в допросе: Якуцкие де казаки Петрушка Меркушев да Петрушка Остафьев с товарищи, 14 человек, да из них Албазинских казаков 7 человек ходили без его Гаврилкова отпуску в Тугурское зимовье, и взяли у прикащика у Петра Оксентьева Тугурских аманатов 5 человек, и те де Якуцкие и Албазинские казаки Петрушка Меркушев с товарищи тех Тугурских аманатов привели к нему Гаврилку; а в вышеписанном допросе они Гаврилко с товарищи сказали, что ходили де по тех аманатов в Тугурской острог Якуцкие казаки Петрушка Меркушев с товарищи, 14 человек; а что их Албазинские казаки с теми Якуцкими казаками по тех Тугурских аманатов ходили, про то они в допросе не сказали, и для чего они то в допросе своем утаили?
А в допросе они Гаврилко с товарищи сказали: в Тугурской де острог ходили и аманатов в Тугурском остроге у прикащика у Петра Оксентьева взяли Якуцкие казаки Петрушка Меркушев с товарищи, 14 человек; а Албазинские де казаки с теми Якуцкими казаками по тех аманатов в Тугурской острог никто не хаживал. А в Якуцком де остроге в приказной избе в допросе они Гаврилко с товарищи про то не сказывали, и то де написано в отпуске не против их допросу.
Таковы белые роспросные речи и роспись, за руками Албазинских служилых людей Гаврилка Фролова с товарищи и промышленнаго человека, посланы из Енисейска, под отпискою, к великим государем к Москве; а белых роспросных речей не оставлено, за бумажною скудостью.

За сим в рукописи следует список имян 16-ти Албазинских казаков и промышленных людей, убитых Тунгусами и Китайцами, и 3-х чел. умерших от голода.

Из рукописи под заглавием:Списки Енисейской архивы (часть 4-я, в лист, на 415 л.). принадлежащей Императорской Академии Наук.

Воспроизводится по:
Дополнения к актам историческим, 1872г, т. XII, СПб., № 8, с. 96 — 101

Tags: Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments