odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Арктические тени Третьего рейха...(33)

318-319.jpg

Упорное молчание берегов Эклипс и Бирули
Есть на Берегу Харитона Лаптева два залива с красивыми и необычными для этих мест названиями «Эклипс» и «Бирули». Первый получил свое название в честь полярной шхуны «Эклипс», команда которой под руководством Отто Свердрупа зимовала на здешнем мысу Вильда в 1914–1915 годах.
В 1914 году российское Гидрографическое управление организовало экспедицию для поисков ушедших двумя годами ранее в Арктику русских экспедиций старшего лейтенанта Георгия Седова, Владимира Русанова и лейтенанта Георгия Брусилова. Согласно плану участников поисковой экспедиции, и было приобретено в Норвегии старое, но очень добротное полярное китобойное судно, построенное из дуба и весьма твердого грин-хирта еще в 1867 году на шотландской верфи, которое получило столь звучное название.
6 августа 1914 года «Эклипс» вышел из Александровска-на-Мурмане и 12 сентября дошел до мыса Штеллинга, где уперся в невзломанный лед, окончательно остановивший дальнейшее движение экспедиции. Морякам пришлось вернуться и зазимовать у мыса Вильда.

Зимовка прошла успешно благодаря тому, что значительная часть продовольствия, ранее приобретенная Руальдом Амундсеном для собственной экспедиции и переданная на «Эклипс», отличалась большим разнообразием.

11 августа 1915 года экспедиция Отто Свердрупа покинула место зимовки и продолжила движение на восток На мысу Вильда был оставлен большой продовольственный склад, который, как показало время, и через четверть века, когда его нашли германские подводники, надежно хранил продуктовые консервы готовыми к употреблению.

После окончания Великой Отечественной войны этот район, как большая часть районов Севморпути, был засекречен. Более того, его даже «забыл» включить в свой великолепный справочник «Морская карта рассказывает» известный советский топограф Борис Масленников. Ни в его первое издание, увидевшее свет в 1973 году, ни во второе, дополненное, которое появилось в 1986 году.

С конца 1960-х годов на берегу бухты Эклипс была размещена пограничная застава, которая стала одним из подразделений Отдельного Арктического пограничного отряда. До 1994 года рядом с ней находилась отдельная рота ПВО. Чтобы понять, какой здесь «медвежий угол» России, стоит узнать, что сегодня вертолет из отряда прилетает на Эклипс не более 2–3 раз в год. А прежде офицер-пограничник мог свободно отправить свою жену в «город», то есть в поселок Диксон, чтобы та могла побродить по местным магазинам. В последнее время на эту заставу прилетают служить только холостые офицеры.

Из всех здешних достопримечательностей, которые обязательно показывают гостям, — это 300-метровая гора Оленья и 5-метровый крест лейтенанта Колчака (на мысе Вильда, в 4-х километрах от заставы). Этого исполина будущий адмирал поставил во время Большой Карской экспедиции еще в 1905 году.

Но главное здесь — изумительная природа, особенно на берегах, впадающих в соседние с Эклипсом бухты — Воскресенского и Ломоносова — речки Гранатовая и Каменная, и впадающей собственно в бухту речки Атта.

Берега бухты низкие, с широкими песчано-галечными пляжами. Возможно, именно эти красоты и привлекли изначально сюда гитлеровских подводников, которые летом 1943 года впервые появились в речных берегах. Их незамеченное появление было совершенно реально. Бухту Эклипс, в районе между шхерами Минина и архипелагом Норденшельда, природа словно бы специально создала для отдыха подводных экипажей. Неудобство лишь в одном, что пляжи, расположенные между мысами Вильда и Домашний, покрыты многолетними залежами плавника. Правда, рассмотреть их можно только в августе — сентябре, когда снежные заносы освобождают эти многометровые залежи. В иные месяцы, даже в мае — июне, случайно оказавшийся здесь путешественник с изумлением увидит себя на высоком обрывистом берегу. В действительности же он будет стоять на плавниковом завале.

Среди этих завалов немногие счастливчики из числа местных жителей и пограничников и наблюдали неизвестную субмарину. Но и сегодня она надежно бережет свою тайну и тайну груза, находящегося в ее трюмах и цистернах.

Напротив бухты Эклипс расположены необитаемые острова Мячина. А ближайшее жилье на мысе Стерлегова — в 80 километрах, где тогда находилась полярная станция и пост СНиС. Правда, в соседней бухте Ломоносова имелась небольшая избушка-фактория с небольшим же складом для продовольствия и дров, где уже после начала войны обосновалось несколько полярников. Но они на берегу залива практически не появлялись. Еще несколько полярных станций располагались в 180 километрах, на островах архипелага Норденшельда. Оттуда ждать незваных гостей тоже не приходилось. Таким образом, практически безлюдная бухта с прекрасной природой.

