February 15th, 2021

Вторая Камчатская экспедиция...

1743 г. сентября 12. – Рапорт мичмана В. А. Хметевского М. П. Шпанбергу об описании восточного побережья Охотского моря до р. Туманы

Высокоблагородному господину г-ну флота капитану
Мартыну Петровичю Шпанберху
репорт

По данной мне инструкцы от вашего высокоблагородия 1 отправился я на порученном мне дубель-шлюпе «Большерецке» для описи от Охоцка восточнаго берега до Пенжины реки, а оттуда подле камчацкаго берега до 54°, вымеривая рек в устьях и в рейдах глубину. И, следуя оной инструкцы, дошел и описал берег и в реках в устьях глубину до Туманы реки. Да прошедшаго августа 26-го дня, вышед из Туманы реки к Вилиге, за противным ветром и течением воды лежал на двух якорях, и нашел шквалом сильной шторм, и оторвало оба якоря. И тогда лег я на дрейф под фоком, и сильным волнением судно покрывало валом неоднократно и збросило конпас в море, а люди едва могли удержатца на судне за снастями. И лежал сутки, такое бедство претерпевал, от чего и судно весьма раздробило палубу, то я по утишению шторма принужден был войти в ту же Туману peку и судно исправить. И посылал штюрмана на трех байдарах искать якорей, и не могли найти, понеже буи оторвало, и, по исправе судна, вышед из оной реки, домагался приходить судном на то место, где оторвало якори, и не мог найти, то я, видя еще время не поздно, следовал к Вилиге реке. И не дошед Вилиги реки, подошед под берег, и взял вилигинского князца Иглана для опознания устья, чтоб в нее войтить. И тогда были сильные противные ветры и стало уже время осенное також и правианта у служителей осталось на две недели, то я сего сентября 5 дня следовал прямо х камчацкому берегу, где бы получить отстойное место к зимовке. А князца взял с собою, понеже время не было, где бы ево отвесть на ево жилище. И сего же сентября 6-го дня пришел х камчацкому берегу повыше Тигиля, по исчислению нашему в ширину 60°, и опознать было подлинно какое место невозможно, понеже противным ветром и великим туманом и течением в такую мне в реку для опознания войтить было невозможно. И я, сколько мог, простирался подле берега к Z и не мог улучить ни в какое место войтить в реку. Да сего сентября 12-го дня вошел в Морошечную реку 2 и взятаго коряцкого князца ныне отправил обратно в дом чрез Акланской острог по камчацкому берегу, а судном сколько могу следовать, ежели время допустит, до показанного от вашего высокоблагородия в данной инструкции градуса, а служители команды моей все состоят благополучно.

И о сем, ваше высокоблагородие, благоволите быть известны.

Мичман Василей Хметевской.

Помета: Получен марта 14 дня 1744 году.

ЦГАВМФ, ф. 216, oп. 1, д. 57, л. 416-417. Подлинник.

Ис. Гольдберг. День разгорается. (16)

13.
Гайдук даже вспотел от радости, когда в рапортичке агента о событиях в семинарии прочитал фамилию Самсонова.
-- Так я же-ж тогда не напрасно на заметку его взял! Совсем не напрасно!
Среди других событий, которыми были полны эти зазвеневшие крепкими морозами дни, беспорядки в семинарии были выделены особо. Ректор поехал с докладом к архиерею, оттуда пошли негодующие сообщения к губернатору, от губернатора помчались секретные, встревоженные отношения в жандармское управление. Жандармы посмеялись над переполохом, который был поднят по поводу незначительного факта, но посмеялись украдкой, келейно, а семинарией занялись вплотную.
-- Сергей Евгеньевич, -- брюзгливо сказал полковник Максимову, -- эти мальчишки расстроили его преосвященство... Надо бы ликвидировать.
-- В сущности, там пустяки... -- возразил ротмистр. -- У нас и без этих шалостей неимоверное количество дел...
-- Ничего не поделаешь! Надо уважить его преосвященство! Очень взволнован старик.
Занятия, по негласному совету начальства, в семинарии прекратили и зачинщикам бунта приказали оставить общежитие. Самсонов сунулся со своим ученическим скарбом к дядюшке священнику, но тот в испуге замахал на него руками.
-- Что ты, что ты, Гавриил? Никак тебе у меня поселяться негоже! Да меня живьем в консистории съедят!.. Ты там бунты против начальства устраивал, а я тебя покрывать не буду!.. Не буду! Езжай к отцу в деревню! Остепенись. Пройдет безвременье, приедешь, припадешь к стопам отца ректора и, даст бог, простят тебя... Езжай!
Обескураженный, но не теряя бодрости, ушел Самсонов от негостеприимного дядюшки и побрел в поисках пристанища. А следом за ним пошел филер.
Collapse )