odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Category:

ПУТЕШЕСТВИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ ЛЕЙТЕНАНТА ЛАВРЕНТИЯ ЗАГОСКИНА В РУССКОЙ АМЕРИКЕ в 1842-1844 г.г. (41)

Статья III
ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ БРИГА «ОХОТСК»


...Держась под грядой с 30 августа по 2 сентября выше параллели Пикафус, я заметил, что течением относило нас к NО в каждые сутки по 5 миль; когда же спустился к параллели острова Маканруши, то стало приметно SW течение. Так и должно быть: прилив, идя в Онекотанский пролив, разделяется островами Ширинкой и Маканруши на три струи. Судно, попавшее в среднюю струю, само собою вынесет из пролива, но если оно попадет в правую или левую, то будет снесено к островам. На восточной стороне Курильской гряды от естественного положения островов от NО к SW течение идет также по этому направлению; напротив, в Великом Восточном океане милях во 100 от гряды островов течение, кажется, изменяется периодически, потому что мне говорили о SW течении океана, а я в своем плавании нашел направление течения к N; капитан Крузенштерн, идя около тех же чисел в Камчатку, заметил также течение к северу.

Скажу в заключение: судну Российско-Американской компании, идущему в Охотск или обратно, некогда заняться настоящим определением Курильских островов, из которых, как слышно, многие положены на карту неверно. Каждый командир судна, имея в виду 3000 миль плавания, боится потерять попутный ветер, замечает ошибки в положении островов, берет их в расчет к своим плаваниям; но по совестливости, - и иногда излишней, - не хочет утвердить истинного положения определенного им пункта, не будучи уверен в точности определений по хронометрам1 [Определения долгот по расстоянию солнца от луны или луны от звезды не могут иметь места в стране вечных туманов. Охотское море, Курильские и частью Алеутские острова могут считаться первейшими из туманных областей только неромантических поэтов]. Так и мое дело: указать на погрешности, в предостережение собратиям, но истинного определения острова Онекотана в плавание нынешнего года я вывести не могу, потому что через меридиан его проходил ночью2 [Пройдя Курильскую гряду, должно стараться не подниматься выше 50° широты N, а к югу можно итти до 46" параллели, вернее найдешь SW ветер].

От Курильской гряды 13 дней сряду ветр держался между W и N. Мы быстро переменяли свое место и до полден 16 сентября сделали 1716 миль (3004 верст), то есть почти две трети пути чрез Великий океан.

17-го и 18-го ветр отдыхал: в эти два дня мы сделали не более 40 миль по курсу. С полночи на 19-е задул опять из NW четверти и в 6 дней перенес нас на 725 миль. Находясь севернее мнимых островов Зосимы и Савватия* [Судно «Зосима и Савватий», принадлежащее иркутскому купцу Киселеву, отправилось в море в 1797 г. Мореходом был взят старый боцман, сосланный на поселение. Экипаж три года прожил на о. Медном, а потом решил отправиться на дальние острова. В океане судно заблудилось и в ноябре оказалось в таких местах, где от жары расплавлялась смола. Тут якобы обнаружили остров с множеством котиков, но испуганные мореходы не решились заняться промыслом. К счастью, подул южный ветер, который после 12-дневного плавания отнес их к о. Афогнаку. В Охотск вернулись в 1803 г. Это плавание впоследствии стало нарицательным. - Ред.], я не уносился мечтами открытий. Морских птиц видели изредка. Время клонилось к новолунию; небо покрывалось тучами, a SO ветр обещал дождливую погоду. Так и случилось. В полдень 24 сентября по свежести ветра и сильному волнению принуждены были лечь в дрейф; дождь лил ливнем, но при переходе ветра к юго-западу прояснело. Спустись по курсу, я мог удобно поверять по теориям гг. физиков теорию волн, которые, за нами вставая горами, поднимали легко бриг на свои вершины, а впереди казались гладким полем. В продолжение дождя собрали около 30 ведр воды, и как наливаемая из Охоты скоро портится, то команда с охотою употребляла дождевую воду для варки пищи и чаю.