С факторией на берегу залива Ломоносова связана военная легенда. Развалины здешних строений были хорошо заметны даже в конце 1990-х годов. Несмотря на то что эти бревна оказались практически скрытыми тундровой растительностью, было заметно, что здесь когда-то был сильный пожар. В старом архиве пограничной заставы «Мыс Челюскина», который из-за малости места в строениях заставы чудом сохранился, есть данные о посещении этой бухты германской подводной лодкой.

Гитлеровцы в тот день здесь высадили десант, захватили избушку и находившихся в ней полярников. Но, как это часто бывает на Крайнем Севере, неожиданно началась метель, и немцам пришлось переждать непогоду в домике фактории. Спустя несколько часов, когда метель стихла, в домик фактории неожиданно вернулись оба охотника, которые уходили для заготовки свежего мяса и рыбы. Гитлеровские моряки не ожидали этой встречи, и во вспыхнувшей перестрелке несколько гитлеровцев было убито и ранено. Охотники, судя по всему, тоже погибли. Нацисты сожгли станционную постройку и вернулись на подлодку.

Хотелось бы особо отметить, что через год, когда германские моряки привели свои подлодки к мысу Стерлегова, старший в группе действовал уже более осмотрительно: прежде чем напасть на полярную станцию «Мыс Стерлегова», командиры лежащих на мелководье субмарин тщательно изучили жизнь советских полярников и моряков здешнего поста СНиС. И лишь через сутки, ранним утром, захватили оба сооружения. Но об этой военной странице истории Севморпути уже было рассказано.

Ясно, что гитлеровцы рассчитывали захватить на редко посещаемой полярной станции в бухте Ломоносова отменного «метеоязыка», секретные карты, а может, и секретные коды. При этом были твердо уверены, что раз уж это одна из самых малолюдных станций, то, допустим, на Диксоне не скоро хватятся, чтобы узнать, почему неожиданно замолчала одна из дальних полярных метеостанций. Возможно, был именно такой расчет. А может, иной — они просто решили обезопасить здесь свое присутствие

Дело в том, что уже неоднократно, наши пограничники слышали о лежащей на побережье гитлеровской подлодке с заваренными люками и волнорезными щитами торпедных аппаратов. Начало этому положил некий старшина-пограничник, который в 1950-е годы выехал за «свежатинкой» на трофейной моторной лодке. Эта небольшая корабельная моторка с пустыми баками в конце 1960-х годов была обнаружена на заброшенном песчаном пляже между завалами бревен-плавника довольно далеко от береговой черты. Долго разбираться не стали, почему она здесь оказалась, и после короткого «расследования» происшествия, за отсутствием иных средств передвижения по морю, ее приняли на баланс пограничной заставы и стали использовать для охраны госграницы.

Наш старшина в неожиданно сгустившемся тумане слегка заблудился и решил переждать туман у берега Он повернул в сторону предполагаемой суши, и через несколько минут лодка ткнулась носом в отмелый берег, на котором темнели завалы плавника.

Еще через пару часов туман слегка поднялся, и изумленный пограничник обнаружил, что посреди ближайшего завала выглядывает совершенно ржавое хвостовое оперение неизвестной подводной лодки. Сбросить несколько бревен с корпуса подлодки не составило особого труда, и старшина, который начал службу в освобожденном городе Пиллау, увидел корпус гитлеровской субмарины с характерной «бочкообразной» рубкой. Беглый осмотр показал, что все бортовые отверстия субмарины заварены. Опасаясь, что подлодка была заминирована своим экипажем, старшина обошелся без попыток их вскрытия и вернулся на заставу, где, как и положено, доложил по команде. Далее рассказ обрывается, так как каждый участник такой беседы понимает, что старшина, скорее всего, очень быстро «забыл» то, что он увидел среди прибрежного плавника.

В дальнейшем рассказы среди пограничников и солдат отдельной роты ПВО об обнаружении «легендарной» подлодки нет-нет да возобновлялись. Но столь же быстро — затихали. В 1990-е годы появилось предположение, что в постперестроечные годы, пользуясь заметным ослаблением государственного внимания в России к собственным владениям в Арктике, некие «предприниматели», подобно «черным копателям», подогнали к подлодке баржу и увезли ее в неизвестном направлении. Но свежая информация, которую удалось узнать в 2006 году, подтвердила, что такой рейс «черных предпринимателей», если он действительно был, все же не имел успеха.

