February 22nd, 2021

РУССКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ТИХОГО ОКЕАНА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII В.

1753 г. июня не ранее 15. – Представление сибирского губернатора генерал-лейтенанта В.А. Мятлева в Сенат о возобновлении Камчатской экспедиции, строительстве в устье Амура верфи и военно-морской базы.

Высокоправительствующему сенату генерала-порутчика Мятлева на данную сего июня 15 числа со определения Высокоправительствующаго сената копию

всепокорнейшее представление

Сколько я из одного ея и.в. высокоматерняго милосердия пожалованием генерал-порутчика чином с произвождением полнаго против армейских генерал-порутчиков жалованья всемилостивейше награжден, притом в Сибирь губернатором определен, сколько мне, всеподданейшему ея и.в. рабу, так щедро излиянные на меня милости чювственный, что я к лутчей высоких ея и.в. интересов пользе в такой обширной губернии искать, умножать и распространять и все, что к тому принадлежит, с прилежным радением и с крайнею возможностью наблюдать обязан.
Collapse )

Ис. Гольдберг. День разгорается. (23)

41.
Натансон выписался из больницы. Холостой и одинокий, он нашел на своей квартире запустение и мерзостный неуют. Квартирные хозяева поздравили его с выздоровлением, поохали о том, что попал он ни за что ни про что в такую переделку и рассказали, что кой-кто из учеников заходил справиться о его здоровье.
На пианино, на нотах, на плюшевом диване лежали толстые слои пыли. Натансон брезгливо дотронулся до инструмента, поднял крышку, пробежал пальцами по клавишам. Руки слегка отвыкли от музыки. Это огорчило Натансона, но возвращаться к привычному было приятно. И Бронислав Семенович, удовлетворенно вздохнув, наладился продолжать свою прежнюю размеренную и скупую на внешние события жизнь.
В толстых стопках нот были и Чайковский, и Рахманинов, и Рубинштейн, и Шопен, и Лист. Тут было все, что могло многое сказать душе музыканта. И с пыльных потрепанных нотных листов старинные, но понятные иероглифы подсказывали инструменту сложнейшие, вдохновенные и потрясающие мелодии, которые оживали и наливались живою страстью под пальцами Бронислава Семеновича.
Бронислав Семенович жадно играл пьесу за пьесой и блаженно вздыхал.
Collapse )

Из твиттера Евгения Радченко...