ПУТЕШЕСТВИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ ЛЕЙТЕНАНТА ЛАВРЕНТИЯ ЗАГОСКИНА В РУССКОЙ АМЕРИКЕ в 1842-1844 г.г. (20)

СПЛАВ ИЗ НУЛАТО В ИКОГМЮТ. ОБЩИЙ ОЧЕРК СТРАНЫ И СОСТОЯНИЯ ТУЗЕМЦЕВ, ПРОЖИВАЮЩИХ МЕЖДУ ЭТИМИ ЗАСЕЛЕНИЯМИ

Августа 1/13 хронометр состоял позади среднего времени в Нулато 0 ч. 33' 19" 91. Суточное отставание 3" 34.

2 августа. Утро тихо, просияние солнца; полдень облачно, SSO свежий, вечер то же.

В 8 часов утра мы оставили Нулато не без грусти: так сродно человеку привыкать к месту и к людям; его окружающим. Вот с лишком год, как я в сообществе простолюдинов и ежедневно среди так называемых дикарей, но первые ревнуют об общей пользе отечества, и беседы с ними, никогда не наскучая, часто были мне поучительны; вторые, по нравам и обычаям своим, возбуждают мое любопытство и участие. С нами возвращается на родину Куропатка.

В час пополудни, по засвежевшему противному ветру, мы пристали к берегу милях в 5 ниже одиночки Хуликата. С нами вместе остановился один торговец улукагмют. У него две жены, и у каждой по ребенку. Их почти совсем заплескало. Но, вытащив лодочки, женщины, не обсушиваясь, принялись за работу, одна шить парку, другая сучить для сетей из таловой коры нитки. Дети занялись своим делом: мальчик лет четырех начал кидать палочку вместо стрелки; другой, еще грудной, подплясывать в лад песни матери. Против одиночки Хуликата, ближе к нагорной стороне, находится довольно возвышенный островок; на нем летники этого жила; по речке, устье которой скрыто с реки островком, в весеннее время промышляют в достаточном количестве сплавных бобров.
В полчаса мы набрали ведра два мелких рыжиков и пагребней, шапку голубики, и это составило наш обед и десерт.

3 августа. Облачно, во весь день крепкий S. Оставались на месте.

4 августа. Облачно; утро S свежий, полдень S умеренный; вечер то же.

Поутру на близлежащей песчаной лайде удалось убить две пары гусей. К ночи спустились к летникам жила Хоголтлинде. Главное направление реки от Нулато до этого места есть SW 30° правого компаса. Многие из запасающих рыбу такаяксанцев подъезжали к нам прощаться: все вообще просили высылать более жиров и оленин и тогда, говорили они, мы не будем иметь нужды ходить к приморью и передавать промысла малейгмютам. Я мог только обещать.

Несколько выше жила Хоголтлинде вливаются в Квихпак две горные речки Хотахкакат и Хоголтлинде. Берега обеих истоптаны бобрами. Но туземцы, занятые более переторжкой, мало занимаются собственно промыслом бобров. Прибрежная лайда состоит из голышей, битого аспидного сланца и некрупных обломков песчаниковых пород, составляющих горнокаменное сложение яров и утесов, простирающихся вдоль берега.

5 августа. Пасмурно; утро тихо; в полдень S умеренный, временно дождь; вечером S умеренный с порывами, дождь.

Взамен улукагмюта, отправившегося переносом к приморью, к нам присоединилось трое других его соплеменников, едущих для вымена промыслов у жителей, проживающих по речке Иттеге, известной нам под именем Чагелюк; они везут оленьи шкуры и петли, табак и лавтаки - товары, необходимейшие для туземца. В миле ниже Хоголтлинде, на том же берегу, виднеется одиночка Кххальтаг («Чавычье»), бывшая до оспы многолюдным жилом. Квихпак к жилу Хутулькакат протекает в двух главных плесах: по румбам к SO 30° 8 и SW 15° 6 миль. Во втором плесе есть несколько довольно значительных островов. Против сопки Тляхогоцох, выдавшейся мысом и весьма заметной по остроконечной своей вершине, с левой стороны впадает в Квихпак довольно значительная речка Хутулькакат; в ее вершине промышляют бобров, а в прилежащих невысоких горах - оленей. Небольшое жило того же имени расположено близ устья в топольниках. Мы приставали для обеда близ бараборы, построенной Нордстремом у подошвы сопки во время его зимовки в 1840 году. Местные жители подъезжали к нам в надежде поживиться табаком, и нельзя было обойтись без подарка: они прокармливали Нордстрема, когда вся его команда лежала в цинге, - случай единственный и, вероятно, поразивший команду от необдуманно избранного места для жительства. Цинга неизвестна туземцам.