27 сентября в 75 милях от мыса Эчкомб встретил нас северный ветер; нам оставалось созерцать природу, и эта природа была великолепна; днем горы северо-западного берега Америки казали нам свои снежные вершины; ночью столбы северного сияния, быстро пробегая пространство от северо-востока к западу, в грозном величии приветствовали наше приближение. По приметам ожидали восточных ветров, но он, смягчась, отошел к западу.

1 октября в 6 часов вечера мы были в 15 милях от мыса Эчкомб; видели острова, прилежащие бухте, и казалось, что с рассветом окончим плавание, но не так определено было свыше. Северным ветром мы скоро были выбиты из парусов и в 3 дня отнесены с лишком на 90 миль. Конечно, мне, как новичку в этих морях, полезно было приглядеться к берегам, которые при северном ветре всегда очищаются от облаков и туманов, но как командира судна - озабочивало продовольствие команды водою.

Во весь наш путь каждый из нас довольствовался весьма умеренной порцией - по 3 бутылки на человека на варку пищи, питье и чай, но тут, имея в остатке всего 160 ведр и не видя никаких благоприятных обстоятельств к скорому приходу, надобно было помышлять еще об убавке, затем что я твердо решился держаться под берегом, хотя бы пришлось раздавать по одной бутылке воды на человека1 [Кадьяк, самое близкое место, в которое можно было спуститься, отстоит от Ситхинского залива на 600 миль]. Из 55 человек команды во все плавание я не имел больных, но с убавкой порции воды, при наступивших холодах2 [В Новоархангельске в эти числа термометр R показывал 4° ниже нуля], могли бы вдруг открыться болезни, тем более, что по сырому климату чай есть первая потребность здешних матросов. Я медлил 3 дня, но с вечера 4 октября вынужден был отдать приказ: довольствовать каждого человека двумя бутылками.

К полночи на 5-е стихло: с двух часов повеял легкий OSO,. неотрадный в здешнем море, сопровождающийся пасмурностью и дождями. К утру засвежело; продолжительный крепкий N, очистя берега от туманов, способствовал и юго-восточному дуть при ясной погоде. Мы держали бейдевинд под всеми парусами и в полдень по обсервациям находились в 50 милях от мыса Эчкомб. Гора всплыла на горизонт гораздо прежде, и чистая ее вершина обещала продолжение ясной погоды; это решило меня итти в залив ночью. В полночь на 6 октября проходили траверз мыса. Луна села, ветр упал, и на меридиане острова Биорки мы заштилели: остров Св. Лазаря сливался с горою Эчкомб; до свету оставалось 6 часов, положение было незавидное. Вот почему.

Ситхинский залив, несмотря на общность верности своего положения на частной карте Депо, представится совсем в ином виде мореплавателю, подходящему первый раз к его берегам. На карте Ситхинская бухта имеет вид залива, между тем как в самой вещи это есть открытая бухта, имеющая при входе между островом Биоркою и мысом Эчкомб 12 миль ширины и 1¾ миль длины, или глубины. В самой глубине этой бухты рассыпано несколько поросших лесом скалистых островков, между которыми находятся три прохода к селению: каждый из фарватеров усеян более или менее подводными камнями. Не доходя островков, находящихся в бухте, встречаются на пути остров Лазаря и небольшие островки, или, вернее, голые - надводные камни Вицкари и Куличек.

Доселе не исследовано в точности, имеет ли Восточный океан при северо-западных берегах Америки периодическое или постоянное течение к северу, но опыты убедили командиров судов Российско-Американской компании в существовании течения к мысу Эчкомб. Причину полагают в постоянной зыби от юго-запада, которая, направляясь чрез весь Великий океан, разводит огромную волну и в самой бухте. Остров Крузов, на котором стоит угасший вулкан Эчкомб, выставясь на 30 миль противу всего северо-западного берега, неминуемо должен принимать на себя всю ярость ничем не умеримых волн и, по естественному своему положению, отражать их по южную свою сторону к востоку, а по западную - к северо-западу.

В геогностическом обзоре мыс Эчкомб, вытягиваясь к W по компасу низменностию на 2 мили, служит подошвой угасшего вулкана 2800 футов высоты. Весь берег кругом усеян подводными и надводными камнями мили на полторы в море.

Итак, если судно подошло к мысу на такое расстояние, что подчинилось южному течению, то его постепенно будет увлекать к вулкану Эчкомб или несколько восточнее; в противном случае, когда судно попалось в струю северо-западного течения, то отнесется к северу, - течение по правому компасу действует прямо на север, - и судно не в состоянии будет отдалиться от берегов. Я разумею оба эти положения судна в таком случае, когда оно вблизи мыса будет застигнуто ночью или выбито из парусов, так что принуждено будет привести к ветру.

Ветер есть движитель парусных судов, следственно необходимо иметь в виду ветра, господствующие при берегах Ситхинского залива1 [Румбы ветров по компасу, которого склонение 2½ R восточное].

Северный ветер дует при ясной погоде, очищает вершины гор, но совсем противен для входа в залив: лавировать можно в умеренный ветр, но в глубине бухты из ущелий он вырывается от северо-востока.

Северо-западный дует тоже при ясной погоде, и если судно обогнет мыс Эчкомб по надлежащему курсу, то в заливе редко встретит перемену.

При западном ветре вершины гор, обставляющих залив, не всегда видны, равно и вершина Эчкомба, но покатости ее открываются миль за 20 или 25. Этим ветром входить удобно, но он весьма редок.

Юго-западный ветер дует со шквалами и дождем, временем прояснивая. Он гонит пред собою в бухту огромную волну с океана, и потому судно при этом ветре всегда пройдет более своего счислимого расстояния и, не приняв в расчет прибрежного течения, окажется севернее своего счислимого пункта.

Командиры судов Российско-Американской компании держат большею частью 30 минутами южнее мыса Эчкомб: подходя на вид горы, миль за 30 направляют курс на остров Биорку, и, увидав остров Лазаря2 [Остров Лазаря, имея седлообразный вид и находясь от вулкана Эчкомб в 3/4 мили, часто показывается прежде низменностей мыса и горы. Ошибиться в острове Лазаря никогда нельзя видевшему его однажды], отличительный своим видом, направляют настоящий курс в бухту. При жестоком SW ветре, имея обсервационный пункт и по счислению к ночи находясь от мыса Эчкомб милях в 30, по мнению моему, полезнее привести в бейдевинд под малыми парусами или лечь в дрейф. В ночь течением и волною приблизит миль на 15 или 20. Это крайность, но зато с рассветом в 10 милях от мыса Эчкомб, всегда почти можно рассмотреть его низменность и остров Лазаря и по ним расположить свой курс; а спускаться на ночь в бухту, не осмотря хорошо берега, при 7 или 8 узлах хода – 12¼ - 14 верст в час - едва ли не дело риска. Впрочем, если судно штилюя или при других ветрах, осмотря берег заранее, будет находиться милях в 10 или 15 от мыса и в таком положении ночью получит юго-западный ветер, благоразумнее спуститься в бухту и держаться до рассвета у камня Куличек. Волна и самая жестокость ветра в глубине бухты чувствительно смягчаются; в противном случае в открытом море при волнении и течении на самый мыс судно может быть поставлено в неприятное, даже гибельное положение.
При южных ветрах иногда временем проясневает, смотря по тому, из каких четвертей они дуют. Чаще случается, что чем ближе судно подходит к заливу, тем ветер становится круче и в самом заливе встречает от востока и даже северо-востока.

Юго-восточные и восточные ветры сопровождаются проливными дождями и густою пасмурностию, несомою от берегов. В близости берега они дуют жестоко, и когда по расчетам нет возможности попасть в Ситхинскую бухту, то должно стараться, чтоб не унесло севернее мыса Эчкомб, потому что северные ветры редки, а при юго-западном трудно будет обогнуть мыс. При О и SO ветрах в море, в бухте, наверное, встречают NО, сопровождаемый порывами из ущелий. Впрочем, как и мне удалось в кампанию этого лета, при совершенной ясности вершины горы Эчкомб и умеренном NО ветре лавировать в бухте очень возможно, тем более что не разводит большого волнения.

Я был в бухте; поворачивая при маловетрии от NО на разные галсы, приметил, что течением приближает к берегу горы Эчкомб. Делать было нечего. С 2 часов пополуночи ветер устоялся. Пройдя по приметам траверз острова Лазаря, я приказал выпалить из пушки, и не прошло получаса, как часовые с бака и юта закричали вместе: «Вспышку видели»-в то же время огонек всплыл на горизонте - это маяк, зажигаемый на башне в доме г-на главного правителя колоний. Нет слов для выражения чувств, которые увлекают моряка к теплой молитве при виде этого знака участия, принимаемого его собратиями. Тут он видит себя не одинокого среди волн океана; он видит, что о нем пекутся с отеческою заботливостью и где? - за 15000 верст от его родины, друзей, за 15000 верст от мира образованности!

Чуть начало брезжить, как всевидящий глаз креолов заметил байдарку. В ней был лоцман. Я поворотил на другой галс и принял его. Ветр засвежел, скрепчал в порывах, и понесло брызги с верхушек валов; но парусов нельзя было убавить. Мы оставляли в полукабельтове под ветром надводные камни Вицкари. Бриг ложился при порывах, оправлялся при заполоске парусов и прекрасно выигрывал место. При NO ветре, оставя камни Вицкари под ветром, можно итти к берегу до самого острова Яблоновича; сделав поворот, надобно стараться пройти на ветре камень Куличек, в расстоянии не менее 2% кабельтовых, потому что от него к NW и SW лежат рифы, на которых играет бурун. Идя на западный рейд, должно держать сколь, возможно ближе к островам Мохнатому и Батарейному; пройдя последний, можно пролежать к матерому берегу, от которого,. в 2 кабельтовых сделав поворот, должно ложиться на якорь.. Грунт в этом месте - песок с илом, глубина от 17 до 11 сажен. Решаться итти на рейд одному, без лоцмана, можно только в крайних случаях, потому что около острова Мохнатого на SWtW ½ в расстоянии от него в 3 кабельтовых, находится подводный камень, на котором в малую воду бывает 7 фут; притом между островами и берегом можно встретить противный ветер или штиль.

Пройдя остров Батарейный, мы заштилели, между тем как в заливе продолжался тот же крепкий NO. Положили якорь. Вскоре пристала байдарка. Г-н главный правитель прислал осведомиться о состоянии команды и судна, с приказанием отправить депеши.

Надобно побывать в Ситхе, чтоб понять ожидание почти тысячи человек прихода из Охотска судна, на котором единожды в год доставляются из Европы в американские колонии форменные бумаги, газеты и письма; притом в нынешний год на мой пай досталось весьма продолжительное плавание, а дошедшие слухи чрез американское судно о происшествии, случившемся с бригом на Охотском баре, могли тревожить до последнего жителя Новоархангельска. Спустя шлюпку, я отправился с рапортом. Свидание моряка с моряком есть встреча родных, непонятная жителю твердой земли...

10 ноября 1839 г.

P. S. По осмотре брига в Новоархангельском порте не оказалось фальшкиля; другие поправки маловажны.

Tags: Загоскин, РАК
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments