odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Арктические тени Третьего рейха...(15)

318-319.jpg

«Академик Шокальский» погиб! Но — успел рассказать…
О роли, отведенной экипажам германских субмарин в создаваемой командованием кригсмарине арктической «системе», как: и о большинстве подобных хорошо охраняемых секретов Третьего рейха, известно крайне мало. Ниже вам будет предоставлено все, что появилось в послевоенные годы на страницах открытой печати или было рассекречено, и представлено в короткой справке Приложения.

Заняться внимательным исследованием присутствия гитлеровских субмарин в Карском море заставило потопление небольшого советского научного судна (а вернее, гидрографического бота, ГИСУ) «Академик Шокальский», который был уничтожен германской подлодкой 27 июля 1943 года примерно в 10 милях к востоку от новоземельского мыса Спорый Наволок.

По воле случая практически здесь же, только в октябре 1941 года, команда «Академика Шокальского» уже встречала гитлеровскую субмарину, но тогда бот успешно укрылся под берегом. Спасшиеся участники новой и последней встречи ГИСУ с «арктическим волком» все как один отметили, что вражеская подлодка имела необычную окраску корпуса. Вся ее надводная часть и ограждение прочной рубки были «запятнаны» большими кляксами, сделанными белой и голубой краской. И это прямо указывало на то, что немцы, опасаясь обнаружения советскими самолетами Полярной авиации, где-то у побережья отстаивались в надводном положении под маскировочными сетями либо лежали на мелководье у материка.

Гитлеровская субмарина расстреляла беспомощное гидрографическое судно практически в упор. Однако под прикрытием дыма от горящей надстройки часть полярников на корабельной шлюпке переправилась на кромку льда и укрылась за торосами от пулеметных очередей. А затем, после ухода врага, законопатив пробоины в шлюпочных бортах, полярники подошли к северовосточному берегу Новой Земли. Но когда они высадились на мыс Миддендорфа и разожгли здесь костер, как и двумя днями ранее, из-за едва видимого Спорого Наволока появилась немецкая бело-голубая подлодка и легла в дрейф недалеко от шлюпки.

Однако на этот раз немцы не стали обстреливать советских моряков, а, взяв шлюпку на буксир, увели ее с собой. Лишь в начале августа спасшиеся с «Академика Шокальского» были обнаружены силами поиска. После окончания войны удалось установить, что появление фашистских подлодок у северо-восточной оконечности Новой Земли и их внезапный выход из-за мыса Спорый Наволок, были совсем не случайными.

Нацисты в советской Арктике создали так называемую «систему», благодаря которой попытались взять под полный контроль все Карское море. Более того, сегодня известно, что в ее интересах с июля по октябрь 1943 года здесь действовало до 13 немецких подводных лодок, сведенных в группу «Викинг».

Уже во время работы над этой книгой от ветеранов-радиоразведчиков Северного флота удалось узнать весьма любопытные факты из далеких дней 1943 года. Например, то, что 13 августа один из «викингов» вышел в радиоэфир у Белушьей губы, а 18 августа почерк этого же немецкого радиста повторился уже у острова Крестовый (Новая Земля). Через неделю, 26 августа, он же «засветился» у шхер Минина. А утром 28 августа с неизвестной целью он вышел в радиоэфир недалеко от мыса Крашенинникова (восточный берег пролива Маточкин Шар). Меж тем именно отсюда неделей раньше, а точнее 22 августа, другая фашистская субмарина также вышла в радиоэфир. За август она полностью обогнула оба новоземельских острова, при этом побывала у залива Благополучия.

Эти данные, который ветеран-радиоразведчик привел уже в наши дни, причем, отмечу, ни разу не сбившись в наименовании новоземельских мысов и заливов, и привлекли внимание к ранее незаметной арктической «системе» нацистов. А именно деятельности их боевых подлодок, из которых, по аналогии с «серыми волками», часть именовалась «полярными или арктическими волками». Другую часть нацистских подлодок, выполнявших известные только их командирам задачи, можно смело назвать «конвойными или призрачными подлодками». Правда, до сих пор грань, рознящая эти подводные корабли, в открытой печати отсутствовала.

Данные строки могут вызвать сомнения отдельных оппонентов, но считать все фашистские субмарины, которые действовали у наших заполярных берегов, лишь боевыми кораблями, стало бы еще большим заблуждением. Судите сами!

Хорошо известно, что летом 1943 года в Карском море в составе группы «Викинг», состоявшей из подлодок 13-й флотилии, действовала U354 под командованием капитан-лейтенанта Карла-Хейнца Хербшлеба В составе ее экипажа находилась специальная группа радиоразведки кригсмарине (прототип будущих корабельных групп ОСНАЗ), которые имели с собой специальную аппаратуру для прослушивания радиопереговоров советских судов, идущих по Северному морскому пути. Для патрулирования этому «викингу» был определен район между островом Диксон и опушкой архипелага Норденшельда Видимо, ее моряки подготовили на острове Вардропер наблюдательный пункт, который сверху был укрыт маскировочной сетью в цвет летней тундры (таким его нашли после войны моряки советского судна «Исследователь». — Авт.). Установленной здесь радиостанцией нацисты пользовались летом — осенью 1943 или 1944 годов для передачи целеуказаний о проходящих по Севморпути конвоям.

В какой-то мере именно эта находка объясняет неожиданное, но счастливое окончание встречи с нацистской подлодкой советского гидрографического судна «Якутия» под командованием капитана А. Марышева Она произошла 14 сентября 1942 года Правда, по одним открытым данным это произошло у острова Вардропер, по другим — у мыса Медуз (пролив Хмызникова, северная часть шхер Минина). И пока фашисты сняли с острова своих наблюдателей, «Якутия» успела выскочить из опасного пролива и укрыться за ближайшим мысом. Немцы по неясной причине не стали их преследовать.

Но что интересно! Следующим летом мотобот «Мурманец» обнаружил у мыса Медуз работу уже двух фашистских радиостанций (в режиме «радиотелефон»). Так как подобная работа радиостанций у всех моряков мира считается наиболее скрытной (ультракороткие волны обычно не распространяются более чем на 30 морских миль от передатчика, а у побережья — и того меньше), то обнаружение радистом «Мурманца» переговоров между германской подлодкой и береговым постом или между двумя подлодками — это счастливый случай. Но этот же случай указывает и на то, что нацистские подводники, находясь в различных точках шхер Минина, не особо опасались за скрытность работы своих передатчиков.

Хотелось бы заметить, что район патрулирования все той же U354 в районе шхер Минина совсем не случайно. Измерение радиопеленгов немецкими береговыми радиопеленгаторными постами, например, на Новой Земле или на Земле Александры, позволяло по пересечению радиопеленгов на конкретное время с этих постов и с U354 получить точное место даже случайно вышедшего в радиоэфир советского транспорта. А далее, после получения и обработки полученной информации, береговой радиопередающий центр базы противолодочной обороны кригсмарине в городе Вадсе посылал информацию на все подводные лодки, находящиеся в Северной Атлантике и Арктике. После получения информации подводные «викинги», до того спокойно лежавшие на прибрежном мелководье материка под прикрытием маскировочных сетей, стягивались в назначенные районы и ждали подхода каравана Каждый из них мог принять сигнал боевого управления, находясь на глубине до 20 метров. Во время Великой Отечественной войны эти задачи сначала решали подводной флотилией, символом которой стал белый медведь, уютно устроившийся на рубке подлодки 11-й флотилии, базировавшейся в норвежском порту Берген. Ее субмарины сразу же после формирования флотилии летом 1942 года приступили к боевым действиям против конвоев в Северной Атлантике, идущих в Мурманск и Архангельск. Часть этих подлодок была задействована для разведки состояния льда, а также для оборудования метеорологических станций на отдаленных островах в Арктике. И интересно, что за все годы войны только в 3-х подводных флотилиях кригсмарине действовало. чуть больше 100 подлодок. Здесь же, в составе Бергенской флотилии, — сразу… 189 субмарин.

Подводная группировка кригсмарине в Северной Норвегии стала заметно расти начиная с середины 1943 года На этот раз, уже севернее Бергена — в Тронхейме — была сформирована 13-я флотилия подлодок, которая на рубки своих кораблей получила черную ладью викингов на белом кресте. Часть из 50 ее подлодок базировалась в Нарвике или Хаммерфесте, а треть — в Киркенесе.

Это было сделано не столько для того, чтобы вывести «арктических волков» из зоны досягаемости британских самолетов, но еще и чтобы сократить гитлеровским подводникам дорогу вокруг Новой Земли. Этому способствовало то, что в июле 1942 года на период полярного дня англичане прекратили поставки через Атлантику военных материалов по ленд-лизу. А в 1943 году прекратили отправку конвоев в СССР практически на 9 месяцев. У «папаши» Дёница появилась реальная возможность «волков», изначально выделенных для борьбы с атлантическими конвоями, направить в Карское море. Только с августа по сентябрь 1943 года нацистские субмарины были обнаружены у восточных берегов Новой Земли и у Таймыра более 80 раз. Правда, успехи немцев в Арктике были много скромнее, чем в Атлантике. Однако для Советского Союза это были серьезные потери.

Ведь по Севморпути везли грузы, остро необходимые нашей оборонной промышленности, которые было опасно везти через Атлантику. Например, американское оборудование для «Нордвиг-строя». Именно с этим грузом шел транспорт «Диксон», который в начале сентября 1943 года гитлеровская субмарина отыскала у островов Мона. Затем в Енисейском заливе или подорвался на мине, или был торпедирован транспорт «Тбилиси». Но самый большой урон в 1943 году гитлеровские подводники нанесли нашему арктическому конвою ВА-18, который вез импортные грузы и оборудование для Севморпути и цехов Норильского горнометаллургического комбината. Сегодня сложно оценить действия командования Северного отряда и Беломорской военной флотилии, которые отвечали за безопасность перехода. Во-первых, свидетелей тех дней уже нет, а во-вторых, мы до сих пор не знаем всех подробностей проводки этого конвоя.

Изначально для охранения 4 транспортов каравана ВА-18 на участке от пролива Вилькицкого до острова Диксон были выделены минный заградитель «Мурман» и 4 тральщика типа РТ (вооруженные рыболовецкие траулеры. — Авт.). Однако, от острова Самуила, где происходило формирование конвоя, транспорты вышли под охраной только минзага и 2-х тральщиков (Т-886 и Т-909). Два других тральщика должны были усилить конвой лишь у острова Русский. В зону, где их поджидали гитлеровские подлодки, конвой пришел в условиях сильного шторма, из-за чего скорость движения пришлось снизить до 5 узлов. В то же время командиры «викингов» успешно использовали факт отсутствия на наших РТ средств гидроакустики и тихоходность недавних рыбаков. В результате нескольких одновременных атак «викинги» потопили транспорты «Архангельск» (капитан Г. Ермилов) и «Сергей Киров» (капитан А. Литвиненко) и тральщик охранения Т-896 под командованием капитан-лейтенанта В. Голубца. Очевидцы отметили, что «волчья стая» начала атаки конвоя в районе к северо-западу от острова Нансена и оставила его в покое только после захода наших судов на рейд Диксона. При этом фашистов не остановило и то, что для прикрытия ВА-18 прилетели гидросамолет ГСТ и 2 ближних гидросамолета-разведчика МБР-2, а также что к конвою присоединились еще 2 тральщика охранения. Напряженность боя была столь высока, что из уцелевших транспортов теплоход «А. Андреев», опасаясь новых атак, развил полный ход и укрылся в шхерах Минина (у острова Круглый). Только 3 октября его удалось отыскать здесь и под конвоем тральщиков привести на Диксон.

Хотелось бы особо отметить, что каждый командир фашистской подлодки мог действовать только в строго отведенном районе. Например, известно, что вышеупомянутая подводная лодка U354 дальше западной опушки архипелага Норденшельда не заходила. И чаще всего она укрывалась в районе шхер Минина: либо в заливе Волчий, либо недалеко от острова Вардропер. В то же время подводная лодка U711 B 1943 году контролировала только район от западной кромки архипелага Норденшельда до входа в пролив Вилькицкого и скрывалась при этом в одном из своих здешних тайных укрытий. Причем порой она вела себя здесь весьма и весьма нахально.

Так, в августе 1943 года произошла необычная встреча наших боевых кораблей (СКР-19 «Дежнев», минный заградитель «Мурман» и тральщик Т-894) с нацистской подлодкой у острова Нансена (архипелаг Норденшельда).

Экипаж «Дежнева», после сопровождения в Арктику очередного конвоя, находясь под охраной орудий тральщика и минного заградителя, приступил к выгрузке доставленной для полярников артиллерийской батареи. Неожиданно неподалеку от советских кораблей была обнаружена безмятежно всплывающая фашистская субмарина (вероятно, это была именно U711. — Авт.). Даже обнаружив, что у острова она оказалась не одна, «немка», не обращая на наши корабли никакого внимания, спокойно ушла за ближайший мыс Почему-то ее никто не преследовал. Выгрузка доставленных арторудий продолжалась еще 4 суток. Практически сразу же после окончания разгрузочных работ на полярную станцию «Остров Нансена» пришли полярники с соседнего острова Правды (также архипелаг Норденшельда) и рассказали, что фашистская субмарина спокойно пришла в район расположения «правдинской» станции и расстреляла ее из орудия. Правда, после ее уничтожения столь же нагло германские подводники возвращаться не рискнули. Но как они ушли в море — наши моряки не видели. И, что интересно, до возвращения в Нарвик (30 сентября) «711-я» себя никак не проявила.

Так действовали торпедные подводные лодки. Но в группу «Викинг» входили и подводные минные заградители.

Начиная с начала июля 1943 года несколько фашистских подводных минзагов пришли в «районы наступления», расположенные в восточной части Баренцева моря. На переход, доразведку и постановку у западного побережья Новой Земли глубоководных мин ТМС германские подводники затрачивали до 30 суток Этими постановками они отсекали от Белого моря и Кольского залива конвои, идущие из Карского моря. Одновременно они же отрезали боевые корабли Северного флота и Беломорской флотилии, которые могли бы защитить или оказать помощь запертым здесь гражданским судам. Ведь каждая из 16 мин ТМС, загруженных на борт нацистской субмарины у причалов Киркенеса или Лиинахамари, легко «раскрывала» днище любого советского корабля или транспорта в глубоководных морских районах.

Затем немцы уходили, скорее всего, в бухту Северная (Земля Франца-Иосифа), где грузили на борт новый комплект мин. На этот раз он состоял из 24 мин типа ТМВ, специально предназначенных для постановки на мелководье Карского моря. Необходимое количество таких мин для «летней работы» подлодок на специальную базу оружия, созданную нацистами на острове Земля Александры, без особых проблем доставляли специальные суда кригсмарине — «Пелагос» или «Кернтерн». На переход для новой погрузки, короткий отдых в береговой казарме и переход в Карское море германские подводники затрачивали еще до 20 суток. А далее, еще месяц, недавние подводные минзаги приступали к действиям как торпедные собратья. Таким образом, фашистские субмарины в минном варианте приходили в Арктику на два — два с половиной месяца. И обязательно, как и торпедные «викинги», — с коротким отдыхом на одной из секретных арктических баз. Об этом использовании подлодок Дёница советские адмиралы, генералы ВМФ, а также флотские офицеры, учившиеся в Военно-морской академии им. А А. Гречко, могли прочитать в тогда еще секретной монографии И. Сендика «Боевые действия флотов в Арктике».

Наиболее ясно эта система проявилась на примере уничтожения одного из «викингов» — U639 под командованием обер-лейтенанта Вальтера Вихмана, который до своей гибели целый месяц действовал в Карском море. За это время, а именно 1 августа она выставила 16 мин ТМС западнее мыса Русский Заворот (Печорское море), а еще через две недели — по плану операции «Zeehund» («Тюлень») — 24 мины ТМВ в Обской губе. На первый взгляд, ничего особенного: обычный поход гитлеровского подводного минзага. Но это заблуждение!

Практически одновременно с подлодкой Вихмана в советскую Арктику пришла U636 под командованием обер-лейтенанта Ханса Хильдебранда, которая 4 августа выставила 16 мин ТМС у мыса… Русский Заворот (Печорская губа), а еще через две недели — 24 мины ТМВ в соседнем с Обской губой — Енисейском заливе. Внезапно, сразу же после 23 августа любые упоминания о боевой деятельности U636 исчезают. Хотя в норвежских базах ее никто не видел. Столь же неожиданно, но уже 14 ноября подлодка Хильдебранда вновь появляется у Новой Земли, где у западного входа в пролив Югорский Шар ставит минное заграждение из… 24 ТМВ. И лишь затем возвращается в Норвегию. Таким образом, боевое патрулирование подводной лодки Хильдебранда продолжалось почти 80 суток. Получается, что обе подлодки (U636 и U639) вполне могли готовиться к действиям в Карском море по единому плану. Но после гибели экипажа Вихмана «636-й», видимо, пришлось закрывать брешь в системе минных полей на выходе из Карского моря. При этом времени, а быть может и реальной возможности, для перехода хотя бы в Киркенес или Лиинахамари у Хильдебранда не было. И его экипажу пришлось ремонтировать свою подлодку где-то на секретной арктической базе. На одной из тех, где экипажи большинства «волков» Дёница ради сохранения в тайне своей деятельности в советской Арктике жили на удаленных тайных базах два, а то и три года. Отсутствие обязательных для фронтовиков отпусков в Германию им всемерно компенсировалось в заполярном «раю» — в доме отдыха, созданном по соседству с портом Лиинахамари. Однако к началу летней навигации 1943 года командование Северного флота, скорее всего, уже что-то узнало об основном маршруте для перехода фашистских субмарин в Карское море.

Совсем неслучайно в июле 1943 года, одним из первых рейсов новой арктической навигации, советский транспорт «Рошаль» под командованием капитана 2-го ранга И. Котцова доставил к мысу Желания шумопеленгаторную станцию «Цефей-2». На ее приведение в рабочее состояние не понадобилось много времени: она сразу же показала высокую интенсивность движения по проливу вражеских подлодок, которые, ко всему прочему, еще и вели между собой переговоры по звукоподводной связи. Правда, о чем они говорили и куда затем ушли — осталось тайной. Но успешная атака С-101 гитлеровской субмарины U639 ясно показывает, что это обнаружение не было миражом. И советское командование умело воспользовалось полученной развединформацией.

В создании системы контроля над советским сектором Арктики подводникам Карла Дёница активно помогали и летчики Германа Геринга. А также военно-строительное ведомство Фрица Тодта. О деятельности люфтваффе над Карским морем даже в секретной книге И. Сендика рассказ был крайне краток.

В советское время чаще всего мы слышали лишь о случайных полетах фашистских самолетов над островами Новой Земли либо о разовом посещении ими района Амдермы. И, никогда не слышали об их появлении над побережьем Сибири. Только в работе И. Сендика удалось найти несколько строк о том, как летом 1943 года, используя тайный аэродром на северном острове Новой Земли, немецкие гидросамолеты («флюгбоут») BV-138 некоторое время вели разведку в Карском море и выполнили несколько полетов до архипелага Норденшельда. И даже — до западного входа в пролив Вилькицкого. Еще одно упоминание о дальних воздушных визитах врага в советскую Арктику удалось найти в исторической справке о деятельности Карской военно-морской базы, которая была подготовлена и опубликована В. Щедролосевым в военно-техническом альманахе «Тайфун».

Ее автор высказал совершенно неординарную версию о том, с какой целью нацистские субмарины в сентябре 1944 года пришли к мысу Стерлегова. По информации В. Щедролосева гитлеровцы искали здесь свой пропавший самолет. Не такой ли пропавший «флюгбоут» обнаружат наши военные моряки и летчики месяцем позже на реке Мезень? Может быть! Но это иной рассказ.

Для знакомства же с «воздушной составляющей» вышеупомянутой арктической «системы» нацистов рассмотрим данные, приведенные в вышеназванной книге И. Сендика:

а) Взлетная полоса и радиостанция на новоземельском острове Междушарский, а также взлетные полосы на новоземельских мысах Константина и Пинегина позволяли реально контролировать практически все Карское море. Вместе с тайными аэродромами нацистов у архангельских деревень Мегра, Верхняя Золотица и Погорелец, а также неким аэродромом на границе Вологодской и Кировской областей они составляли хорошо продуманную систему для выполнения полетов на восток к проливу Вилькицкого, либо на север — до ледовой кромки. По данным военных разведсводок, фашистские самолеты были обнаружены в нашем тылу

— у пролива Маточкин Шар 4 раза — в 1942 году, 14 раз — в 1943 году и лишь 1 раз — в 1944 году;

— у Белушьей губы 18 раз — в 1942 году, 36 раз — в 1943 году и 15 раз — в 1944 году;

— у пролива Югорский Шар 9 раз — в 1942 году, 20 раз — в 1943 году, 1 раз — в 1944 году.

Не забывали летчики люфтваффе и удаленные острова.

У острова Колгуев они появились 6 раз в 1942 году, 29 раз в 1943 году, 1 раз — в 1944 году. А над Карским морем, у островов Уединения и Белый, в 1942 году несколько раз был слышен шум садящегося и взлетающего самолета и 6 раз такой же звук слышали наши полярники в 1943 году.

б) 25 августа 1943 года новоземельские промышленники в губе Северная Сульменева ясно услышали звук авиационных моторов, по характеру напоминающий звук мотора самолета, заходящего на посадку. На следующие сутки они вновь услышали этот же звук. Однако на этот раз приблизительно 15 минут в одном месте (скорее всего, звук прогреваемых моторов), затем самолет пошел на взлет. Именно этот самолет, летящий на малой высоте, 26 августа с берега реки Крестовой наблюдала другая группа промышленников. С какой целью он сюда прилетал? Разве что для доставки на советское побережье специальной автоматической метеостанции. Но может, он высадил метеодесант?

Самая первая группа германских полярников была высажена на острова Карского моря еще в 1942 году (на архипелаге Норденшельда — Авт.). Правда, результаты и длительность ее работы остались неизвестными. Но через год в безлюдные и отдаленные арктические районы стали уже массово высаживаться специально подготовленные метеорологические экспедиции, которые работали на местах до начала таяния льдов. Отдельные экспедиции прибывали на базы, специально подготовленные «Организацией Тодта», но большинство высаживалось непосредственно на необорудованное побережье. Как видите, рассказ о деятельности в нашей Арктике люфтваффе и «ОТ» вновь получился не слишком длинным. Ведь основная роль в подготовке к функционированию арктической системы была все же отведена только «арктическим волкам». И в условиях абсолютного превосходства в скорости гитлеровских субмарин перед советскими конвойными кораблями, большую часть из которых составляли бывшие рыболовецкие траулеры типа РТ, и повсеместной безлюдности наших арктических берегов они успешно справлялись с поставленными Дёницем задачами. Тем более что летом 1944 года, по мере оставления баз на Атлантическом побережье, в Норвегию стали постепенно переходить с Атлантики все новые и новые «серые волки».

Сергей Ковалёв.
(продолжение следует)
Tags: арктические тени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments