Арктические тени Третьего рейха...(35)

318-319.jpg

Тайна бетонных колец у Муста-Тунтури
Есть еще весьма любопытные, а главное, совершенно необъяснимые сооружения в окрестностях Лиинахамари. Долгие юлы огромные бетонные кольца, а вернее, выгороженные бетонной стенкой огромные бассейны на западном берегу Печенгского залива считались подбашенными железобетонными конструкциями для гитлеровской сверхмощной бронебашенной артиллерии. Самым удивительным было то, что такие же конструкции, правда, сильно разрушенные, были найдены и недалеко от хребта Муста-Тунтури, разъединяющего полуостров Средний от материка. Для полной ясности этого утверждения не хватало только соседства броневых барбетов, которые являлись бы опорой для этих башен и надежной защитой для железобетонных колец. Но о таких артиллерийских сооружениях никто и никогда открыто не упоминал. И сегодня неясно, для чего немцы, все же их соорудили.
В послевоенные годы на схемах, посвященных организации противодесантной обороны Петсамо и приведенных в справочниках и учебниках для военных училищ ВС СССР, вокруг Печенгского залива всегда было указано только несколько полевых батарей вермахта калибра 150—210-мм, противостоящих нашим полевым батареям из 113-го артиллерийского дивизиона на полуострове Средний.

Обычно на мысах Палтусово Перо, Романова и Крестовый здесь были указаны три 4-орудийные 150-мм полевые батареи, которые входили в состав артиллерийской группы «Unterabschnitt Finland» (на мысу Романов была сооружена МКВ 1/517, то есть 1-я батарея 517-го артдивизиона БО, которая имела собственное название в честь командира «Battrie Sensenhauser», на мысу Палтусово Перо — МКВ 2/517, на мысу Крестовый — МКВ 3/302). В районе озера Кукшинъя была сооружена 4-орудийная 210-мм полевая батарея (пушки К39/40 сухопутные, батарея НКВ 2/773). Но на этих схемах никогда не показывалось строительства нацистами броневых артиллерийских башен. Однако мощные конструкции из железобетона — совершенно реальны и за прошедшие годы никуда не исчезли.

Пелену таинственности несколько приподняла монография Юрия Перечнева «Советская береговая артиллерия», увидевшая свет в московском издательстве «Наука» в 1976 году. Здесь в заключительной части, среди обобщающих схем и таблиц, удалось найти схему района действий батарей 113-го артиллерийского дивизиона (113 АДн) на коммуникациях противника, где указаны места строительства 2 бронебашенных установок: 381-мм в районе озера Сорсаярви (возможно, речь идет о батарее «Suomi». — Авт.) и 152-мм в южной части губы Долгая. Первая из них могла держать под огнем весь полуостров Средний, треть полуострова Рыбачий, половину Мотовского залива, а в южном секторе — стрелять до горы Большой Кариквайвишь. А вторая — держать под обстрелом Айновские острова, половину полуострова Средний и всю губу Малую Волоковую. При этом случайно или нет, но схема со значками бронебашенных установок была помещена отдельно от текста с рассказом о нарушении прибрежных морских коммуникаций в Варангер-фиорде. Возможно, это и позволило в те годы избежать удаления со схемы отметок артиллерийских башенных установок для 381-мм и 152-мм орудий. Но, вероятно, этот же нехитрый прием убрал обе бронебашенные установки «с глаз» советских и российских историков.

Сегодня сделана первая попытка устранить этот пробел. Уверен, что найдутся новые энтузиасты и любители военной истории, которые после прочтения данной книги обязательно подскажут и новые идеи. Например, в развитие версии о возможности их применения для реактивной артиллерии.

К началу Великой Отечественной войны немцы дальше всех продвинулись в этой области вооружения. Однако в основном они использовали эти ракеты для поддержки работы обычной артиллерии, и очень редко с наступательными целями. Основу их реактивной артиллерии составили мобильные пусковые установки для твердотопливных ракет «Небельверфер».

Разработка артиллерийских ракет «Небельверфер» началась в конце 1930-х годов. Тогда на полигоне в Куммерсдорфе были успешно проведены испытания артиллерийских ракет калибра 150 мм. Они предназначались для вооружения химических подразделений вермахта, первоначально сформированных для общевойсковой маскировки и ведения химической войны. «Небельверферы» выпускались в нескольких вариантах различного калибра: 15, 21, 28, 30 и 32 см В перспективе проектировалась разработка ракет калибра 24,30,5,38,42,85 см