Конечно, проще было бы предположить, что это одна из наших подводных лодок проекта 613, которая от своей «праматери» XXIII серии получила свое подводное обличье. И после войны в составе одной из Экспедиций особого назначения (ЭОН) она могла переводиться по Севморпути на Дальний Восток, но по неизвестной причине была брошена в бухте. Но это весьма хлипкое предположение, а потому — оставим его без разбора.

Меж тем хотелось бы обратить внимание читателей, что рядом с мысом Вильда имеется бухта с весьма любопытным названием — бухта Слюдяная. А рядом… озеро Слюдяное и речка Слюдяная. Почему они названы именно так, вероятнее всего, скажут только специалисты узкого профиля. Но может, здесь действительно есть залежи слюды или алюмосиликатов, столь необходимых по меньшей мере для изготовления стекол манометров паровозов и кораблей? В том числе и германских? Но если эта гипотеза верна, то вышеупомянутая брошенная гитлеровская субмарина — одна из исчезнувших в Арктике транспортных подводных лодок, которая по какой-то неизвестной причине осталась лежать на Берегу Харитона Лаптева.

Еще одной тайной берегов бухты Эклипс на сегодня остаются две безымянные могилы с приметными крестами. Какие люди навсегда здесь погребены? И почему те, кто их укрыл здесь камнями от хищников, не оставил на крестах каких-либо гуриев или элементарных надписей? Может быть, когда-либо узнаем!

Этот удаленный арктический архипелаг насчитывает более 70 островов, расположенных у берега полуострова Таймыр между меридианами 94 градуса и 98 градусов восточной долготы, простирающиеся более чем на 60 морских миль. Двумя основными проливами — Матисена (вспомним о переходе крейсера «Комет». — Авт.) и Ленина — архипелаг делится на три группы островов: южную, среднюю и северную.

Южную группу составляют острова Нансена, Боневи, Таймыр, Пилота Алексеева и Пилота Махоткина с прилегающими к ним мелкими островами. Они отделены от берега материка проливами Фрам, Заря и Таймырский. Средняя группа, ограниченная с юга проливом Матисена, а с севера и востока проливом Ленина, состоит из островов Вилькицкого, островов Цивольки и острова Пахтусова. К северной группе островов относятся наибольший в архипелаге остров Русский, а также острова Литке и острова Восточные. Названия практически каждого из этих островов уже не раз упоминались на страницах данной книги. Большинство островов архипелага возвышенные и каменистые и представляют собой сглаженные гранитные купола, покрытые скудной тундровой растительностью. Береговая линия многих островов архипелага и соседнего с ним района материка очень извилиста; здесь множество небольших заливов, большая часть которых доступна даже океанским кораблям. На островах архипелага населенных пунктов нет, только на островах Русский и Правды в прежние годы имелись полярные станции. Для тайного базирования гитлеровских субмарин острова архипелага не слишком удобны: возможность пополнить здесь запасы пресной воды крайне ограничены из-за практически полного отсутствия озер и больших ручьев. На крайний случай набрать ее можно было лишь в Таймырской губе в отлив и при отсутствии западных ветров. Но ведь еще в 1942 году с какой-то целью сюда высаживался некий германский десант. Зачем? Ответа пока не нашли.

Другим, весьма любопытным местом Берега Харитона Лаптева, на этот раз на полуострове Зари, остается залив Бирули. Этот залив в Карском море был впервые исследован в 1903 году российской Полярной экспедицией и назван в честь ее зоолога Алексея Андреевича Бялыницкого-Бируля. Он вдается в берег материка между мысами Каменистый и Гнейсовый. Берега залива возвышенные, во многих местах каменистые, изрезанные небольшими бухтами.

Примерно в 5 километрах от залива находится господствующая над всей окружающей местностью гора Перевальная. Она имеет довольно острую вершину и довольно пологие склоны, сбегающие к морю. В вершине одной из составляющих ее небольших бухт — Северной — и сегодня хорошо просматриваются полуразрушенные постройки бывшего поселка Бирули, где когда-то проживали горняки, добывавшие в горных штольнях бериллий и изумруды. А неподалеку — заброшенное кладбище с покосившимися крестами. И что неожиданно — на некоторых из них можно рассмотреть… готические буквы.

Залив, а вернее, Южная и Северная его бухты, является лучшим местом для якорной стоянки судов на подходах с запада к архипелагу Норденшельда. Именно сюда в 1943–1944 годах и спешили гитлеровские субмарины из «призрачного конвоя», часть из которого навсегда осталась в советской Арктике. Может, потому берега Эклипса и Бирули молчат?

Сергей Ковалёв.
(продолжение следует)
Tags: арктические тени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments