March 18th, 2021

РУССКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ТИХОГО ОКЕАНА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII В.

1767 г. февраля 5. – Заключение Адмиралтейств-коллегии о карте Алеутских островов, представленной устюжским купцом В.И. Шиловым.

Объяснение,

взятое в Коллегии адмиралтейской сего февраля 5 дня от устюжского купца, бывшаго в Камчатке на тамошних морских островах, Василья Шилова и о представленной им плавания своего карте 2.

И Адмиралтейская кольлегия, разсматривая ту карту и сводя ее с картою ж капитана Чирикова как з дальнейшим от Камчатки к Америке плаванием, усматривает:

1-е. Показанная купца Шилова карта содержит в себе пространство от Берингова острова до большаго острова Аляски и по взятым на оную от него изъяснениям оказывается, что плавание ево ис того простиралось только до восточного конца острова Амля, до которого по лагу, мерянному им, Шиловым, и румбам делает 2195 верст. А от того [конца острова] Амля до южного конца ж большаго острова Аляски и с лежащими между ими другими островами, на которых он сам не бывал, но, по уверению алеутов, положено 1096 верст. А всего по той ево карте от Берингова острова до конца Аляски выходит 3291 верста.
Collapse )

Вторые Сибирские курсы комсостава РККА в летнем лагере на Басандайке. Томск. 1921 год.


Фото: Вторые Сибирские курсы комсостава РККА в летнем лагере на Басандайке. Томск. 1921 год.
Источник: Томский областной краеведческий музей имени М.Б. Шатилова

Сентиментальная повесть. Исаак Григорьевич Гольдберг. (3)

Глава III
1.
Мир велик и затеряться в нем человеку очень легко.
Славка не затерялся в нем потому, что страна, по которой проходил он, выпестовывала людей и умела смягчать самые ожесточенные и самые черствые сердца.
Не сразу стало мягким сердце Славки, не сразу согрелся он в новой обстановке, не сразу привык к новой жизни. Бывали дни, когда Славка уже совсем укладывался, чтобы бежать от работы, от учебы, на которую его пристроили. Бывали дни, когда Славка тянулся к вещам и ценностям, ему не принадлежавшим. Бывали минуты, когда Славка тосковал о вольной жизни, о путешествиях зайцем в поездах и на пароходах. Но дни эти и минуты проходили. Откуда-то приливали силы, помогавшие бороться с соблазнами прошлой жизни и прошлых привычек.
И Славка оставался возле своего верстака, рядом с товарищами. Рядом с новыми товарищами. Славка оставался с людьми, которые раскрывали перед ним новый мир.
Первым таким человеком была та женщина в белом. Старая и, повидимому, много страдавшая на своем веку женщина в белой косынке. Она первая отогрела Славку и немного примирила с "чистыми", честными людьми. Она же свела его с хмурым, но таящим в себе неисчерпаемую нежность к человеку, Прохором Пятихатным.
Collapse )