Первые ракеты были выпущены в двух вариантах: 280-мм (28-cm Wurfkorper Spreng) с фугасным зарядом и 320-мм (32-ст Wurfkorper MF150) с зажигательной боеголовкой. Первоначально эти ракеты поставлялись в войска в деревянных переносных контейнерах и были оснащены передними ножками для обеспечения прицеливания, что позволяло штурмовым частям вермахта использовать их против бункеров и иных укреплений, но более часто, из-за небольшой дальности полета (до 2 километров) и очень низкой точности, для стрельбы по городским кварталам. Так, в 1942 году их применили во время осады Севастополя. Возможно, именно применение зажигательных зарядов 32-ст Wurfkorper MF150 было принято очевидцами за применение малых ядерных зарядов, о которых было рассказано в главе 3. По крайней мере, именно тогда немногие уцелевшие, но в основном ослепшие советские солдаты из 19-й стрелковой бригады рассказали, что в районе падения снарядов произошла яркая вспышка, а затем поднялся высокий пылевой гриб. Те же советские военнопленные и жители Севастополя, кому пришлось собирать здесь погибших для захоронения в братских могилах, вспоминали, что здешняя земля, и даже кирпичи и камни, была как бы оплавлена. В любом случае следует отметить, что боевое использование 32-cm Wurfkorper MF150 под Севастополем и Курском следует изучить самым внимательным образом. Ведь немцы разрабатывали для некоторых своих ракет специальные взрыватели. Примером такой разработки стали инфракрасные неконтактные взрыватели доктора Шлике, которые американские военные моряки захватили в мае 1945 года на подводной лодке U234. Эти устройства могли создаваться как для ракет с головками теплового наведения, так и для ракет с ядерными боевыми частями, где эти взрыватели должны были сжать до критической массы плутониевый заряд.

В рамках программы «Небельверфер» были также выпущены 15-cm Wurfgranate 41 Spreng (фугасная) и 15-cm Wurfgranate 41 Kh Nebel (дымовая). Внешне они были похожи, а в полете издавали сильный гудящий звук, из-за которого наши союзники даже дали им прозвище «Moaning Minnie» («Стонущая Минни»).

Первая пусковая установка для стрельбы этими ракетами представляла собой одноствольное устройство, известное как Do-Great I (по фамилии руководителя программы создания в Третьем рейхе ракет дальнего действия Вальтера Дорнбергера. — Авт.). Она предназначалась для использования воздушно-десантными частями, но применялась десантниками крайне редко. Основной вариант пусковой установки получил обозначение 15-ст Wurfgranate 41 (NbWrf 41).

Установка представляла собой 6-ствольный реактивный миномет на двухколесном лафете, стволы соединялись вместе в пакет при помощи передней и задней обойм. Пуск ракет происходил поочередно в строгой последовательности. В штатном варианте в одной батарее насчитывались 12 и более пусковых установок. Обстрел одной батареей мог быть разрушительным, поскольку ракеты охватывали значительную площадь вокруг цели, а взрывы из ракет были мощными. На марше Nebelwerfer 41 обычно везли на буксире за легким полугусеничным автомобилем, в кузове которого находился заряжающий данного артрасчета, дополнительные боеприпасы и самое необходимое для стрельбы оборудование.

В 1942 году была выпущена мобильная пусковая установка 15-cm Panzerwerfer 42 (Pz Wrf 42), которая представляла собой полугусеничный бронетранспортер Sd Kfe 4/1 Maultier («Мул») с установленной в верхней части пусковой реактивной 2 х 5-ствольной установкой. Вслед за первой ракетой появилась 210-мм версия — 21-cm Wurfgranate 42 Spreng (NbWrf 42), которая применялась только с фугасным зарядом. Впервые она была применена на Восточном фронте в 1943 году.

В конце войны, а вернее, в январе 1945 года, фирма «Крупп» предложила пусковую установку для двух новых ракет калибра 21-см и 30-см, стрельба которыми могла производиться на дальность в 10 километров. Тогда же были предложены проекты установок для ракет калибра 30,5-см и 42-см.

Фирма «Рейнметалл» в конце 1944 года предлагала установки под ракеты калибра 24 и 38 см. Но самой большой реактивной установкой была 85-см (8 5-cm Werfer), которая 2-тонным снарядом могла стрелять на 210 километров. Эта установка представляла собой одиночную пусковую трубу, перевозимую на марше на 2 четырехколесных тележках, которая на позиции устанавливалась подобно трубе миномета. Вот где бы могли пригодиться конусообразные бетонные кольца на берегу Девкиной заводи или у Муста-Тунтури. Правда, пока это лишь гипотеза, но она заслуживает более внимательного отношения, чем прежде. Тем более что нацисты искали любые реальные пути для увеличения дальности реактивной стрельбы. Например, для увеличения дальности стрельбы «Небельверферами» в конце войны проводились исследования по оснащению такими установками подводных лодок и военно-морских баз. А подводные лодки, как вы понимаете, могли намного увеличить дальность стрельбы «реактивных минометов». Сегодня мы еще вынуждены рассматривать данные версии в таком виде, но, похоже, близок тот день, когда тайны бетонных колец у Муста-Тунтури будут разгаданы. Но есть еще одна весьма любопытная версия о возможности использования бетонных колец, имеющих конусообразную основу, как некой составляющей системы для применения неких образцов вооружения, которые после войны получили «баллистические ракеты». О взглядах нацистов на размещение и применение в северных районах Советского Союза данного ракетного оружия максимально подробно рассказано далее.

Сергей Ковалёв.
(продолжение следует)