December 1st, 2020

Вторая камчатская экспедиция...

1733 г. февраля 6. – Доношение капитана полковничьего ранга М. П. Шпанберга в Адмиралтейств-коллегию об отправке его с командой в Сибирь для приготовления снаряжения и припасов для Второй Камчатской экспедиции

В Государственную адмиралтейскую колегию
доношение

По определению оной Государственной адмиралтейской колегии посылаюсь я, нижайший, в назначенной мне путь прежде команды, и велено определить в ту посылку со мною шлюпочных: мастера – одного, подмастерья – одного, сержанта – одного, капрала – одного, салдат – два человека, да сверх того подлекаря – одного, писаря – одного из назначенных в ту экспедицию служителей, кого подлежит. И по тому определению означенных служителей, выбрал я в ту экспедицию служителей, которым при сем предлагаю реэстр. Да сверх того, дабы повелено было определить со мною из назначенных же в ту экспедицию служителей двух человек – матрозов 2 статьи Сидора Рыбякова да Григорья Федорова – и оных служителей удовольствовать жалованьем по указу.
Collapse )

Ли-Тян уходит... Исаак Григорьевич Гольдберг (5)

16.
Утром, едва рассветные лучи прильнули к маленькому оконцу, Ван-Чжен проснулся. С вечера он томился легким недугом и, еле дождавшись рассвета, поднялся с постели. В утреннем полумраке он оглядел зимовье, посмотрел на спящих товарищей, и не досчитал одного. Кто-то вышел. Это удивило Ван-Чжена; он тихо подошел к спящим, наклонился к ним и пересчитал: Сюй-Мао-Ю был на месте, Хун-Си-Сан тоже; на месте же был, сочно похрапывая, Пао. Ван-Чжен сообразил, что в отлучке Ли-Тян, и подумал, что с парнем произошло то же, что и с ним!
-- Вчерашняя похлебка давит! -- решил он и направился к выходу. Но у двери, ведущей в каморку Аграфены, он приостановился. Его по привычке потянуло сюда. Подкравшись осторожно к перегородке, он прильнул ухом к щелке, прислушался. За перегородкой было тихо. Ни о чем не подозревая, Ван-Чжен осторожно потрогал скобку. Но едва он прикоснулся к ней, как дверь легко поддалась и приоткрылась. Ван-Чжен от неожиданности замер. Он забыл, зачем встал с постели. Сердце у него забилось радостно и недоверчиво: неужели он, наконец, попал к этой женщине? Выждав несколько мгновений, он затаил дыхание и медленно раскрыл дверь шире. И, раскрыв ее настолько, что можно было протиснуть туловище, он тихо, с величайшими предосторожностями проскользнул в каморку.
Collapse )