Спустившись еще на 9 миль по главному направлению реки к SW 42°, по наступившей дождливой погоде, мы вошли в речку Кахокготна и вытащили байдару на берег. Здесь место выхода с приморья по так называемому среднему переносу, начинающемуся от горы Ццеяка. Малахов проходил им в 1838 году; многолюдное до оспы жило Кахатуккатук заброшено и поросло травою. Важность места по сообщению с приморьем, приволье рыбы, идущей в реку, и бобры, проживающие в ее вершине, вероятно, со временем обратно привлекут жителей. Ныне на устье речки запасает рыбу одна семья туземцев.

Устье Кахокготна определено Малаховым обсервацией в широте 63°56'41", долгота по нашему счислению оказалась 158°41' западная от Гринвича. Ширина речки мили на две от устья к верховью от 15 до 25 сажен; берега к низовью весьма топки, но в вершине, по словам туземцев, река имеет пороги.

От 6 до 8 августа. Пасмурно. S умеренный, постоянно бус или дождь.

В такую ненастную погоду мы считали бесполезным продолжать свое следование, потому что подвергали бы все вещи и припасы подмочке и байдарный лавтак преждевременной гнилости; да и пройденные расстояния без проверки астрономическими средствами сделали бы опись реки ненадежною.

Первая холодная роса вроде инея была в Нулато в ночь с 30 по 31 июля при +5° Реомюра. С наступлением сырой погоды в течение 6 суток термометр не показывал днем более +9°, ночью опускался на 4 и 5°. Лист на березе и тальниках быстро начал желтеть и падать.

9 августа. Облачно, до 9 часов туман; после, во весь день, временно прояснение солнца, маловетрие N0; ночью OSO свежий, временно дождь.

От устья Кахокготна к жилу Ттутаго, на протяжении 17 миль, река в главном направлении к SW 25° шириною местами близ 3 миль, разбита многими значительными островами, и потому бечевники представляются только в низкую воду по песчаным косам. Собственно жило или зимники Ттутаго находятся на левом берегу в тальниках, но жители имеют на правом несколько летников и зимних одиночек. Чрез жило Куиххоглюк на Ттутаго пролегает кратчайший перенос с Квихпака к приморью. Глазунов и Малахов проходили им в 1837 и 1839 годах. Устье речки Ттутаго, выпавшей в Квихпак с нагорной стороны, находится в миле ниже жила.

Спустясь еще миль 14 по направлению реки SW 20°, для ночлега мы остановились у небольшого горного потока. Несмотря на позднее время, с окрестных одиночек собралось к нам человек десять туземцев: кто потолковать и погреться у русского огонька, кто покурить или понюхать табаку на наш счет. Одна старуха, имея надобность в алеутском топорике, вызывалась заплатить 10 штук свежей юколы, то есть вдвое противу настоящей цены. Я знакомился с нравами и, желая испытать верность туземного слова, удовлетворил ее просьбу.

10 августа. Пасмурно, временно дождь или бус, OSO умеренный.

Оставались на месте. Несмотря на незначительность потока, у которого мы стояли, берега его были затоптаны бобрами. Ночью у нас была презабавная тревога: когда бобры, выплыв на реку, забрали дух и захлопали хвостами, что они обыкновенно делают при ныряньи, часовому показалось, что кто-то с берега бросается каменьями.

По мере удаления от Нулато табак принимается в высшей цене и требования на него возрастают: это потому, что здешние туземцы, исключая поселившихся между ними улукагмют, сдавая приобретаемые ими промысла своим торговым соплеменникам, не ходят ни к приморью, ни в Нулато. К нам привозили несколько бобровых шкур, прося табаку и оленины. Туземец не берет в толк цель экспедиции, возражая, что он нарочно промышлял в надежде получить от русских необходимые ему вещи.

11 августа. Облачно, временно просияние солнца, SO умеренный; в ночь свежий дождь.

Летник, на котором проживала наша должница, находился в миле ниже нашего стана, на мысу, от которого протягивается длинная отмелая коса. Имея надежду на обсервации, я не хотел терять тихое утреннее время на приставанье и решился подарить топорик старухе. Туземцы вообще встают поздно, но добрая женщина нас не прокараулила. Схватя вязанку сухой рыбы, она знаками и криком указывала место пристани, и когда мы проплыли мимо, кинулась к берестяной лодочке, вероятно, в намерении отдать долг. Ласковое «чикиха» («дарю») остановили ее. Слушать выражение благодарности нехорошо ни на каком языке.

До полудня мы проплыли около 20 миль по главному направлению к SW 30°. Квихпак местами протекает в одном русле, местами усеян островами, и тогда его ширина увеличивается от ¾ до 1½ мили. По пути мы приставали к одному довольно значительному летнику, но не найдя ни одного туземца, который понимал бы по-приморски и мог сказать название занимаемого ими места и вблизи протекающей речки, мы назвали ее Быстрою, потому что сквозь устье этой речки, заваленное хламом, вода прорывается с шумом водопада. Речка Быстрая, до 20 сажен ширины на устье, служит как бы границею между двумя племенами ттынайцев, рознящихся наречием. Миль 11 ниже ее, на разоренной в прошлое лето такаяксанцами одиночке, мы определили в полночь по обсервации широту 63°16'30", долготу по хронометру 159°28'30" западную от Гринвича. Полуденная тень показала склонение компаса 30° восточное. От этого места река течет довольно прямым плесом по направлению к югу около 15 миль, до отделения от себя, при жиле Важичагат, протока в реку Иннока. В четвертом часу пополудни, быв внезапно застигнутым жестоким шквалом с дождем от S, промоченные до костей, мы пристали к берегу близ другой разоренной одиночки, на устье порядочной речки, впадающей в Квихпак также с нагорной стороны.

Ввечеру один туземец привез нам нельму около 3 футов длины: в ней было 37 фунтов весу. Впоследствии мы видели и больше этой, но во всяком случае квихпакская нельма размерами не может равняться с ленскою; зато несравненно ее вкуснее.

12 августа. Пасмурно, S свежий, временно бус, в ночь дождь. Оставались на месте. Наша палатка стояла на каменистой лайде, под крутым яром 400 фут высоты. От нечего делать, бродя по окрестным местам, мы нашли в полугоре небольшую открытую площадку, вроде террасы, с которой представляется прекрасный вид на луговую сторону. На ней поставлен большой крест. Ввечеру посетило нас несколько туземцев с жила Важичагат. Имея сношения с приморьем чрез Анвигский перенос, некоторые из приезжих понимали чнагмютское наречие народа канг-юлит, и потому мы могли вести беседу. Рассказывая о изобилии промыслами мест, чрез которые протекает река Иннока, и описывая разорения, причиненные им такаяксанцами, они просили у нас заселения. Я обнадеживал их тем, что русские, поселенные в Нулато, впредь не дозволят такаяксанцам и никому другому производить беспорядки и насильства, но, кажется, действительнейшим утешением послужили горячая вода, называемая чаем, и несколько листов табаку.

13 августа. Облачно, OSO тихий.

В час пополудни мы спустились на жило Важичагат, или Макаслаг, как называют его улукагмюты, а с ними и Малахов в своем журнале. Все народонаселение от мала до велика окружило нас: одни, предлагая свои услуги, другие рыбу, третьи ягод и прочая. Почти во 100 душах обоего пола мы заметили всего 18 мужчин, и то большею частью стариков. По словам их, 32 человека молодежи убито в прошлогодний набег такаяксанцев на отдельные одиночки, на которых те проживали, запасая рыбу. По инструкции мне надлежало осмотреть Иннока1 [Каждое племя одной и той же реке дает свое название. Вершина реки Иннока известна под именем Тлёгон; средняя часть называется Шильтонотно, или собственно Иннока; низовье, то есть протяжение реки, заключенное от впадения в нее протока Ццеяка до слияния самой реки с Квихпаком, туземцы называют Иттеге, а племя народа канг-юлит Чагелюк («Таловая»)], и как при жиле Важичагат Квихпак отделяет от себя в нее приток, называемый Ццеяка, то для сокращения пути мне хотелось им пробраться2 [Малахов кратко и неудовлетворительно упоминает в своем журнале 1839 г., что он проходил этим протоком в весеннее полноводие].

Один из туземцев вызвался быть проводником, однако, испытав все зависящие от нас средства и употребя три часа времени на проход чрез бар устья, притом узнав, что в настоящее время весь проток прорезан многими мелководными россыпями, мы были принуждены оставить свое намерение, тем более что, нуждаясь в табаке и других товарах, необходимых для покупки продовольствия, и надеясь встретиться с грузом для Нулато, мы могли взять из него потребное количество и тогда начать осмотр Иннока, поднявшись с его устья.

Все туземцы, проживающие по Иттеге, переходят к приморью как зимою, так и летом, следуя чрез Важичагат, потом горною речкою, выпавшею в Квихпак, почти напротив жила достигают вершины Анвига, от которого продолжают путь по тому направлению, которым следовал Глазунов в первый свой поход в 1835 году. Переход от Важичагата на жило Кикхтагук, при обыкновенных обстоятельствах, выполняется в трое суток.

14 августа. Пасмурно, утро тихо, временно бус; в полдень OSO умеренный, дождь.

Воспользовавшись тихостью утреннего времени, мы спустились миль на 15 к устью реки Анвиг. Главное направление Квихпака, от Важичагата до этого места, есть SW 25°. Река, постоянно более мили шириною, разделена островами на несколько протоков, из которых главнейший, под правым берегом, от 150 до 300 сажен ширины. Горнокаменное сложение этого берега также от Важичагата изменилось из песчаниковых пород в глинистые. В некоторых утесах туземцы добывают кровавик, из других просачиваются натеками очищенные охряные земли различных оттенков, как-то: темномалинового, кирпичного, желтого, палевого и белого; третьи, состоя из затверделых пород, спускаются перпендикулярно к реке и на мысах представляют большие затруднения при подъеме против течения. Кровавик переходит передачею к туземцам Юннака и далее к верховью Квихпака. За шарик двух дюймов в диаметре иногда платят в Нулато бобра второго сорта.

Река Анвиг на устье 100 сажен шириною, по описанию Глазунова, составляется из трех горных потоков и протекает от NW правого компаса. Светлые ее воды на протяжении почти мили не смешиваются с водами Квихпака. Главное жило расположено при устье на левом берегу и при случающихся запорах льда в весенние разливы затопляется; другое небольшое жило находится в полумиле от устья, на правом берегу Квихпака, в небольшом разлоге. В начале нашего ознакомления с народами материка здесь предположено было учредить первое заселение, но выгоды торгового местоположения Икогмюта перевесили.

Как Важичагат представляет естественную грань ттынайцев, разнящихся наречием, так Анвиг разделяет курящих от нюхающих, сам придерживаясь обоих наслаждений. Старики, молодые, женщины, дети неотвязчиво протягивают руки за прошкой1 [Так вообще зовут табак чукчи и народы Северо-западной Америки]; получавшие занюхивались и закуривались до беспамятства или исступления. Грешно было отказать кому-либо. Жители Анвига были первые из туземцев материка, принявшие дружелюбно нашу партию, посланную в 1835 году для обозрения стран Квихпака. Миролюбие жителей не изменялось. В настоящее время на обоих жилах проживают с лишком 120 душ обоего пола.
15 августа. Утро OSO свежий; с полдень OSO умеренный, бус и дождь.

Оставались на месте. Глазунов в первый свой поход в 1835 году нашел у анвигмютов, в общем обыкновении, бобровую и соболью одежду. Ныне этот обычай изменился, и туземцы, как и тогда, имея множество промыслов, требуют от нас взамен табаку, оленьих шкур, маклячьих петлей и лавтаков. При обозрении торгового состояния Михайловского редута и приморья, сказано, что мы весьма мало пользуемся промыслами средних частей квихпакского бассейна. Жители Анвига ведут главнейшие свои дела с торговцами Кикхтагука. Относительно же внутренних сношений не поднимаются вверх по Иттеге далее соплеменников своих, проживающих при впадении протока Ццеяка в реку Иннока. Изобильный лов рыбы, промысел бобров и выдр по реке Анвиг и другим небольшим горным потокам и лисиц по окрестным местам доставляют им все необходимое для жизни. Только немногие из жителей занимаются исключительно переторжкой.

16 августа. Пасмурно, бус и дождь, OSO умеренный. Оставались на месте. Вот полмесяца, как ежедневно дождь, словно растворилось небо, - выражение простонародья, то льет, то сеет бусом. Старослужащие в этом крае русские рассказывают, что в течение 10 лет, то есть с основания редута, примечено, что август бывает дождливее всех месяцев года. Не имею права не верить: рабочий народ вместо гигрометра поверяет на себе степени влажности атмосферы, и многие, смотря по колотью и ломоте, не хуже барометра предузнают будущее состояние погоды.

17 августа. Облачно, SO тихий, ночью бус.

Не имея слухов о нулатовской лодке, на которой предназначено было доставить к нам некоторые запасы и товары, и желая встретить ее не доходя устья Иннока, мы не торопились и в нынешний день спустились всего на 20миль, пройдя на пути два небольшие туземные жила и довольно значительную бобровую речку Пшаныкшалик. Квихпак постоянно разбит многими островами в берегах до 2 миль, но редкий проток превосходит 75 сажен ширины. Мы следовали крайним к нагорной стороне.

(продолжение следует)