July 28th, 2020

Gelio

Саяно-Шушенская ГЭС. История строительства


Саяно-Шушенская гидроэлектростанция им. П. С. Непорожнего — самая мощная электростанция России, шестая по мощности гидроэлектростанция в мире. Расположена на реке Енисей, в посёлке Черёмушки (Хакасия), возле Саяногорска. Началом биографии Саяно-Шушенского гидроэнергокомплекса можно считать 4 ноября 1961 г., когда первый отряд изыскателей института «Ленгидропроект» прибыл в горняцкий поселок Майна. Зимой того же года было проведено обследование 3 конкурирующих створа. В июле 1962 г. экспертная комиссия, возглавляемая академиком А.А. Беляковым, смогла по материалам изысканий выбрать окончательный вариант – Карловский створ.

Collapse )

ИЗ ДОКУМЕНТОВ ОБ ОТКРЫТИИ МОРСКОГО ПУТИ КРУГОМ СЕВЕРО-ВОСТОКА АЗИИ В 1648г.

1645 г. Отписка торгового человека в Якутскую приказную избу о восстании казаков Якутского острога

153-го году июля в 3 день у казенных анбаров соболиных стояли служивые люди на карауле Алешка Коркин, Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев, Лазарко Аргунов. Тово ж числа с утра велено выдать к потписке соболи государевы и тово ж числа извещали торговые люди [239] стольнику и воеводе Петру Петровичю Головину: у казенного де анбара лестницы нет, отнесена де под башню в ворота, а на карауле де стоит у казенных анбаров служивый человек Алешка Коркин один, и ево де посылали по лестницу и он де не идет. И тово ж числа распрашивал стольник и воевода Петр Петрович Головин того де служивого человека Алешку Коркина, а для чево он, Алешка, по лестницу не пошел под башню и Олешка Коркин сказал: для того де яз, Алешка, по лесницу не пошел один: десять на карауле, а товарищи де мои служивые люди Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев, Лазарко Аргунов на карауле в тоя поры не были, розошлись по домам. Июля ж в 4 день стольник и воевода Петр Петрович Головин тех служивых людей караульщиков 3-х человек Данилка Скребычкина, Фетьку Чюкичева, Лазарка Аргунова велел добыть их деньщиком Ивашку Дубову, да Офоньке Медветчику, хотел им дать поученье, бить батоги, потому что приказано им, велено у казенных анбаров стоять им безпрестанно двум человеком, а другим двум человеком велено быть под приказом в потклети безпрестанно для береженья и для сполошного времяни и для пожару. Тово ж числа деньщики, пришед, сказали: служивые де люди караульщики Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев, Лазарко Аргунов не слушают и в приказ не идут и после тово, помешкав, те служивые люди караульщики Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев, Лазарко Аргунов в приказ пришли и стольник и воевода Петр Петрович Головин велел тех караульщиков Данилка Скребычкина с товарищи деньщиком бить батоги и ис сеней служивые люди почали говорить тем караульщикам, велели выбежать из приказу вон и те служивые люди, караульщики, [240] Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев из приказу вон выбежали и стольник и воевода Петр Петрович Головин вышел в сени почал говорить служивым людям: для чево приходят шумом и служивых людей от наказанья отымают: и из служивых людей выступался пятидесятник Мартынко Васильев, почал говорить: не бей де нас, не дадим де бить никово. И стольник и воевода Петр Петрович Головин хотел ево, Мартынка зашибить рукою и Мартынко ухватил стольника и воеводу Петра Петровича Головина за груди и отпехнул от себя прочь и тут же стоя закричал служивой человек тобольской Алешка Коркин – не бей де нас, не бей, не дадимся де бить и стольник и воевода Петр Петрович Головин велел взять ево, Алешку Коркина, служивым людям и служивые люди за нево, Алешку, не приметца нихто. И стольник и воевода Петр Петрович Головин принялся за нево, Алешку, и сам Олешка Коркин принял стольника и воеводу Петра Петровича Головина за груди и поволок из сеней на крыльцо и приволок к порогу к сенному, а кличет к себе служивых людей, а служивые люди стоят на крыльце многие и тюремщики и стоя крычат великим шумом.
Collapse )

Исаак Гольдберг Братья Верхотуровы (1)

I.
В селе Тунгусском Верхотуровы -- Степан, Иннокентий и Клим -- купили лодку и пустились на низ, домой, по вспухнувшей и замутившейся вешними водами Лене. Предстоял веселый и неутомительный путь и все трое радостно укладывали свою поклажу в поместительную лодку. Позади оставалась целая зима тяжелого промысла. Оставались суровые прибайкальские хребты, глубокие долины с помертвевшими елями, поваленными жадными бурями, оставались позади хитросплетенные ожерелья соболиных следов. И все огорчения и мгновенные радости охоты остались там, в ущельях и на хребтах, обвеваемых холодным дыханием священного моря. Раскинулась, раскрывшись навстречу помолодевшему и исполненному лаской солнцу, от хребта к хребту, по-весеннему богатая водами Лена. Еще мутно белеют кой-где по берегам источенные солнцем остатки льдин. Еще не выбросила из недр своих согретая земля первые ростки. Но уже лоснятся иглы на соснах и по-новому желтеют стволы деревьев. И с новым шумом, отдыхавшим долгую зиму, безостановочно несется Лена к далекому океану. И шум воды, однообразный и постоянный, сливается с шумами, текущими с хребтов, из сырых и холодных дебрей таежных, от кудрявых и подвижных тальников. От деревни до деревни плывут Верхотуровы, сторожа ценную поклажу. Вместе с котелками, топорами, ружьями и прочим охотничьим скарбом -- на корме и в носу лодки навалены сумы с добычей. Больше десятка соболей -- один к одному -- добыли братья. Было из-за чего морозиться в нестерпимую стужу. Было из-за чего неделями ходить за хитрым зверьком, умело петлявшим по тайге. На дальней Курейке, ушедшей в сторону от Лены, можно будет с этой добычей поправить хозяйство и сладко отдохнуть до нового промысла...
Collapse )
старина

О наследии Ивана Черского



Мартынов Николай Устинович. Реквием. Могилы русских первопроходцев. 1978 г.

Как известно, Иван Дементьевич Черский скончался во время путешествия вниз по реке Колыме 25 июня 1892 года. Незадолго до смерти, понимая, что ему осталось жить недолго он дал указание жене Мавре Павловне закончить экспедицию. «... Чтобы меня тащили вперёд и даже в тот момент, когда я буду отходить».
Кроме жены в пути по Колыме с Черским был сын Александр и племянник Генрих Дуглас.

Имя Черского сегодня известно всем, кто имеет хотя бы общее представление о географии. В честь него назван огромный горный хребет на Северо-Востоке Сибири, посёлок на нижней Колыме, в Магаданской области хотят создать природный парк "Черский", пока с неясными перспективами.

Сын Черского, Александр Иванович тоже стал учёным и исследователем Дальнего Востока. Основные его научные заслуги в изучении животного мира Приморья. В 1915 году он получил назначение на Командорские острова в качестве смотрителя за пушным и рыбным промыслом. В 1919 году напечатал научную работу "Командорский песец" и снова уплыл на острова, откуда ему уже не суждено было вернуться. На Дальнем Востоке вовсю шла гражданская война, русские суда на Командоры не заходили уже два года. На острове Медном, где жил младший Черский, распоясались браконьеры. (Баллада Р. Киплинга "О трёх котиколовах" относится к более раннему времени, но нравы браконьеров, описанные в ней, к 1920-м нисколько не улучшились). Александр Иванович оказался в незавидном положении - по должности он был обязан пресекать незаконный промысел, но ничего не был в силах сделать. Более того, вынужден был терпеть выходки браконьеров, которые издевались и над местными алеутами, и им самим. В конце концов, не имея связи с большой землёй, он покончил с собой, приняв яд.



Генрих (Иван Осипович) Дуглас с супругой.

Сын сестры Ивана Черского, которую звали Михалина, Генрих Дуглас имел более счастливую судьбу. Во время экспедиции племянник учёного влюбился в девицу Екатерину Степановну Попову, дочь священника из Верхнеколымска. Это круто изменило его жизнь, он поменял веру с лютеранства на православие и остаток своих лет прожил в Покровске, недалеко от Якутска. Имел с женой 12 детей из которых до взрослых лет дожили шестеро. Если верить якутским форумам, там до сих пор живёт немало потомков Дугласов-Поповых.